16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/258/16543.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 22 (258) ноябрь 2014 года

Три стратегии Балтии

Обсуждение целевой модели теплоснабжения стало, пожалуй, главной темой этого года, и ее детали знают на всех уровнях – от главы государства до обычного гражданина, более или менее разбирающегося в данной теме.

Все россияне осведомлены о решении принять в качестве целевой – модель, основанную на регулировании конечной цены посредством определения справедливой цены для потребителей (альтернативной котельной) и наделения единой теплоснабжающей организации функциями «одного окна» для потребителей по поставке всех товаров и услуг в сфере тепла.

Однако будет ли в России принята эта одна из самых главных реформ, если уже сейчас дискуссии превращаются в споры, а реальные решения отодвигаются на неопределенную перспективу?

Эксперты считают, что результаты реформы – очевидны: обновление фондов и сдерживание роста платежей за тепло со стороны потребителей. О том, за счет чего будут обновлены эти фонды, тоже говорят вполне уверенно – нужно привлечь частный капитал, ведь государственных средств, как известно, нет и не будет.

Но как привлечь этот капитал, обеспечить гарантии ему и пообещать потребителям, что их платежи вырастут в определенной величине?

Нужны условия, гарантии, соглашения, которые не будут нарушены. В этом должны быть заинтересованы все стороны предполагаемых реформ: государство, инвесторы и потребители.

Есть мнение, что новую модель рынка теплоснабжения правильно внедрять в ряде пилотных населенных пунктов, и только после анализа результатов нужно принимать решение о целесообразности распространения данной модели на федеральный уровень.

Наши ближайшие соседи давно вышли за рамки проб и опытных внедрений. Многие направления, которые другие страны применили в совершенствовании системы теплоснабжения, сейчас стали полноценными отраслевыми моделями, безусловно, имеющими свои отличия на местах. Мы обратились в дивизионы Fortum в Эстонии, Латвии и Литве, представители которых рассказали, насколько эффективно центральное или независимое теплоснабжение, а также поделились некоторыми рекомендациями в том, как найти оптимальный баланс в теплоэнергетике, который одинаково понравится и производителям, и потребителям, и муниципальным властям.



Приоритеты в заявках

– Для повышения эффективности центрального теплоснабжения необходимы несколько условий, – отметила Оксана Григорьева, руководитель инвестиционной деятельности Fortum в странах Балтии и Финляндии. – В частности, речь идет о поддержке комбинированной выработки тепло- и электроэнергии со стороны поставщика, четком разделении ответственности в развитии теплосети, продаже тепловой энергии, возможности потребителей влиять на собственное потребление и платежи за фактически потребленное тепло по тарифам, которые покрывают затраты на эффективно произведенную и переданную энергию.

На сегодняшний день, по мнению О. Григорьевой, технологические потери в центральном теплоснабжении России составляют около 60 процентов, тогда как, например, в Финляндии эта цифра в три раза меньше.

Основные потери в системе ЦТ происходят за счет постоянного расхода теплоносителя, затрат на электроэнергию, коммерческих потерь (разница между показаниями счетчиков на коллекторах и начислениями по нормативу) в магистральных и распределительных сетях, потерь воды и тепла, а также непосредственно в домах.

Ситуацию можно изменить за счет перехода на новую систему теплоснабжения. К примеру, перейти на переменный расход теплоносителя (частотное регулирование), где отпуск тепла зависит от потребления – это даст порядка 30 процентов снижения тепла. Далее, замена изоляции теплосети даст еще 10 процентов снижения потерь тепла. И наконец, для снижения тепловых потерь в зданиях можно применить автоматическое регулирование потребления тепла (Гкал), где каждый следующий шаг снижает еще и тепловую нагрузку дома (Гкал-ч) – экономия тепла составит 20 процентов и т. д.

По мнению Оксаны Григорьевой, в целом необходима разработка единой государственной стратегии и политики развития теплоснабжения, в том числе и просветительской деятельности в отношении бережного использования ресурсов, например понимание ответственности за общее имущество в доме.

Кроме того, в настоящее время принципы тарифообразования в теплоэнергетике не стимулируют экономические интересы ни поставщиков, ни потребителей. Схема «Затраты +» построена на условно принятых или расчетных показателях, тогда как необходимо определить фактические потери и разработать эффективные мероприятия по их снижению. Метод RAB экономически не интересен вследствие изначально низкой тарифной базы, наложенных ограничений по повышению тарифов, перекрестного субсидирования. И наконец, в России тарифы очень существенно различаются по субъектам Федерации – минимальная и максимальная величины могут отличаться более чем в десять раз. При существующей системе установления тарифов операционные улучшения не имеют экономической обоснованности, так как полученная экономия просто исключается из тарифа.

При этом, полагает Григорьева, в тепловом бизнесе России для инвестора есть привлекательные стороны: высокая доля централизованного теплоснабжения, готовая инженерная инфраструктура, высокая доля выработки тепловой энергии в комбинированной выработке, эффективное использование топливных ресурсов, экологическая составляющая.

Концепция Fortum предусматривает создание устойчивой энергосистемы города. И опыт, примененный компанией в Балтии, показывает очевидные плюсы этого. Компания стремится найти максимальное применение энергии, которая сейчас не используется или расходуется впустую. Речь идет не только об использовании энергии ветра и солнца, комбинированном электричестве и тепле, создании хранилищ для тепловой энергии и холода, но также увеличении доли локального производства энергии и использования альтернативных видов топлива.

Рынок тепла в Эстонии практически весь либерализован – существует законодательное обеспечение этому. Несмотря на то что преимущественное значение в стране имеет центральное отопление, есть территории, где может развиваться локальная энергетика, и руководители муниципалитетов охотно пускают сюда частных инвесторов, которые могут заявить о своих проектах на тендере, однако приоритетное право имеют те, кто предлагает проекты станций, работающих на основе ВИЭ.

В Эстонии несколько лет назад был создан холдинг AS Fortum Tartu, который сегодня является управляющим предприятием принадлежащих концерну коммерческих организаций, занимающихся производством, куплей и продажей теплоэнергии, посредничеством в передаче тепло- и электроэнергии, а также производством и заготовкой топлива. Подразделение, занимающееся непосредственно производством тепло- и электроэнергии – AS Anne Soojus – оперирует в городе Тарту тремя большими котельными, соединенными вместе, а также четырнадцатью маленькими котельными, которые не образуют единой сети. Отличительная особенность предприятия в том, что оно может работать на разном топливе, в том числе и местном – опилки, отходы лесопроизводства, торф, стружка. При этом переключение с одного на другой вид происходит в зависимости от того, какое топливо есть в наличии. К слову, ТЭЦ на биотопливе в Тарту считается одной из самых лучших в стране – ее эффективность достигает 86 процентов.

В качестве примера того, как происходят расчеты потребителей с поставщиками тепла, О. Григорьева рассказала о схеме в Таллине, 65 процентов жителей которого пользуются центральным отоплением. Потребителем фактически является жилищная организация, которая оплачивает счет за тепловую энергию от теплоснабжающей организации. Счет оплачивается ежемесячно, в полном объеме. Действует система штрафов между всеми участниками договора за любую просрочку. Если жилищная организация недополучила средства от собственников – используются резервные средства домохозяйств. В уставе или договоре прописываются взаимоотношения между непосредственными потребителями (собственниками помещений) и жилищной организацией. Жилищные организации выставляют единый счет собственникам за отопление, ГВС, обслуживание теплового узла и внутридомовых систем, а также за общедомовые нужды. Собственники жилья ежемесячно предоставляют показания приборов учета в жилищную организацию. При непредоставлении используются нормативы, оговоренные в уставе. При этом собственники жилья активно вовлечены в деятельность домохозяйств, хорошо осведомлены о текущих расходах и участвуют в планировании расходов на будущее. Существует также множество кредитных и обслуживающих компаний, предлагающих льготные кредиты на обновление коммунальных систем.



Доверие к государству

Латвия считается лидирующей страной в ЕС по количеству многоквартирных домов – 77 процентов такого жилья подключено к центральному отоплению.

– Рынок теплоснабжения Латвии регулируется государственными нормативными актами, регулятором выступает комиссия по регулированию общественных услуг, – отметила Айна Батарага, pуководитель по маркетингу Fortum Латвия. – Она защищает интересы потребителей, определяет методологию расчета тарифа, утверждает тарифы, выдает лицензии на предоставление коммунальных услуг, выступает в качестве третейского судьи, поощряет конкуренцию между поднадзорными предприятиями и следит за выполнением условий лицензии, экологических норм и требований к качеству, технических норм и стандартов. Причем регулируемой услугой считается выработка тепловой энергии и доставка ее до домов, издержки включены в тариф на отопление. А нерегулируемой услугой является поквартирное выставление счетов, то есть распределение стоимости отопления по квартирам и выписка счетов. Эти расходы не включены в тариф, соответственно владельцы квартир оплачивают такие услуги отдельно.

Правительство Латвии не заинтересовано в дальнейшем развитии когенерации, поскольку считает, что в стране построено достаточно таких мощностей и надо их использовать. Теплосети в Латвии принадлежат муниципалитетам, за исключением 5,7 процента, которыми владеют частные компании. Это связано с недоверием жителей страны к частным операторам – в Латвии уверены, что обслуживать тепломагистрали должны муниципалитеты. Для сравнения: в Эстонии частным собственникам принадлежит чуть более 88 процентов сетей.

Как отметила А. Батарага, тепло – самая дорогая услуга ЖКХ в Латвии, несмотря на то что продаваемость этого товара постоянно снижается. За счет реновации домов и экономии жителями тепла потребление тепла сократилось более чем в два раза. Но не только это способствовало экономии.

Своеобразным переворотом в системе централизованного теплоснабжения в Латвии стала программа модернизации, реализованная в Елгаве. Для сведения: ранее в производстве энергии в стране использовался только природный газ и работали котельные, построенные в 1970-х

годах. Fortum стал оператором централизованного теплоснабжения в Елгаве с 2008 года. Общий объем инвестиций компании в 2008‑2013 годах составил порядка 90 миллионов евро. За это время выполнено: обновление системы централизованного теплоснабжения города; создание перемычки между контурами двух тепловых сетей под рекой; замена теплогенерирующих мощностей благодаря запуску БиоТЭЦ в Елгаве, работающей на древесных щепах в режиме когенерации и производящей электрическую и тепловую энергию. Кстати, это крупнейшая и первая в Латвии станция такого типа: электрическая мощность 23 МВт, тепловая – 45 МВт, инвестиции в проект составили 70 миллионов евро.

Помимо этого, Fortum построил первый в Латвии соединительный трубопровод системы теплоснабжения под руслом реки для доставки тепловой энергии от новой когенерационной станции, работающей на биомассе. Общая протяженность трубопровода 1408 метров, из которых 380 метров проходят под рекой. Новая тепломагистраль позволит снизить выбросы CO2 на 75 процентов и достичь эффективности использования топлива в объеме 90 процентов.



Ставки на мусор

– Стратегия правительства Литвы направлена на то, чтобы в перспективе развивать централизованное отопление на основе ВИЭ, поскольку в стране очень ограничены традиционные топливные ресурсы, – рассказал официальный представитель, советник Fortum Литва Андрюс Каспаравичюс. – Таким образом, до 2020 года правительство поставило следующие цели: 20 процентов электроэнергии производить на основе ветра и биомассы, 60 процентов централизованного тепла – из биомассы, в 10 процентах транспорта использовать топливо из возобновляемых источников, достичь ежегодного роста эффективности энергопотребления в объеме 1,5 процента, сократить выбросы CO2 и обеспечить 30‑40 процентов экономии тепла в централизованной системе отопления.

По мнению А. Каспаравичюса, в секторе теплоснабжения должна непременно присутствовать конкуренция. В настоящее время на литовском рынке тепла работают 32 независимых оператора, около 50 процентов этого рынка делят между собой пять крупных игроков, Fortum в этой пятерке является лидирующим, обладая 18 процентами этого сегмента.

Бороться за клиента – значит изменить себя – такое негласное правило взяла компания в поисках новых направлений в тепловом секторе. Проведя исследования жилого фонда, специалисты компании выяснили, что из

37 800 литовских многоквартирных домов в 24  000 энергия потребляется неэффективно, а в 4000 домов самое худшее состояние. И несмотря на то что часть домов и административных зданий прошли реконструкцию, для энергоэффективности только этого было недостаточно.

Руководство страны пошло по другому пути, нацелившись на переход с традиционного топлива – природного газа – на его альтернативные варианты. Тем более, если учесть, что до недавних пор Литва покупала газ у России по самой высокой цене в Европе.

Кроме того, в рамках Национальной энергетической стратегии в Литве запланировано строительство трех мусоросжигательных заводов вблизи трех крупнейших городов: Вильнюса, Каунаса и Клайпеды. Таким образом, проблема выбора альтернативного топлива была отчасти решена. Если в 2013 году доля природного газа составляла 61 процент, а на ВИЭ приходилось чуть более 33 процентов, то независимые производители тепла готовы на основе ВИЭ обеспечить 72 процента тепла и примерно 28 процентов на ископаемом и прочем топливе. За счет внедрения новых станций, включая работающую на отходах, а также мусоросжигающего завода стоимость единицы тепла за год в среднем снизилась на 2 евро, составив, например, в Клайпеде 5,44 евро в этом году против 7,11 евро – в прошлом.

Станция в Клайпеде работает преимущественно на отходах, биотопливо составляет лишь треть всего объема. Стоит отметить, что в процессе переработки отходов за основу взята шведская модель, предполагающая сортировку мусора прямо на свалке. И в настоящее время в Литве работает десять центров управления отходами. Об этом мы расскажем в одном из следующих номеров «ЭПР». Благодаря внедрению новых проектов Литве удалось существенно снизить зависимость от импортного топлива, установить более стабильные цены на отопление, снизить затраты на обустройство новых свалок, сократить количество отходов на них в четыре-пять раз и существенно улучшить качество окружающей среды. Это же способствовало усилению конкуренции между поставщиками теплоэнергии и стало одной из крупнейших инвестиций в «зеленую отрасль» в Литве – стоимость проекта станции и завода составила около 35 миллионов евро.

Варианты обновления схем производства теплоэнергии опробованы многими странами. Каждая делает свои выводы, исходя из того, какой была система до модернизации и какой она стала если не по окончании, то в процессе «перестройки». Даже если не брать во внимание расчетные данные, очевидно, что переход к новым моделям позволит строить самые современные ТЭЦ, обновлять и модернизировать устаревшие электростанции без дополнительной нагрузки на потребителей. По данным Fortum, за последние двадцать лет потребление тепла промышленностью сократилось вдвое (перешли на собственные источники тепла). Возврат этих потребителей на комбинированные источники позволит ТЭЦ существенно увеличить отпуск теплоэнергии и одновременно повысит эффективность производства электрической энергии. Производство тепловой энергии Fortum на объектах в России в 2013 году составило более 207 миллионов Гкал, из них 90 процентов произведено комбинированными ТЭЦ. В целом доля парогазовой генерации в установленной электрической мощности станций компании выросла в два с половиной раза по сравнению с 2012 годом.

Инвестиционные проекты Fortum ТЭЦ, работающие в странах Балтии:

Тарту, Эстония: ТЭЦ, работающая на биотопливе и торфе. Электрическая мощность 25 МВт, тепловая мощность 50 МВт. В эксплуатации с 2009 года. Сумма инвестиций 75 миллионов евро.

Пярну, Эстония: ТЭЦ, работающая на биотопливе и торфе. Электрическая мощность 23 МВт, тепловая мощность 45 МВт. В эксплуатации с 2010 года. Сумма инвестиций 80 миллионов евро.

Клайпеда, Литва: ТЭЦ, работающая на отходах. Электрическая мощность 20 МВт, тепловая мощность 50 МВт. В эксплуатации с мая 2013 года. Сумма инвестиций 130 миллионов евро.

Автоматизация в энергетике

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.