Предупрежденный – вооружен - Энергетика и промышленность России - № 08 (220) апрель 2013 года - WWW.EPRUSSIA.RU - информационный портал энергетика
16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/220/14967.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 08 (220) апрель 2013 года

Предупрежденный – вооружен

ЧТО: IX конференция «Риск-менеджмент в электроэнергетике».
ГДЕ: Москва, пресс-центр РИА «Новости».
СОСТОЯЛОСЬ: 13 марта 2013 года.

Главными темами обсуждения на IX конференции «Риск-менеджмент в электроэнергетике» стали изменение отраслевого регулирования и предстоящее реформирование рынка электроэнергетики – «Реформа 2.0».

Ежегодная конференция, организованная журналом «Энергорынок», традиционно посвящена обсуждению внешних и внутренних факторов неопределенности, оказывающих влияние на электроэнергетику. Участники, среди которых топ-менеджеры энергокомпаний и финансовых организаций, представители объединений в сфере электроэнергетики и ведущие аналитики, пришли к выводу, что в текущем году наиболее актуальными рисками в отрасли будут формирование новой модели функционирования энергетических рынков и ухудшение платежной дисциплины, ведущее к лишению ряда гарантирующих поставщиков своего статуса.

Профессор, д.э.н. Василий Зубакин в своем докладе напомнил об основных событиях отрасли за минувший год. Он проанализировал ключевые риски в электроэнергетике России и назвал угрозы, связанные с выбором новой модели рынка энергии.

Говоря об операционных рисках, господин Зубакин отметил, что цены на рынке на электрическую энергию за этот период в целом были ниже тех прогнозов, которые генерирующие компании закладывали при обосновании проектов ДПМ, обосновании инвестиционных проектов.

Что касается технических и технологических рисков, в прошедшем году не было серьезных блэкаутов и крупных аварий. Риски, связанные с природными катаклизмами, также были незначительными. В прошлом году обошлось без масштабных проливных дождей, водность в целом была ниже средней многолетней. Но в конце года случились достаточно редкие аномальные осенние паводки, за счет которых наша гидроэнергетика сумела накопить воду как в Европейской части России, так и в Волжско-Камском и Ангаро-Енисейском каскадах.

Аномальных скачков валютного курса и кредитных ставок, подобных тем, которые происходили в связи с мировым кризисом на стыке 2008 и особенно в 2009 году, в прошлом году не было. Учетная ставка ЦБ, политика банков, валютная политика были более-менее устойчивыми, через два-три года после кризиса финансовые риски снова стали забываться, и многие подрядчики заключали договоры на поставку оборудования по рублевым ценам, покупая его по импорту.

Топливная политика в стране принципиально не менялась, но она, вероятно, будет меняться в следующие годы. Последствия массовой добычи в США сланцевого газа через европейский рынок, через изменение цен на уголь на мировых рынках докатываются до России.

– В конце прошлого года уже состоялось такое знаковое событие, как отказ «Газпрома» принимать газ независимых производителей в свою транспортную сеть. И хотя сейчас по‑прежнему газ «НОВАТЭКа», «ЛУКОЙЛа», ТНК-BP принимается, я прогнозирую здесь обострение ситуации. В следующие годы риски топливного обеспечения будут меняться и в ценовом, и в объемном, и в контрактном характере, – подчеркнул Зубакин.

Говоря об инвестиционных рисках, он отметил, что процесс пуска объектов (прежде всего, объектов ДПМ) идет в срок, и в целом ситуация здесь более-менее благополучная. Что касается инвестиционных рисков, связанных с портфельным инвестированием в энергетику, то определился безусловный лидер – это E. On, бывшая ОГК-4. Здесь совпали такие факторы, как успешное завершение программы ДПМ (основная часть инвестиционной программы уже выполнена, остался только пуск блока на Березовской ГРЭС), качественный менеджмент, снижение издержек.

Тем не менее существует устойчивый тренд на снижение курса остальных бумаг электроэнергетического сектора, и это свидетельствует о том, что в электроэнергетике не все хорошо и рынок оценивает ее именно так.
С важнейшими для отрасли рисками государственного управления, регуляторными рисками ситуация неоднозначная, отметил Василий Зубакин.

– На 2011 – начало 2012 года пришелся пик ручного регулирования отрасли и забвения рыночных принципов. Надежда появилась со сменой правительства. Пришли люди, которых мы знаем еще с нулевых годов по запуску первой версии реформы электроэнергетики. И здесь как раз тот случай, когда персональные риски оказали положительную услугу – нынешняя команда Минэнерго достаточно серьезно движется в сторону возобновления курса на либерализацию, и это отразилось в названии конференции – «Новый виток реформы».

По мнению докладчика, вызывают беспокойство регуляторные риски, которые проявились в значительной степени в последнее время. В результате войны неплатежей определенное количество поставщиков были лишены статуса, и произошел подхват сетевыми организациями. Сейчас стремительно растет уверенность менеджмента электросетевого комплекса в том, что этот подхват не на время, а навсегда, и эта уверенность выражается не только внутри компаний, но и на публичных площадках. Все чаще слышится мнение, что для отрасли и для страны лучше, если будет снят запрет на совмещение сбытовой деятельности и деятельности по транспорту электрической энергии, что конкурсы на статус ГП проводить не надо либо надо допустить участие в этих конкурсах распределительных сетевых компаний.

Даже доводы за развитие распределенной генерации оказываются доводами за то, чтобы разрешить нашим сетевикам не только заниматься сбытом, но еще и успешно освоить генерацию.

– Сейчас очень важно не пропустить удар, не допустить экспансию сетевиков на сбытовую деятельность, на генерацию. Приход сетевиков в сбыт и распределенную генерацию является плохим сигналом. За общей дискуссией по поводу смены модели экспансия сети, может быть, не так заметна. Но от финансовых потоков и ресурсов, которые сетевики получают в свои руки вместе со сбытовой деятельностью, отойти очень тяжело, и это самый серьезный риск, – убежден Зубакин.

По мнению Дмитрия Говорова, директора НП «Сообщество потребителей энергии», одним из основных рисков в электроэнергетике в ближайшие годы станет переход к новой модели оптового рынка. В настоящее время обсуждается три варианта. Среди них – ДПМ-модернизация и улучшение существующей модели с введением КОМ на четыре года.

– Введение КОМ на четыре года создает инвестсигналы для генераторов, но, с другой стороны, качество прогнозирования потребления на такой период очень слабое. Есть большая вероятность того, что эти мощности в силу идущей рецессии будут недозагружены, – отметил Говоров.

Перекрестное субсидирование – еще один значительный риск.

– Это серьезная проблема, как и то, что со стороны сетей оказывается колоссальное давление на правительство и суд, – подчеркнул эксперт. – Создается ощущение, что не государство сейчас регулирует сетевой комплекс, а сети задают правила игры государству.

Решение о введении платы за резервирование сетевой мощности также является крупным риском. По мнению господина Говорова, инвестиционные программы сетевого комплекса, с одной стороны, сильно завышены. Зачастую это происходит потому, что местные власти, заинтересованные в развитии своих территорий, формируют сетевой комплекс, который впоследствии не загружается полностью. Кроме того, большинство промышленных предприятий платит за инвестиции через техприсоединение, и дополнительная плата за резервирование означает для них рост сетевых тарифов на мощность в два-три раза. По мнению главы Сообщества потребителей энергии, необходим дифференцированный подход к введению резервирования.

Другие риски связаны с увеличением доли государства в секторе, монополизацией розничного рынка сетевыми компаниями, слишком высокими ценами на электроэнергию для промышленных потребителей, отсутствием долгосрочных правил.

– Нерешенность указанных проблем создает серьезные системные риски в дальнейшем в энергетике и в развитии ЕНЭС, – заключил Дмитрий Говоров.

Елена Фатеева, заместитель председателя правления НП «ГП и ЭСК», в своем докладе рассказала о рисках гарантирующих поставщиков в связи с реализацией новой модели рынка электроэнергии.

По ее мнению, май 2012 года стал своеобразной отсечкой на розничном рынке как в смысле ценообразования, так и в смысле деятельности гарантирующих поставщиков. Были приняты и введены три новых «краеугольных камня», которые потом реализовывались в течение некоторого периода.

Первый – это свободный переход от гарантирующего поставщика один раз в квартал к любому другому поставщику.

Второй – изменение системы ценообразования в том смысле, что мощность потребителей как на оптовом, так и на розничном рынке теперь меряется по максимуму региона, по максимуму энергосистемы, а не по своему индивидуальному максимуму.

Третий – наиболее значимый, по мнению эксперта, – это дифференцированные сбытовые надбавки. Их реализация состоялась только с 2013 года, были приняты соответствующие решения. Последние тарифные решения должны были быть приняты до 1 мая 2013 года, согласно постановлению 1482. С точки зрения Елены Фатеевой, это шаг в сторону формирования сбытовой надбавки, соответствующей тем затратам, которые гарантирующий поставщик несет на обслуживание конкретной категории потребителей – населения, прочих потребителей. Отдельно стоит вопрос про сбытовые надбавки сетевых организаций.

На самом деле дифференциация произошла, и, по мнению НП «ГП и ЭСК», это большой положительный, даже революционный момент, который в том числе должен повлиять и на конкуренцию.

Постоянная недогруженность сбытовых надбавок с учетом того, что маржинальный доход у гарантирующих поставщиков до мая 2012 года присутствовал, привела к тому, что единоразово стандартизовать уровень сбытовых надбавок по всей стране невозможно, а разбег сбытовых надбавок в десятки раз – от 3 копеек до 25. Поэтому нужно в тарифную кампанию это выравнивать по всей стране.

Система тарифообразования у нас сейчас выстроена таким образом, что окончательное финальное тарифное решение принято только с 1 июля 2013 года. Гарантирующие поставщики еще живут в условиях выпадающих доходов – за прошлый год, по подсчетам НП «ГП и ЭСК», это примерно 35 млрд рублей.

В новой системе ценообразования формирование объема мощности для двухставочных потребителей теперь происходит в единый час максимум региона. Эти волатильность и непредсказуемость, которые были привнесены в систему, тоже могут помешать конкуренции, уверена госпожа Фатеева.

В числе мер, которые необходимо предпринять для снижения рисков и введения конкуренции, она назвала следующие: введение жестких финансовых требований для доступа на оптовый рынок при упрощении технических требований; повышение платежной дисциплины на РРЭ через отключения и систему гарантирования исполнения обязательств; принципы оплаты мощности на ОРЭ и РРЭ, стимулирующие потребителей к выравниванию графика. По ее мнению, для развития конкуренции на розничном рынке необходимы прозрачные условия ценообразования; возможность любой ЭСК купить мощность для любого потребителя; механизмы перехода потребителей, исключение разрывов в цепочке платежей, право любого потребителя на смену ЭСК.

Старший аналитик Энергетического центра бизнес-школы Сколково Игорь Ряпин в своем докладе рассказал о рисках «большой» электроэнергетики, связанных с уходом потребителей на самостоятельное обеспечение электроэнергией. По его мнению, это является результатом недоработки реформ, незавершенностью ее отдельных направлений, в частности сохраняющимся перекрестным субсидированием потребителей электроэнергии. По расчетам Энергетического центра бизнес-школы Сколково, в 2011 году перекрестное субсидирование достигло 323,9 млрд рублей. Это почти в три раза больше, чем задолженность потребителей на розничном рынке, более чем в два раза превышает объем инвестиционной программы компаний «Холдинга МРСК» и почти в два раза больше, чем среднегодовая стоимость ДПМ, отметил господин Ряпин.

Эксперт привел оценку того, насколько в результате перекрестного субсидирования отклоняются фактически установленные тарифы на услуги по передаче электроэнергии по распределительным сетям. Например, потребители, присоединенные к объектам «последней мили», платят за услуги по передаче электроэнергии в среднем в 3,6 раза больше, чем должны были бы платить, если бы их обслуживала непосредственно ОАО «ФСК ЕЭС».

Из-за «перекрестки» рост расходов потребителей на оплату электроэнергии создает системные риски для всей отрасли. Это ведет к негативным последствиям – например, для промышленности цены на электроэнергию в России уже выше, чем в США, и стремительно приближаются к уровню Евросоюза. Наиболее крупные потребители, присоединенные к магистральной сети (а в России – к «последней миле»), платят за услуги по передаче электроэнергии в среднем в три раза, а по отдельным странам – до семи раз дороже, чем в ЕС.

При этом российские компании в последние годы теряют полезный отпуск. Это происходит как в результате ухода потребителей «последней мили» от обслуживания распределительными сетевыми компаниями, так и в результате развития собственной генерации у потребителей. Эксперт привел в качестве примера динамику полезного отпуска компаний ОАО «Холдинг МРСК» в 2008‑2011 годах. В послекризисные годы полезный отпуск электроэнергии компаниями «Холдинга МРСК» продолжил снижаться, и за 2010‑2011 годы Холдинг потерял 36 млрд кВт-ч полезного отпуска потребителям «последней мили».

От роста расходов потребителей на оплату электроэнергии страдают не только сетевые, но и генерирующие компании. Игорь Ряпин привел данные ОАО «СО ЕЭС»: в 2012 году суммарная выработка электроэнергии электростанциями ОГК и ТГК была на 2,1 процента ниже, чем в 2008 году, а выработка электростанций промышленных потребителей за этот же период выросла на 21,7 процента.

Уход потребителей на самостоятельное обеспечение электроэнергией создает угрозу всем секторам: потребителям электроэнергии, производителям электроэнергии и сетевым компаниям. Экономика теряет выпуск промышленного производства, снижается эффективность производства электроэнергии и потребления топлива. Собственная генерация потребителей становится реальным конкурентом «большой» энергетике.

Если не решить проблему перекрестного субсидирования и повышения качества государственного регулирования распределительных сетевых компаний, указанные негативные для «большой» энергетики тенденции будут только нарастать, убежден Ряпин. По его мнению, необходимо предпринять ряд мер для улучшения ситуации. Среди них существенное повышение прозрачности котловых тарифов на услуги по передаче электроэнергии по распределительным сетям и предоставление потребителям возможности оспаривать установленные тарифы, если они не соответствуют методикам ФСТ России. Кроме того, нужно легализовать перекрестное субсидирование и исключить субсидирование иных категорий потребителей, кроме населения; ввести социальную норму потребления электроэнергии и установить ее на таком уровне, который бы снижал степень субсидирования состоятельных домохозяйств. Одновременно с этими мерами необходимо произвести оптимизацию операционных и инвестиционных расходов сетевых компаний, подчеркнул эксперт.

Директор по бизнес-анализу и развитию рынков ОАО «Фортум» Ярослав Рыков рассказал о трех глобальных, по его мнению, рисках в тепловом секторе электроэнергетики. Первое – это риск стагнации или очень низкого темпа роста тарифов на тепло. Платежи потребителей уже подошли к критическому уровню, за дальнейшим опережающим ростом тарифов на тепло последует либо рост неплатежей или наступит второй риск – уход потребителей, потеря рынка. Если динамика роста цен сохранится, то в результате мы получим уход и остальных потребителей, которые будут переходить на свои источники.

Третий риск можно охарактеризовать как дискриминационное, изначально невыгодное положение тепловых электростанций на оптовом рынке электроэнергии. Это вызвано тремя причинами. Одна из них регуляторная – это наличие перекрестного субсидирования между тепловой энергией и электрической мощностью, когда ТЭЦ, недополучая необходимую валовую выручку на рынке тепла, вынуждена это включать в тарифы на мощность, но мы эту плату не получаем с рынка мощности, где такие платежи не предусмотрены.

Другая причина появилась в 2012 году и заключается в ручном регулировании, когда в правила оптового рынка были внесены изменения, ограничившие оплату мощности для электростанций на уровне не выше установленной. Хотя для тепловых электростанций в неотопительный период фактически поставляется мощность выше установленной, т. к. такова технология ТЭЦ.

Еще одна причина – это так называемые минимальные технические требования, которые вынуждают генераторов становиться вынужденными. После прохождения двухлетнего срока эти генераторы перестают получать оплату мощности, но вывести из эксплуатации их нельзя, потому что это в основном тепловые генераторы. Таким образом, как бы решая проблему роста цен на электроэнергию, мы на самом деле просто перекладываем ее на рынок тепла. Либо потребители тепла будут платить дорогую цену за тепло, либо это будет идти из бюджета городов, как сказано в законе о теплоснабжении. То есть деньги будут сниматься с потребителей, но через бюджет пойдут на поддержание этих неэффективных станций. Два года в вынужденном режиме и потом прекращение этого режима не дают возможности модернизировать старый источник теплоснабжения и вместо него ввести новый эффективный источник, который был бы эффективнее, чем котельная.

Сейчас платежи за электроэнергию в России либо достигли европейского уровня, либо уже его превышают. При наших более низких тарифах на тепло эти платежи сопоставимы, а доля расходов граждан на тепло уже намного выше, чем, к примеру, в Финляндии. В России это 4,5 процента от доходов граждан, в Финляндии меньше 0,8‑0,9 процента. Ситуация складывается из неэффективности наших систем теплоснабжения, начиная с производства и заканчивая потреблением.

Чтобы потребитель в Челябинске получил 1 гигакалорию тепла, ТЭЦ должна сжечь в полтора раза газа больше, чем в Финляндии, хотя климатические условия там сопоставимы. Мы намного больше потребляем и теряем тепла в распределительных сетях.

Вторым фактором, влияющим на качество систем теплоснабжения, является перекрестное субсидирование между группами потребителей. Это приводит к тому, что тарифы для промышленности оказываются завышенными, считает господин Рыков.

Среди конкретных мер по энергосбережению «Фортум» предлагает, в частности, ввести запрет на установку вертикальной разводки сетей. Это поможет потребителям регулировать поступление тепла в квартиру так, как ему нужно, а не так, как это происходит сейчас, через вертикальную разводку, когда потребитель регулирует теплоснабжение только форточкой.

Когда мы перейдем на горизонтальную разводку, мы сможем с помощью регулятора устанавливать ту температуру, которая нам комфортна. По мнению экспертов компании, этот шаг позволит, в конечном итоге, снизить теплопотребление примерно на 30‑35 процентов и на ту же величину увеличить тарифы для потребителей, при этом платежка останется неизменной (за исключением поправки на инфляцию и цены на газ). Введение горизонтальной разводки предполагается сделать обязательным для новых домов, а в уже построенных домах работы по утеплению домов и замене вертикальной разводки на горизонтальную должны производиться во время капитального ремонта домов.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 08 (220) апрель 2013 года:

  • Лучший лидер профсоюза

    Председатель профсоюзной организации завода «Цветлит» – лучший в Мордовии. ...

  • Кузбасские профсоюзы требуют остановить консервацию шахт
    Кузбасские профсоюзы требуют остановить консервацию шахт

    Кузбасская шахта им. Ворошилова, находящаяся под управлением холдинговой компании «СДС-Уголь», будет поставлена на консервацию в конце 2013 года. ...

  • Ежегодный рост производства компании «Ракурс-Инжиниринг» составляет двадцать процентов
    Ежегодный рост производства компании «Ракурс-Инжиниринг» составляет двадцать процентов

    По итогам 2012 года, объем продукции, выпущенной ООО «Ракурс-Инжиниринг», составил 75,8 миллиона рублей. Это примерно на 20 процентов больше, чем по итогам 2011 года. Такие темпы прироста компания показывает ежегодно. ...

  • Награда за качество

    «Молдавкабель» – победитель конкурса «Приднестровское качество-2012». ...

  • Запорожская АЭС продлевает срок эксплуатации
    Запорожская АЭС продлевает срок эксплуатации

    Крупнейшая атомная электростанция Украины – Запорожская АЭС – проводит работы, направленные на продление эксплуатационного срока энергоблоков № 1 и № 2, основываясь при этом на результатах периодической переоценки безопасности. Это комплекс разноплановых мероприятий, цель которых – всесторонняя оценка степени безопасности ядерных установок. Все полученные результаты проходят через Государственную инспекцию по ядерному регулированию, кот...