16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/221/14997.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09 (221) май 2013 года

Трубы России вышли в лидеры

Производство для энергетики Беседовала Ольга МАРИНИЧЕВА

Российские теплоснабжающие компании приступают к сезону ремонтов, закладывающему запас прочности будущего отопительного периода.

Важнейшая задача, позволяющая избежать будущих ЧП, – внимательный отбор подрядчиков и поставщиков, в том числе и поставщиков, отвечающих за качество трубной продукции. Как оценивают возможности российской трубной промышленности российские энергокомпании, на каких принципах построен отбор поставщиков, к каким предосторожностям, позволяющим оценивать качество труб, прибегают энергетики?

На вопросы «ЭПР» отвечают директор филиала № 13 «Энергокомплект» ОАО «МОЭК» Вадим Болотин, руководитель департамента топливообеспечения, закупок и логистики ЗАО «КЭС» Юрий Березин и начальник управления материально-технического обеспечения ОАО «Квадра» Роман Ушаков.



Российские трубники теснят импорт

– Как вы оцениваете возможности и компетенции российских производителей трубной продукции – в том числе на фоне коллег-конкурентов как из ближнего, так и из дальнего зарубежья? Насколько велика, на ваш взгляд, производительность трубных заводов, их способность удовлетворить потребности в трубах российского ТЭКа?

Вадим Болотин: Российская трубная промышленность на сегодняшний день является одной из лидирующих в мире. Достаточно сказать, к примеру, что Трубная металлургическая компания (ТМК) уже несколько лет подряд – ведущая в мире компания по объемам производства продукции, с большим отрывом обгоняющая таких «монстров», как Tenaris и Vallourec.

Если в совокупности учесть объемы производства крупнейших производителей труб России – ОАО «ТМК», ОАО «Объединенная металлургическая компания» (ОМК), ОАО «ЧТПЗ» и «Северсталь», то они хорошо заметны на мировом рынке и составляют примерно 10 процентов от общего объема трубного рынка.

При этом приоритетным направлением для отечественных производителей остается российский рынок. Именно с учетом его потребностей трубники сегодня ведут свою инвестиционную политику, развивая необходимые компетенции, предлагая новые продукты и услуги. И делают это весьма успешно. Свидетельством этому являются небольшие объемы импорта трубной продукции: так, по итогам 2012 года он составил 10 процентов от общего объема, на 2013 год прогнозируется снижение этой доли до 9 процентов.

Роман Ушаков: Как показывает практика, качество трубной продукции российских производителей выше, чем производителей из ближнего зарубежья. Последние зачастую при изготовлении труб пренебрегают ГОСТами, ссылаясь на то, что это требования российского законодательства, которому они не обязаны следовать. С другой стороны, отечественные производители в основном подстраивают свое производство под нефтяные и газовые компании (основных потребителей труб). Потребности энергокомпаний удовлетворяются по остаточному принципу.

Юрий Березин: Сегодня отечественные заводы покрывают практически всю номенклатуру трубной продукции, за исключением, возможно, специальных труб и прямошовных труб диаметром 900 миллиметров.

Основной принцип, применяемый ЗАО «КЭС» при закупках трубной продукции, – организация закупок непосредственно у производителя. Закупки у посредников возможны только при отклонении от заводской нормы отгрузки.

Учитывая географическое расположение своих генерирующих филиалов, ЗАО «КЭС» имеет договорные отношения со следующими основными производителями трубной продукции России: это ЗАО «Торговый дом «ТМК», который реализует продукцию Волжского трубного завода, Северского трубного завода, Синарского трубного завода, ОАО «ОМК-Сталь», представляющий Выксунский металлургический завод (Нижегородская область), ОАО «Уралтрубпром», реализующий продукцию Уральского трубного завода. Также мы работаем с ОАО «ЧТПЗ» (представитель Челябинского и Первоуральского трубных заводов), ЗАО «Альянс» (поставка труб Ижорской трубной компании).

Зарубежные заводы, такие, как ПАО «Харцызский трубный завод» (Украина), трубные заводы Китая рассматриваются нами как потенциальные поставщики, но в связи со своей удаленностью пока не могут конкурировать с отечественными производителями. Кроме того, проблемой зарубежных заводов является сертификация выпускаемой ими продукции на территории РФ.



Свободный рынок – плюсы и издержки

– Какие тенденции наблюдаются, на ваш взгляд, на российском рынке трубной промышленности в течение последних пяти-семи лет, с какими обстоятельствами они связаны? Какие цели ставят перед собой российские производители трубной продукции?

Вадим Болотин: За последние десять-двенадцать лет российская трубная отрасль прошла серьезный период консолидации активов и их глубокой модернизации. Сегодня компании практически полностью ушли от устаревших технологий производства стальных труб. За это время трубная отрасль серьезно увеличила производственные мощности и радикально изменила структуру своего производства за счет привлечении крупных инвестиций. Так, если в 2000 году производственные мощности составляли 7,6 миллиона тонн, то в 2012 году – 14,4 миллиона тонн. Износ основных фондов снизился с 60 до 35 процентов, объем инвестиций за этот период составил 10 миллиардов долларов США.

Современные технологии производства труб в основном ориентированы на повышение прочности, пластичности, холодостойкости и стойкости металла к коррозии, управление микроструктурой и свойствами через выбор состава, а также на массовое применение термической обработки. Применение новых средств для деформации металла обеспечивает высокое качество поверхности, высокую точность геометрических размеров изделия. Растут объемы применения закалки с отпуском как основного и самого эффективного метода достижения наилучших свойств. Широко применяются средства контроля, которые позволяют выявлять все несовершенства и поставлять потребителям только качественную продукцию.

Юрий Березин: На наш взгляд, основной проблемой трубных заводов является громоздкий механизм принятия решения внутри этих компаний. Разделение коммерческого и производственного блоков приводит в некоторых случаях к потере управляемости заказами потребителя.

К сожалению, действительность такова, что ни один из заводов не может быть назван совершенно безупречным с точки зрения соблюдения сроков поставки. Это связано, на наш взгляд, с тем, что приоритет отдается более крупным заказчикам нефтегазового сектора. Но серьезных нарушений договоров с нами мы не фиксируем. К качеству трубы у нас претензий нет, хотя мы проводим «жесткий» входной контроль труб. Если в процессе транспортировки до заказчика труба получает повреждения, поставщики производят ее замену.

В последние годы в России появился свободный рынок трубы. Мы перестали стоять в «очереди» за трубой. По нашей совместной инициативе заводы начали работать на «склад», создавать свои подразделения по нанесению изоляции на трубу. Появилась конкуренция между заводами, которая вынуждает поставщиков снижать цены и повышать качество. Заводы проводили работы по модернизации собственного производства и улучшению методов контроля готовой продукции. Но по-настоящему оценить качество возможно только после пятнадцати-двадцати лет эксплуатации труб на тепловых сетях.



«Малышам» не хватает ресурсов

– А как вы оцениваете сравнительные возможности, качество продукции и сервиса «старых» трубных производств и молодых представителей отрасли, созданных буквально в последние годы?

Вадим Болотин: Сегодня усилия крупных производителей направлены на завершение модернизации и ввод новых мощностей по производству высококачественной заготовки, а также на дальнейшее повышение качества финишных операций, внедрение новых природоохранных мероприятий.

Помимо большой «тройки» производителей труб, сегодня появляется множество мелких производителей, постепенно вытесняющих «крупняк» из сегментов мелкого профиля и ВГП-трубы. Трубные мини-заводы обладают рядом конкурентных преимуществ по сравнению с крупными производителями. В частности, небольшие предприятия ориентированы на более точное удовлетворение потребностей клиента по объемам и срокам отгружаемых партий, по индивидуальным характеристикам продукции и так далее. И если завод расположен в центре металлопотребления, то он является достаточно удобным партнером для многих контрагентов.

Поэтому идея создания мини-производств по выпуску трубной продукции сама по себе является перспективной. Но в России эти предприятия сталкиваются с проблемой обеспечения ресурсной базой, так как в этом отношении они зависят от своих конкурентов – металлургических комбинатов, покупая у них рулонный прокат. И небольшим производителям становится очень сложно маневрировать на рынке во внесезонные периоды времени, в результате чего уровень маржинального дохода у них в определенные периоды крайне низок. В среднем же по типовым позициям труб маржа у мини-заводов колеблется в районе 5-7 процентов.

Это заводы, которые специализируются на производстве труб малого и среднего диамера круглого сечения и профильных труб малого и среднего размера, которые находят применение в строительстве, при возведении легких металлоконструкций, в мебельных производствах и так далее. Соответственно стоимость оборудования у таких заводов невелика.

Если же говорить о трубах более крупных размеров, то в этом сегменте малому производителю работать очень сложно. Поэтому сегодня на рынке есть сектора, где тенденция к уменьшению масштабов производства присутствует, а есть сферы, где, наоборот, строятся вертикально-интегрированные производства. На рынке широкого потребления, где клиенты закупают не слишком большой объем продукции, при этом предъявляя разнообразные требования по цене, пакетированию, каким‑то свойствам продукта и так далее, необходимы и удобны малые заводы. Там же, где потребители крупные (это сегменты нефтегазопроводных труб, труб большого диаметра и другие), требуются мощные инвестиции для создания производства, и предприятие по определению не может быть малым.

Роман Ушаков: Сегодня на российском рынке наблюдается рост конкуренции в трубной промышленности. Производители борются между собой за каждого более или менее крупного потребителя. Как правило, по качеству выигрывают традиционные заводы-изготовители. Новые производители делают упор на более низкие цены. Однако чудес на свете не бывает: как только сильно снижается цена, тут же снижается качество.



Труба замедленного действия

– События, связанные с расследованием «трубных» скандалов в Петербурге и в других городах РФ, всколыхнули буквально всю Россию. Как вы относитесь к проблеме использования труб б/у в коммунальном хозяйстве? И связана ли она только с коррупцией или же вызвана и объективными обстоятельствами, вынуждающими в определенной ситуации применять «подержанные» трубы? Насколько актуальна для ваших компаний проблема аттестации качества трубной продукции, правильного выбора поставщика – и как эта задача решается?

Вадим Болотин: Естественно, мы относимся к этому явлению резко отрицательно, так как трубы, бывшие в употреблении, зачастую применяются в водоводах, газопроводах низкого давления и прочих системах ЖКХ, объектах ответственного назначения – портовых сооружениях, мостах, общестроительных работах. Их применение влечет недолговечность использования, высокую аварийность, серьезные затраты на внеплановые ремонты и так далее.

Кроме того, значительный объем средств уходит «в тень». Например, по оценкам Фонда развития трубной промышленности, в 2011 году емкость этого сегмента достигла 700 тысяч тонн, а это около 30 процентов от объема трубного рынка для нужд ЖКХ и строительства!

Основной причиной, на наш взгляд, является коррупционность системы закупок продукции для нужд ЖКХ. Но стоит учесть также и политическую составляющую разразившихся скандалов. Ведь прорывы в том же Петербурге были и раньше, но широкомасштабное расследование было начато только год назад.

Влияет и несовершенство нормативного регулирования в этой области. Стандарты и СНиПы на применение трубной продукции в строительстве и ЖКХ являются добровольными и не запрещают использовать трубы б/у. Стоят такие трубы в полтора-два раза дешевле новых. Поэтому их часто используют при прокладке и ремонте трубопроводов за счет бюджета. Как правило, в ход идут трубы большого диаметра, которые ранее были в составе газо- и нефтепроводов. Ежегодно «Газпром» и «Транснефть» обязаны менять порядка 300-400 тысяч тонн труб в год. Эти трубы по большей части не утилизируются, а поступают на рынок. По своим техническим параметрам они подходят для городских магистральных водопроводов и теплотрасс.

Свою роль также играет и несовершенство тендерных процедур, через которые осуществляется закупка продукции для нужд ЖКХ и бюджетного строительства. В ходе этих процедур цена зачастую падает до такого уровня, что поставлять новые трубы на проекты оказывается невыгодно, так как даже себестоимость их производства оказывается выше, чем тендерная цена.

Таким образом, данная проблема является весьма актуальной, и ее решение должно осуществляться комплексно.

МОЭК работает только с проверенными поставщиками. Мы можем подтвердить всю поставляемую продукцию сертификатами, которые легко проверить у производителей труб.

В конкурсах на поставку трубной продукции обязательными условиями к участникам являются сроки производства трубы (не ранее шести месяцев до даты поставки продукции в ОАО «МОЭК»). Также введен запрет на поставку трубной продукции, бывшей в употреблении. Также в ОАО «МОЭК» работает на постоянной основе отдел входного контроля, располагающий средствами инструментального и диагностического анализа трубной продукции.

Роман Ушаков: Один из основных принципов закупочной политики ОАО «Квадра» – работа напрямую с заводами – изготовителями труб, позволяющая использовать только качественную трубную продукцию. Применение б/у труб совершенно недопустимо. Прежде всего, это противоречит строительным нормам и правилам (СНИП). В процессе эксплуатации в трубе происходят различные естественные процессы, приводящие к ее износу: утонение стенки, наружная и внутренняя коррозия металла. По сути, «старую» трубу можно сравнить с «бомбой замедленного действия», которая может привести к порыву или аварии на теплосети при эксплуатации. Особенно высоки риски таких ЧП в отопительный сезон.

Юрий Березин: Начнем с того, что нормативный срок эксплуатации трубопроводов тепловых сетей в нормативно-технической документации РФ не определен. В России придерживаются условного срока в двадцать пять лет, определенного бухгалтерской нормативной базой. Собственно, именно на основании этого срока и выстраивают планы по замене трубопроводов, разумеется, с учетом условий эксплуатации. Но мне известны случаи эксплуатации трубы, проработавшей сорок – сорок пять лет, при этом труба выдерживала гидроиспытания в 1,23 Рраб.

Именно эти обстоятельства выдвигают на первый план необходимость диагностики состояния трубопроводов тепловых сетей. Принципы замены тепловых сетей от «тепловой камеры ТК-1 до тепловой камеры ТК-2» или от «неподвижной опоры НО-1 до неподвижной опоры НО -2» приводят к тому, что при этом демонтируется 30-40 процентов пригодной к дальнейшей эксплуатации трубы с толщиной стенки, позволяющей эксплуатировать трубу, а не сдавать ее в металлолом.

Собственно, именно так формируется рынок б/у труб. Понятно, что такая труба «дешевле». Вопрос только в том, что у потенциальных потребителей б/у трубы разные климатические условия. И труба из стали 3 сп, демонтированная в Краснодаре, может в Мурманске дать трещину от низкой температуры. Избежать этого можно, только проконтролировав состояние металла и сварных соединений (для сварных труб). А это достаточно дорого и хлопотно. Рентген сварного соединения прямошовной трубы будет стоить дороже трубы, купленной на заводе. Еще одной существенной проблемой такого контроля являются трубы, на которых выполнена предварительная ППУ и ППМ изоляция. Без снятия изоляции контроль провести невозможно, и это означает двойные расходы.

Практика показала нам, что «дешевых» труб не бывает. Мы не используем трубы б/у для ремонта и реконструкции тепловых сетей и вынуждены контролировать каждую партию трубной продукции, затрачивая на это определенные средства. Таковы реалии жизни.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 09 (221) май 2013 года:

  • Российско-австралийская компания освоит урановые месторождения
    Российско-австралийская компания освоит урановые месторождения

    Компания Mantra Tanzania – дочерняя структура корпорации Mantra Resources Pty Ltd., подконтрольной российскому урановому холдингу «АРМЗ», получила от Министерства энергетики и минеральных ресурсов Танзании лицензию на добычу урана в рамках проекта Mkuju River. ...

  • Крупный энергетический проект в Онтарио
    Крупный энергетический проект в Онтарио

    Весной текущего года канадская компания Ontario Power Generation (OPG) планирует завершить масштабный проект в области возобновляемой энергетики. ...

  • Объединение сетевиков вышло на финишную прямую
    Объединение сетевиков вышло на финишную прямую

    Процесс объединения ФСК ЕЭС и Холдинга МРСК достиг завершающей стадии: 4 апреля Холдинг официально переименован в ОАО «Российские сети», в уставный капитал которого, согласно указу президента, будут внесены 79,55 процента акций ОАО «ФСК ЕЭС». «Объединение будет сложным и долгим процессом, но в итоге повысит эффективность сетевых компаний», – считает предправления ФСК Олег Бударгин (на фото). ...

  • Уральская целительница лечит травами и энергетикой чисел
    Уральская целительница лечит травами и энергетикой чисел

    Моя собеседница не участвует в битвах экстрасенсов, не делится своими рецептами и результатами с коллегами по «цеху». ...

  • Энергетики Кубани будут готовить молодую смену
    Энергетики Кубани будут готовить молодую смену

    ОАО «Кубаньэнерго» (входит в ОАО «Российские сети») открыло первый в Краснодарском крае ресурсный центр по подготовке квалифицированных рабочих-энергетиков. ...