16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/249/16225.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (249-250) июль 2014 года

Валентин Лохманов: «Обычная игровая ситуация, только мяч не на нашей части поля»

Тема номера Беседовала Ирина КРИВОШАПКА

Планы по развитию энергетики Дальнего Востока нужны не столько для того, чтобы ликвидировать дефицит энергоснабжения, сколько для решения системной задачи: сформировать узлы трансрегиональной электрической сети Востока России от Колымы до Байкала.

Иными словами, речь идет о создании новой энергетической географии территории. Однако большие планы часто сопровождаются не менее серьезными трудностями. Недостаток внебюджетных средств, слабый интерес инвесторов, ограниченные возможности энергетических компаний, надежды на федеральное финансирование и крайняя необходимость обновления и строительства генерации и сетевого комплекса для новых центров нефтегазодобычи, экспортных поставок голубого топлива в Китай, а также освоения золоторудных месторождений – об этом и не только мы побеседовали с заместителем директора по инвестициям ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» Валентином Лохмановым.

– Несмотря на географическую отдаленность, Дальний Восток все же числится в приоритетных территориях по перспективам развития и находится под вниманием и контролем главы государства: в регионе велось строительство энергетической инфраструктуры для АТЭС-2012, за последние годы реализована Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013», осуществлены проекты на обособленных территориях – остров Русский тому подтверждение. Так ли оптимистично выглядит реализация масштабных планов на практике?

– Внимания уделяется очень много. И делается немало. Тот же Саммит АТЭС было решено провести во Владивостоке только благодаря решению президента Путина, хотя существовала альтернативная, лучше подготовленная на момент принятия решения, площадка в Санкт-Петербурге. Другой замечательный пример – решение о создании новых центров добычи и переработки нефти и газа, о создании энерготранспортной инфраструктуры, амбициозный проект экспорта газа в Китай. Тем самым предопределено одно из основных направлений развития нашего макрорегиона в XXI веке – превращение в энергетическую житницу России.

Конечно, реализация проектов комплексного развития территорий, освоение промышленного и ресурсного потенциала региона невозможны без развития базовой электроэнергетической инфраструктуры. ОАО «ДВЭУК» последние пять лет стало компанией, которая управляет основным объемом государственных инвестиций, направляемых из федерального бюджета на развитие электро­энергетической инфраструктуры Дальнего Востока. С 2009 года через компанию инвестировано более 55 миллиардов рублей бюджетных средств в электроэнергетику региона. Расскажу о наиболее значимых из реализованных и реализуемых нами в настоящее время инвестиционных проектах с финансированием из федерального бюджета и собственных источников.

Первая группа проектов – это обеспечение энергоснабжения Саммита АТЭС-2012. Одним из существенных результатов реализации проекта стало создание современного энергетического кластера острова Русский, включающего в себя теплоэлектростанции, электросетевые объекты. По существу это пример создания инфраструктурного задела развития территории на десятилетия вперед. Вторая группа реализованных проектов, причем вторая по перечислению, а не по своей значимости, – это проекты в Якутии, направленные на обеспечение внешнего электроснабжения объектов одного из крупнейших государственных индустриальных проектов последнего десятилетия – нефтепровода трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО) и централизацию электроснабжения потребителей отдельных районов Якутии, а также выдачу запертой мощности каскада Вилюйских ГЭС и Светлинской ГЭС. Один из реализованных нами проектов в Якутии – строительство линии протяженностью 1,5 тысячи километров «Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй» (это крупнейшая электросетевая стройка на Дальнем Востоке за последние годы). Для ее строительства из федерального бюджета выделено почти 36 миллиардов рублей, плюс около 4 миллиардов рублей мы добавили из собственных средств.

Особый проект реализован в Амурской области – это строительство энергокольца 110 кВ вокруг Благовещенска. Хотя в полном проектном объеме стройку осуществить не удалось в связи с недостаточным финансированием, но удалось реконструировать и построить наиболее приоритетные для обеспечения энергобезопасности города электросетевые объекты. Наконец, группа электросетевых проектов, реализуемых в Магаданской области. В этом году мы закончили строительство высоковольтной линии «Центральная – Сокол – Палатка», которая снижает риски нарушения энергоснабжения потребителей города Магадана, в частности областного аэропорта «Сокол», и ряда районов области. Вместе с другим реализуемым нами в настоящее время инвестиционным проектом (строительство линии «Оротукан – Палатка – Центральная») линия «Центральная – Сокол – Палатка» формирует основу для освоения Яно-Колымской золоторудной провинции и создания высокотехнологичного производственного кластера в сложнейших климатических условиях Магаданской области.

Если нанести все перечисленные проекты на карту макрорегиона, отчетливо станет видно, что большинство инвестиционных проектов направлены не только на ликвидацию локальных ограничений и частных проблем энергетики отдельных регионов Дальнего Востока, они решают системную задачу: определяют узлы новой трансрегиональной опорной электрической сети Востока России от Колымы до Байкала, а значит, и новой энергетической географии территории. Таким образом, наиболее острые вопросы, связанные с обеспечением энергетической безопасности важнейших для экономики макрорегиона проектов развития, пока снимаются своевременно.

– Есть ли объекты, которые, вопреки сформированным планам, остались только на бумаге? По каким причинам и какова дальнейшая судьба таких проектов?

– Да. Наиболее яркий пример – вышеупомянутое строительство энергокольца в Благовещенске. Нам удалось снять остроту проблемы с энергоснабжением потребителей города за счет строительства и реконструкции первоочередных электросетевых объектов, предусмотренных проектной документацией, но полностью проект не реализован. Причина простая – недофинансирование из федерального бюджета и исчерпание лимита собственных источников компании. Проект предусмотрен федеральной целевой программой «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» с финансированием в объеме одного миллиарда рублей из федерального бюджета и в объеме 400 миллионов рублей из внебюджетных источников. Мы направили на реализацию проекта около 500 миллионов рублей собственных средств, что существенно превышает предусмотренный федеральной целевой программой объем внебюджетного финансирования, а из федерального бюджета была направлена только половина из необходимой суммы – то есть 500 миллионов рублей.

Совместно с администрацией Амурской области мы неоднократно направляли в Минэнерго России заявки и обоснования на предоставление из федерального бюджета необходимых средств для завершения проекта. Однако наши запросы остались без удовлетворения.

Ситуация усложнилась тем, что в новой редакции «Восточной» ФЦП до 2018 года вообще нет благовещенского кольца. Поэтому в 2014 году мы приняли решение прекратить дальнейшую реализацию инвестиционного проекта, завершив начатые работы. Уведомили о своем решении администрацию Амурской области, Мин­энерго, ОАО «РАО ЭС Востока», а также ОАО «ДРСК». Но это всё – обычная игровая ситуация. Только мяч не на нашей части поля.

– Понятно. Узкие места в электроснабжении города Благовещенска устранены. Однако, если не ошибаюсь, прекращение реализации проекта из‑за недостатка финансирования сопровождается риском приостановки других, не менее важных для региона объектов. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию, какие объекты могут быть приостановлены?

– Город растет, появляются новые потребители, которых нужно подключать. Строительство второй очереди Благовещенской ТЭЦ – это один из четырех «президентских» объектов дальневосточной инвестпрограммы «РусГидро». Новую мощность нужно выдавать, в том числе городским потребителям. Благовещенское энергокольцо как раз и предусматривает создание энергетического резерва развития города. И в связи с этим, я думаю, положительное решение о строительстве электросетевых объектов, необходимых для выдачи мощности и присоединения потребителей, будет принято, а реализация крупных проектов при этом приостановлена не будет. Тем более что самые острые ограничения мы сняли. Вызывает опасения только вероятный сценарий развития событий: спячка – раскачка – горячка.

– Как вы считаете, насколько соответствует финансирование строительства новых объектов планам? Достаточно ли выделяют федеральный, региональный бюджеты? Как вообще решается вопрос инвестиций в регион Дальнего Востока или отдельных территорий?

– Давайте с последнего вопроса начнем, пойдем от общего, индукция энергетикам ближе. Инвестиционные ресурсы операционных энергокомпаний и даже субъектов РФ – несопоставимы с масштабами необходимого развития энергетической инфраструктуры территории. Операционные электроэнергетические компании Дальнего Востока сосредоточены на своих «бытовых» проблемах, их инвестиционные возможности ограничены тарифной выручкой, которой не хватает даже на простое воспроизводство. Частного инвестора энергетика Дальнего Востока не интересует: далеко, дорого, долго, соответственно, рискованно. Поэтому примеров масштабных инвестиций в электроэнергетическую инфраструктуру Дальнего Востока на условиях срочности, доходности, возвратности нет. Что‑то, конечно, строится за счет средств частных инвесторов, но это не самостоятельные бизнес-проекты, это происходит сейчас от большой нужды.

Но, конечно, сложившаяся ситуация с внебюджетными инвестициями в энергоинфраструктуру региона совершенно не означает, что строить ничего не нужно. Вот поэтому все новые инфраструктурные проекты в электроэнергетике осуществляются и предполагается в обозримом будущем осуществлять, преимущественно за счет средств федерального бюджета. Альтернативы, достойной внимания, пока нет. Причем это касается не только электросетевого строительства, но и генерации. Решение президента России о докапитализации «РусГидро» на 50 миллиардов рублей, которые будут направлены на строительство четырех современных тепловых электростанций в регионах Дальнего Востока, – лучшее подтверждение.

Наиболее распространенной формой бюджетных инвестиций в электроэнергетику, в том числе Дальнего Востока, является взнос денежных средств в уставные капиталы отраслевых компаний в обмен на акции. Хозяйствующий субъект, например ОАО «ДВЭУК», принимает обязательства направить полученные бюджетные средства на сооружение конкретных объектов электроэнергетики в соответствии с федеральной адресной инвестиционной программой.

Главный системный риск развития энергетической инфраструктуры Дальнего Востока заключается в несоответствии стратегических государственных планов (госпрограмм) оперативным кратко- и среднесрочным планам строительства объектов. Так, в текущей редакции ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» предусматривается финансирование всего лишь одного энергоинфраструктурного проекта в 2014‑2015 годах на весь Дальний Восток – это строительство линии 220 кВ «Оротукан – Палатка – Центральная» в Магаданской области.

Абсолютно понятно, что вся страна в ближайшие годы будет жить в условиях бюджетных ограничений. Федеральный бюджет на 2012, 2013, 2014 годы предусматривал общие расходы Минэнерго России в объемах 56,9 миллиарда рублей, 34,58 миллиарда рублей и 21,6 миллиарда рублей, соответственно. Кроме очевидного общего сжатия министерского бюджета, нельзя упустить еще одну негативную тенденцию – внутриведомственное изменение приоритетов финансирования инвестиционных проектов. Это подтверждает простой анализ. Если общий бюджет Минэнерго России в 2014 году уменьшился по сравнению с 2012 годом в 2,6 раза, то финансирование строительства электроэнергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке из ведомственного бюджета сократилось почти в семь раз – до 3,75 миллиарда рублей! Такое ускоренное снижение инвестиций в развитие электроэнергетической инфраструктуры именно Дальнего Востока совсем не соответствует государственным планам ускоренного развития макрорегиона.

Исправлять сложившуюся ситуацию необходимо, конечно, с расширения действующей ФЦП. Не могу оставить без внимания другой проблемный аспект бюджетных инвестиций. Нам приходится изыскивать дополнительные источники финансирования строительства объектов из‑за недостатка бюджетных средств. Но бывает иначе. После ввода в эксплуатацию объектов на счетах остается часть денежных средств, полученных из бюджета в обмен на доли в уставном капитале. Эти остатки по нескольким проектам достигают сотен миллионов рублей. У нас – около одного миллиарда рублей таких средств. Причины формирования остатков различны: экономия либо приостановка реализации проекта на неопределенный срок и т. д. Действующее законодательство однозначно не определяет порядок дальнейшего использования остатков. Принимая во внимание, что остатки образовались из средств, полученных нами из федерального бюджета, то есть выделенных на строительство конкретных объектов, простое перераспределение средств на другие проекты решением менеджмента определяет правовые (вплоть до уголовного преследования) и процедурные риски для менеджмента компании и должностных лиц главного распорядителя бюджетных средств.

По данному вопросу мы подготовили свои предложения по формированию и закреплению правил использования остатков средств и представили в Министерство энергетики. Решения пока нет. Конечно, учитывая, что по некоторым проектам есть дефицит финансирования, вопрос с вовлечением остатков в хозяйственный оборот хотелось бы решить как можно скорее.

– Правильно ли я понимаю, что сформировавшиеся остатки при наличии соответствующего механизма перераспределения можно было бы направить на завершение иных проектов, например в Благовещенске?

– Правильно. Это будет рачительнее, чем держать эти средства на счетах в банке и смотреть, как они обесцениваются.

– Насколько серьезно сказываются сложности географического, геологического или климатического характера на строительстве энергетических объектов? Какие изменения и где были внесены в соответствии с индивидуальными характеристиками местности?

– Географические, природно-климатические факторы мы учитываем уже на этапе подготовки проектной документации. Любые технические решения, принимаемые при реализации инвестиционных проектов, основываются на тщательно проведенных инженерных изысканиях. Мы работаем только с надежными проектными организациями. Поэтому, когда идет строительный этап реализации проекта, каких‑то особых сюрпризов мы не встречаем. Конечно, совсем избавиться от влияния природы и человека на ход строительства вне наших возможностей. Такие трудно прогнозируемые природные и техногенные события, как лесные пожары, крайне низкие температуры, наводнение либо обмеление рек (определяет сроки доставки грузов по рекам), оказывают влияние на сроки выполнения отдельных работ, определяют необходимость внесения изменений в календарные графики строительства. Но основные проектные решения при этом не изменяются. Для устранения негативного влияния указанных выше факторов на процесс строительства огромное значение имеет квалификация персонала подрядной строительной организации. Простой пример. При строительстве ВЛ 220 кВ Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй с отпайкой до НПС № 14 на участке линии Олекминск – НПС № 14 было предусмотрено строительство двух воздушных переходов через реки Олекма и Лена протяженностью 800 и 1000 метров соответственно. Воздушный переход такой протяженности – это сложнейшее инженерно-техническое сооружение: тонны металла, бетона. Вокруг снег, болото, зимой минус 45 градусов по Цельсию. Построить участок нужно было в кратчайшие сроки. Так вот наши подрядчики применили изготовленную по спецзаказу технику, нетипичные для решения подобной задачи машины – вертолеты, суда на воздушных подушках, снегоболотоходы и др. В результате участок линии поставлен под напряжение ранее нормативных сроков.

– Насколько это увеличило стоимость строительства?

– В практике ДВЭУКа не было превышения фактической стоимости строительства сметной стоимости по причине природных условий. А вот добиться существенного снижения стоимости строительно-монтажных работ (до 20 процентов) по сравнению со стоимостью, предусмотренной документацией, получается за счет проведения конкурсного отбора генподрядной строительно-монтажной организации.

– Как в целом выглядит программа по строительству новых объектов на перспективу? Насколько она отличается от, допустим, планов начала 2000‑х годов, изменилась ли инвестиционная составляющая?

– В начале века было слово. Теперь есть конкретные дела, амбициозные, но вполне реалистичные планы. В целом ближайшие и среднесрочные планы строительства объектов электроэнергетики на ДВ увязаны с проектами освоения промышленного, ресурсного, экспортного потенциала региона. Так, построенная ДВЭУКом для энерго­снабжения объектов ВСТО на западе Якутии линия Чернышевский – Пеледуй стала основой для обеспечения внешнего электроснабжения других крупных промышленных проектов. В 2013 году мы совместно с золотодобывающей компанией «Полюс Золото» приступили к строительству трансрегиональной линии Пеледуй (Якутия) – Мамакан (Иркутская область). Приоритетная задача строительства этого объекта – обеспечить надежность энергоснабжения потребителей Бодайбинского района Иркутской области, в том числе золоторудных месторождений Сухой Лог, Чертово Корыто, Вернинское. Сопутствующим системным эффектом от строительства является возможность выдачи запертой мощность каскада Вилюйских ГЭС и Светлинской ГЭС, расположенных в Якутии, потребителям Иркутской области. Одновременно со строительством линии приближается решение исторической системной задачи – интеграция энергетически изолированных районов Якутии в ОЭС Сибири. Последнее формирует энергетическую основу для использования транспортного потенциала восточносибирской части БАМа. Многие из перечисленных задач были поставлены президентом РФ на совещании в Хакасии в августе 2013 года. Первый этап проекта (строительство одной из двух цепей линии) реализуется за счет средств наших партнеров – ОАО «Полюс Золото». ДВЭУК заканчивает проектирование объектов второго этапа и ведет работу по привлечению бюджетного финансирования.

Несколько лет назад мы выступили с предложением по обеспечению внешнего энергоснабжения промыслов нефтегазоносной провинции на юго-западе Якутии за счет создания Чаяндино-Талаканского энергокольца. После завершения строительства линии Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй, которая проходит вдоль основных месторождений углеводородов, проект существенно приблизился к реализации. Появились реальные заявки от потребителей – нефтяников и газовиков. Сейчас проект мы обсуждаем с администрацией региона, с крупными потребителями.

В Магаданской области совместно с администрацией региона выступаем с инициативой строительства электросетевых объектов для энергообеспечения новых золотодобывающих мощностей Яно-Колымской золоторудной провинции. Причем здесь также решается системная задача – обеспечивается загрузка Усть-Среднеканской ГЭС.

В более отдаленной перспективе (к концу десятилетия) мы не исключаем реализацию еще одного системного электроэнергетического проекта – объединения энергосистем Магаданской области, Якутии, ОЭС Востока по линии Майя – Хандыга – Теплый ключ – Усть-Нера – Нера Новая. Нужно отметить, что перечисленные проекты пока не обеспечены бюджетным финансированием.

Вообще, за годы работы на Дальнем Востоке ОАО «ДВЭУК» проявило себя не только как оператор проектов развития. Очень важно и то, что компания зарекомендовала себя в качестве отраслевого центра компетенции, отраслевой фабрики смысла по вопросам развития энергетики восточных провинций России.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 13-14 (249-250) июль 2014 года:

  • Сергей Собянин: человек-компьютер, или От мэра Когалыма до мэра Москвы
    Сергей Собянин: человек-компьютер, или От мэра Когалыма до мэра Москвы

    Третий мэр Москвы Сергей Собянин считается среди крупных российских чиновников человеком нейтральным, не принадлежащим ни к одной из властных группировок и вместе с тем преданным президенту Владимиру Путину. ...

  • «Севкабель» представил Акватрон® и разыграл призы для партнеров
    «Севкабель» представил Акватрон® и разыграл призы для партнеров

    Новинка Акватрон® и призы для клиентов в честь 135‑летия «Севкабеля» на выставке «Энергетика и электротехника». ...

  • Липецкий пар продадут по договоренности

    ОАО «Квадра», один из крупнейших поставщиков тепла в регионах Центрального федерального округа, сообщает об отмене регулирования тарифа на пар для потребителей Липецкой области начиная с 1 января 2015 года. ...

  • Объять необъятное: как узнать обо всех изменениях в техническом регулировании НГК
    Объять необъятное: как узнать обо всех изменениях в техническом регулировании НГК

    В нефтегазовой отрасли России сейчас происходят глобальные процессы. Это и подписание исторического контракта с Китаем, и последствия украинского кризиса, и сложности со строительством «Южного потока», и многое другое. На этом фоне некоторые не столь масштабные, но не менее значимые события отрасли могут остаться незамеченными. Чтобы не упустить ничего важного, рассмотрим последние изменения, произошедшие в нормативной базе нефтегазовой...

  • Энергия любви
    Энергия любви

    О, сколько копий сломано на турнире под названием «любовь»! За всю историю человечества миллионы воинов положили свои сердца на плаху неразделенной любви. ...