16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/219/14913.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (219) апрель 2013 года

Российский энергомаш повторяет судьбу автопрома

Производство для энергетики Беседовала Ирина КРИВОШАПКА

Российское энергомашиностроение, по мнению экспертов, своим развитием очень похоже на отечественный автопром – вроде есть продукция, но перспектив не так уж много, и если они есть, то преимущественно на внутреннем рынке или в развивающихся странах.

О том, действительно ли так сомнительно выглядит настоящее и будущее отрасли энергетического машиностроения и какие проблемы нужно решить прежде всего, чтобы изменить ситуацию, мы побеседовали с заместителем руководителя департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий (ИПЕМа) Евгением Рудаковым.

– Каково положение российского энергомашиностроения в общемировом масштабе и в сравнении с рынками других стран? Чем мы выделяемся на фоне других и в чем отстаем?

– Двадцать лет российский энергомаш практически не видел инвестиций. Результат – отсутствие новых продуктов. Почти все новое, что освоено нашими компаниями, пришло из‑за рубежа и производится либо по лицензии, либо в других форматах взаимодействия. Но общей для всех характерной чертой сотрудничества российских и иностранных компаний является нежелание последних передавать технологии производства наиболее ответственных узлов и агрегатов. Фактически российские компании медленно, но верно повторяют путь автопрома. Плохо это или хорошо – это вопрос дискуссионный. С одной стороны, предприятия выпускают достаточно современную продукцию, живут и даже развиваются, благо спрос со стороны электроэнергетики значительно вырос. С другой, это практически ставит крест на появлении собственных перспективных разработок.

Учитывая все вышесказанное, уместно повторное сравнение российского энергомаша с автопромом: российская продукция конкурентоспособна только на внутреннем рынке и, немного, на рынках развивающихся стран и сопредельных государств, причем зачастую только за счет договоренностей на высшем уровне (это особенно касается атомного сектора).

– Сколько крупных участников российского рынка энергомашиностроения вы можете выделить?

– Наверное, имеются в виду предприятия, крупные по российским меркам, потому что в международном масштабе у нас крупных компаний нет. Если так, то можно выделить «Атомэнергомаш», связку «Силовых машин» и «Эмальянса», ОМЗ и, пожалуй, группу «Энергомаш».

– Есть ли взаимосвязь науки и производства в данной сфере и каковы перспективы?

– Трудно судить, не будучи полностью погруженным в процесс, но, насколько мне известно, отсутствие принципиально новых продуктов как раз и является свидетельством разрыва цепочки между наукой и промышленностью. Да и как иначе? Отсутствует возможность отработки пилотных образцов. Рыночные отношения в электроэнергетике не предусматривают особого отношения к испытательным стендам, то есть особых условий по оплате электроэнергии и мощности, особых условий по несению графика нагрузки и штрафам за останов. Кто в таких условиях будет брать на себя риски реализации проектов строительства электростанций на базе пилотных образцов? Производители оборудования? Их финансовые возможности просто не позволяют этого сделать. Генерирующие компании? После реорганизации РАО «ЕЭС России» все генкомпании – частные, а для них единственный стимул работы – прибыль. Это возвращает нас к вопросу отсутствия экономических стимулов для реализации пилотных проектов. И как раз здесь государство может очень сильно помочь энергомашу, затратив при этом минимальное количество средств.

– Каково участие иностранного капитала и государства в энергомашиностроении и должна ли эта отрасль быть подконтрольной государству?

– Целесообразность участия государства в капитале энергомашиностроительных компаний не очевидна. Зачем делать их такими же неповоротливыми в принятии управленческих решений, как госкорпорации? Энергомаш давно живет без прямого участия государства, хотя, как и любой российский бизнес, регулярно обращается к нему за различными льготами, субсидиями, федеральными целевыми программами и т. д.

Примеров сотрудничества российских и иностранных компаний уже множество, причем в различных формах: и участие в капитале, и создание СП. Тут вопрос исключительно экономической эффективности для обеих сторон.

– Чего не хватает в законодательстве по этой теме? Соответствует ли это нормативам, принятым в международном техническом «обиходе»?

– Про законодательство я уже говорил. Никаких революционных федеральных законов не нужно. Нужно наводить порядок точечно, например в правилах оптового рынка электроэнергии. У проектов, базирующихся на новейших и еще не отработанных образцах российского оборудования, должны быть экономические привилегии перед другими участниками рынка, потому что сразу эффективного бизнеса на этом оборудовании не получится. Сколько мучились на Ивановских ПГУ с продукцией НПО «Сатурн», и все равно следующий образец ГТ-110, установленный на бывшей ГРЭС-24, получился откровенно «сырым» и до сих пор стабильно держать номинальную нагрузку не способен. Расходы на «привилегии» для электростанций, выполняющих роль испытательных стендов, как представляется, и должно взять на себя государство.

– Насколько эффективно применяются новые технологии в энергетическом машиностроении и какова в них доля российских инноваций?

– Можно выделить множество локальных инноваций и то, как они качественно улучшили показатели той или иной энергомашиностроительной продукции, но по‑настоящему прорывных технологий последние двадцать лет не появлялось. Инновации, применяемые в продукции энергомаша, уже давно носят локальный характер. Просто последние лет двадцать материаловеды и технологи не могут предложить ничего принципиально нового для повышения максимальных температур рабочего цикла, а все иные улучшения носят слишком узкоспециальный характер.

На мой взгляд, основные инновации в энергомаше связаны с развитием компьютерных технологий. Производительность компьютерной техники позволяет применять самые современные программные средства численного моделирования рабочих процессов в компрессоре, камере сгорания, турбине, котле, что позволяет заметно увеличить КПД аналогичной установки, например, только за счет совершенствования процесса смесеобразования.

– В последние годы активно продвигается тема распределенной генерации. Специалисты говорят о том, что в России создаются кластеры по производству, допустим, энергетических турбин малой мощности. Считаете ли вы целесообразным развитие таких кластеров и чего в них не хватает?

– Тут нужно «на берегу» определиться с понятиями. Что такое распределенная генерация? Если подразумевается строительство объектов малой мощности для собственных нужд, в т. ч. ВИЭ и ДЭС в удаленных уголках страны и в большинстве случаев без подключения к ЕЭС, то это направление, как вы можете сами видеть, становится с каждым годом все популярнее, особенно у энергоемких промышленных производств. Стоимость электроэнергии за последние несколько лет выросла настолько, что превысила уровень цен в США. В этих условиях собственная генерация – единственный выход, особенно если есть доступ к газу.

Но в последнее время под этим термином все чаще понимают комплекс малых объектов генерации, объединенных и диспетчируемых в рамках так называемых smart grid. Я считаю, что к развитию такой распределенной генерации пока не готова, в первую очередь, российская экономика. Слишком серьезным ростом цен и тарифов грозят эти многомиллиардные вложения, эффективность которых пока не очевидна. Электрические сети, на которые и придутся основные инвестиции, уже являются основным фактором роста конечных цен. В российской электроэнергетике пока столько резервов для повышения эффективности, что думать об умных сетях и распределенной генерации как средстве для ее повышения пока просто рано. Образно выражаясь, неразумно лелеять мечты о полетах в другие галактики, если соседнюю Луну никак не освоим.

– Развитие энергомашиностроения предусматривает развитие сопутствующих отраслей. Какие, на ваш взгляд, нуждаются в обновлении или модернизации?

– Всей российской промышленности не помешает обновление и модернизация. Проблемными в этом смысле и одновременно важнейшими сопутствующими отраслями для всего энергомаша являются, например, производство спецсталей, производство специальных подшипниковых узлов.

Но существуют и более важные проблемы – вопросы кадрового обеспечения. Причем не столько в части инженерно-технических кадров, сколько в части профессий среднего специального образования. На производствах остро не хватает квалифицированных слесарей, специалистов по программированию сложных станков. Следует отметить и те профессии, которые на первый взгляд не имеют прямого отношения к энергомашу. Например, в России острый дефицит квалифицированных сварщиков, тех, кто обладает персональным клеймом и способен варить наиболее ответственные элементы при монтаже котла. От качества работы этих людей зависит не только надежность работы всего энергоблока, но и дальнейшая репутация производителя оборудования.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (219) апрель 2013 года:

  • По-своему считают воду
    По-своему считают воду

    Специалисты отдела по учету и контролю за теплопотреблением компании «Квадра» в 2012 году провели более 3500 проверок состояния приборов учета горячего водоснабжения и выявили 177 несанкционированных вмешательств в работу приборов учета, а также механических повреждений измерительных устройств. ...

  • Диагностика современного ВЧ-оборудования в условиях повышенной уплотненности частот
    Диагностика современного ВЧ-оборудования в условиях повышенной уплотненности частот

    Надежность работы высокочастотного оборудования во многом определяется качеством проверки его характеристик как при наладке, так и при эксплуатации на энергообъектах. ...

  • Выключатели нагрузки XLBM – безопасность и контроль в комплектных трансформаторных подстанциях
    Выключатели нагрузки XLBM – безопасность и контроль в комплектных трансформаторных подстанциях

    Типовую комплектную трансформаторную подстанцию (КТП) можно условно разделить на три части: сторона среднего напряжения, силовой трансформатор и сторона низкого напряжения. ...

  • Закон непростой судьбы: нормирование госзакупок устроило не всех
    Закон непростой судьбы: нормирование госзакупок устроило не всех

    Государственная дума приняла в окончательном, третьем чтении законопроект № 68702‑6 «О федеральной контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг (в части регулирования государственных и муниципальных закупок)». За проголосовали 239 депутатов, против – 90. Практически каждый пятый депутат не нашел в законе того, на что рассчитывал. ...

  • Блиц

    Вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что задача ликвидации большей части перекрестного субсидирования в электроэнергетике будет решена в течение двух-семи лет в зависимости от региона. «Будут предприняты действия по ликвидации большей части перекрестного субсидирования, что позволит снизить рост тарифов и сами тарифы для отдельных групп потребителей. Это непростая задача, она будет решаться дифференцированно, по разным региона...