16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/248/16176.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 12 (248) июнь 2014 года

«У ядерной энергетики две проблемы: истощение природных ресурсов и ОЯТ»

В этом году лауреатами международной энергетической премии «Глобальная энергия» стали шведский ученый Ларс Гуннар Ларссон и россиянин Ашот Саркисов. Они удостоены награды «за выдающийся вклад в повышение безопасности атомной энергетики и вывод из эксплуатации ядерных объектов».

Поздравляя лауреатов на Петербургском международном экономическом форуме, председатель правления «Роснефти» Игорь Сечин назвал премию технологическим спутником Нобелевской, а председатель наблюдательного совета партнерства «Глобальная энергия» академик Николай Лаверов выделил премию этого года как экологическую.

Накануне форума в рамках лауреатской недели в Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете «ЛЭТИ» прошел научно-практический симпозиум «Энергия мысли», на котором выступили оба лауреата.

Ученые говорили как о проделанной работе, так и о новых опасностях.



«Загрязнение более страшное, чем от испытаний ядерного оружия…

…грозило Арктике, – сказал Ашот Саркисов на симпозиуме, – и, в частности, Мурманску, Архангельску и Гремихе».

Напомним, что премия «Глобальная энергия» – это награда за выдающиеся научные исследования и разработки в области энергетики, содействующие повышению эффективности и экологической безопасности источников энергии в интересах всего человечества. С 2003 года она была вручена тридцати одному ученому из десяти стран. Ответственность по выбору лауреатов лежит на Международном комитете по присуждению премии, в состав которого входят двадцать пять ученых из десяти стран. Премия учреждена в России при поддержке российских энергетических компаний – «Газпрома», «Сургутнефтегаза» и ФСК ЕЭС.

Напомним также, что Ашот Саркисов – уникальное явление даже если судить по сухим строчкам биографии: вернулся с Карельского фронта на студенческую скамью в 1945 году, начал учить первых инженеров для атомного подводного флота в Севастопольском высшем военном-морском инженерном училище в 1956‑м, защитил кандидатскую и докторскую диссертации, стал академиком РАН в 1994 году и лауреатом премии правительства РФ в области науки и техники в 2013‑м. Вышел в отставку в звание вице-адмирала и многие годы принимает активное участие в работе РАН и Национальной академии наук США по проблемам нераспространения ядерного оружия.

Физик-ядерщик Ларс Ларссон – член Шведской Королевской академии технических наук, эксперт в области обеспечения безопасности на АЭС и утилизации радиоактивных отходов, работал в Шведской инспекции по атомной энергетике и в Департаменте атомной и радиационной безопасности Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

По сути, совместная работа ученых началась десять лет назад, после четырех конференций «Россия – НАТО», когда стало ясно, что без международной помощи Россия не справится с ликвидацией последствий холодной войны. Финансирование работ планировалось в рамках «Ядерного окна» фонда «Экологическое партнерство Северного измерения» (NDEP), который был основан в 2002 году. Средства фонда складывались из взносов ЕС, девяти европейских стран, Канады и России.

Условие для выделения денег – разработка комплексной программы по утилизации атомного флота, выведенного из эксплуатации, и связанной с ним инфраструктуры. Разработка этой программы, позже названной стратегическим мастер-планом (СМП), была поручена академику Саркисову. СМП был принят международным сообществом в конце 2004 года.

По словам Ларса Ларссона, до появления Ашота Саркисова не было общей стратегии в вопросе утилизации опасных объектов и не было ясности, «что можно делать на средства ЕБРР и что могут реализовать Швеция и Россия на двусторонней основе. При условии, что у ЕБРР много денег, но все продвигается очень медленно, а у шведской стороны нет таких денег, но есть гибкость и мобильность в принятии решений».

Есть и важнейшие конкретные задачи, которые были решены благодаря СМП. В частности, были выделены приоритеты в деле реабилитации: наиболее опасны не атомные подводные лодки (АПЛ), а береговые технические базы, и на них были сосредоточены максимальные усилия.

Выяснилось также, и это, возможно, единственный случай в российской практике, что на реализацию СМП нужен 1 миллиард евро, а не 2, как предполагалось до его разработки. И именно это уточнение послужило толчком к скорейшему продвижению проекта.

«В результате нашей работы, – сказал Ашот Саркисов в заключение лауреатской речи на симпозиуме, – в 2013 году впервые количество реакторных отсеков, размещенных в пунктах длительного хранения, стало превосходить количество АПЛ, выведенных из эксплуатации на плаву.

Огромная работа по реабилитации Арктики выполнена коллективом ученых, инженеров и рабочих, которым надо поклониться. И нашим зарубежным партнерам, в частности Ларсу Ларссену, тоже. Утилизация АПЛ – уникальный пример эффективного международного сотрудничества в области решения масштабной экологической проблемы».



«Сегодня меня волнует проблема, которой руководство страны не занимается, –

– объекты с ядерным топливом и радиоактивными отходами, затопленные в 1960‑70-е годы в Карском море. Мой интерес к утилизации выведенного из эксплуатации российского атомного флота и объектов его инфраструктуры остыл, и два года я уже не занимаюсь этой тематикой. В Карском море затоплено девятнадцать судов до верха загруженных контейнерами с радиоактивными отходами, 735 всевозможных радиоактивных конструкций и блоков ядерных энергетических установок, свыше 17 тысяч контейнеров с твердыми радиоактивными отходами. Сегодня есть острая необходимость выявить объекты, которые нужно поднять в первую очередь», – считает Ашот Саркисов.

По его мнению, необходима экологическая реабилитация всего этого района еще и потому, что именно в этом месте обнаружены основные запасы нефти и газа на шельфе, которые планируют разрабатывать «Роснефть» и British Petroleum. Одновременно академик объяснил: «В первую очередь надо поднимать две АПЛ: К-27, которая лежит на глубине 33 метра, и К-159 – на глубине 150 метров с ядерным топливом на борту. Если 4‑5 килограммов воды попадут в активную зону реактора, есть реальная опасность возникновения неуправляемой цепной реакции».

Отвечая на вопрос «ЭПР» о разработке новой госпрограммы по Арктике и стоимости ее реализации, ученый сказал: «К сожалению, государственной программы в этом направлении нет. Я пытаюсь, используя авторитет РАН, привлечь интерес правительства. Написали письмо Владимиру Путину, президент дал поручение Дмитрию Рогозину, но пока подвижек, которые бы меня удовлетворяли, нет.

Полностью очистить Арктику невозможно и не нужно: контейнеры с твердыми отходами, наверно, целесообразно оставить, а вот объекты с отработанным ядерным топливом надо поднимать. Стоимость этих работ, я думаю, будет намного ниже, чем 1 миллиард евро, то есть стоимости работ по утилизации огромного количества АПЛ, выведенных из эксплуатации, и всей тяжелой инфраструктуры. Тут международные организации не нужно привлекать, сами справимся».

Переходя к совершенно другому вопросу – взгляду лауреатов премии на энергетику будущего, надо сказать о некоторой парадоксальности их суждений в контексте предыдущей темы: «Одно из самых перспективных и безопасных направлений – ядерная энергетика, – говорит Ашот Саркисов. – За все время существования атомной энергетики непосредственно от радиационного воздействия погибло 59 человек, в то время как в обычной энергетике ежегодно гибнут тысячи, а если учесть всю цепочку – добыча, транспортировка, то еще на два порядка больше. Даже, когда говорят об аварии на Фукусиме, надо помнить, что тысячи человек погибли от цунами и фактически никто от ядерного воздействия».

В то же время ученый объясняет субъективные страхи людей, заложенные в ядерной энергетике, как побочном продукте ядерного оружия и объективные потенциальные опасности использования ядерной энергии: «На самом деле у ядерной энергетики две проблемы – истощение природных ресурсов и ОЯТ, и обе в большой степени решаются при использовании реакторов нового поколения (на быстрых нейтронах). В них при любой ситуации оперативный запас реактивности никогда не превышает критического значения. Кроме того, реакторы на быстрых нейтронах упрощают проблему с радиоактивными отходами, резко уменьшают объем долгоживущих ядерных отходов. Од новременно переход на новый вид реакторов позволит использовать уран 238, который в основном и встречается в природе, что важно при истощении запасов урана 235.

Во многих странах интенсивно работают над этим направлением, в частности, у нас в рамках программы «Росатома» «Прорыв». У нас разработки в области атомной энергетики находятся на вполне современном уровне, хотя говорить, что они лучшие в мире, я бы не стал. Тем не менее неудивительно, что китайцы ориентируются на нас, но не все ориентируются на нас, некоторые предпочитают американские разработки».

Отвечая на вопрос нашей газеты о перспективах использования термоядерной энергии, Ашот Саркисов сказал, что это направление чрезвычайно важно и не случайно им занимается международное сообщество: «Идея использования энергии управляемого термоядерного синтеза в научном плане, безусловно, должна рассматриваться и всесторонне исследоваться, хотя большого оптимизма по поводу сроков реализации этой идеи у меня нет».

Ларс Гуннар Ларссон солидарен с коллегой в вопросе перспективности и безопасности атомной энергетики: «По данным МАГАТЭ, в мире работают 435 реакторов, которые в основном уже вырабатывают свой ресурс, и поэтому крайне важны работы молодых ученых в области, которая дает потрясающие возможности».

Шведский ядерщик напомнил и о роли Всемирной ассоциации ядерной безопасности, которая была создана в 1989 году в Москве. По его мнению, новая культура обеспечения безопасности «ЧТО» (человек, технология, организация), которую исповедует ассоциация, весьма эффективна, несмотря на катастрофу на Фукусиме: «К сожалению, это катастрофа с маркировкой «сделано в Японии», при всем уважении к японской культуре. Мы должны отчетливо понимать, как обеспечение ядерной безопасности вступает во взаимодействие или, может быть, в конфликт с особенностями национальной культуры. И мы должны продолжать анализировать ситуацию с обеспечением ядерной безопасности в целом по отрасли».

Общее резюме таково: чем больше АЭС будет введено в строй, тем меньший процент аварий будет зафиксирован, как это происходит в авиации.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 12 (248) июнь 2014 года:

  • ГИС приходят в сети
    ГИС приходят в сети

    Геоинформационные системы – универсальный инструмент, востребованный практически во всех отраслях российской энергетики – от распределения электроэнергии до добычи углеводородов, от теплоснабжения до возобновляемой энергетики. ...

  • «Псковэнерго» обеспечит мощностью лесозавод «Судома»
    «Псковэнерго» обеспечит мощностью лесозавод «Судома»

    Псковский филиал МРСК Северо-Запада обеспечит выдачу 5 МВт мощности новому лесозаготовительному предприятию в Дедовичском районе по ВЛ 110 кВ «Дедовичская-1». На сегодняшний день в работе находится заявка ООО «Лесозавод Судома» на обеспечение производству третьей категории надежности электроснабжения. Как сообщили в управлении перспективного развития и технологического присоединения «Псковэнерго», центром питания Судомы станет Пск...

  • Петербургский экономический форум: ожидаем изменения в промышленном секторе
    Петербургский экономический форум: ожидаем изменения в промышленном секторе

    Группа компаний «Севкабель» – участник Петербургского международного экономического форума-2014. ...

  • Для новой футбольной арены в Калининграде построят подстанцию
    Для новой футбольной арены в Калининграде построят подстанцию

    В рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года в Калининграде построят объекты энергообеспечения общей стоимостью около 2 миллиардов рублей. ...

  • Олимпийский опыт поможет сетевикам
    Олимпийский опыт поможет сетевикам

    ЗАО «РТСофт» подписало соглашение о партнерстве и стратегическом сотрудничестве с ОАО «Энергострой-М. Н.». Компании объединят свои научно-технические, инженерные и коммерческие усилия для совместных работ над новыми проектами. ...