Энергосбережение проходит проверку: теория на оселке практики - Энергетика и промышленность России - № 05 (217) март 2013 года - WWW.EPRUSSIA.RU - информационный портал энергетика
16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/217/14824.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (217) март 2013 года

Энергосбережение проходит проверку: теория на оселке практики

Конфликт замысла и его реального воплощения, теории и практики - «вечная тема» преобразований, затрагивающих важнейшие вопросы развития энергетики и производства. Одна из важнейших задач нашего времени – обуздание привычной энергетической расточительности российских предприятий, поиск путей снижения издержек. Как разобраться в изобилии предлагаемых методик и решений, отличить профессионала от дилетанта, оценить выгоды и риски? Об этом – беседа корреспондента газеты «Энергетика и промышленность России» с главным инженером компании «Диагностические комплексы и системы» «ДИАКС» Игорем Владимировичем Ярошенко и приглашенным в качестве независимого эксперта начальником электроцеха завода Сергеем Владимировичем Нефедовым.

- Игорь Владимирович, Сергей Владимирович, ни для кого не секрет, что очень важная и актуальная тема энергосбережения в народном хозяйстве нередко вызывает непонимание или скептические усмешки, что аргументы в пользу повышения энергоэффективности воспринимаются как лозунги, как набор ритуальных фраз. Как создается это непонимание и как его преодолеть, доказать, что политика энергосбережения – не только набор громких фраз и стереотипных действий, но и важнейшая задача текущего дня, дающая ощутимый эффект?

Игорь Ярошенко: - Начнем с того, что модные в наши дни термины «энергосбережение» и «энергоэффективности» чаще всего воспринимаются в узком, ограниченном смысле. По большому счету, действия по энергосбережению сводятся к замене лампочек освещения на энергосберегающие, установке датчиков движения для включения освещения, установке рекуперативных лифтов и так далее. Все это хорошо и полезно для жилых и офисных помещений, детских садов, школ и поликлиник, но это капля в море в сравнении с потерями в электрооборудовании крупных энергоемких предприятий – металлургии, нефтегазопереработки, целлюлозно-бумажных и других отраслях.

- Насколько велики эти промышленные потери?

- Оценить эти потери для России сложно за неимением точной статистики. Но, судя по зарубежным статьям, в которых приводятся данные измерений на лабораторных двигателях и трансформаторах с искусственно созданными проблемами, и судя по оценкам авторов потери составляют от 0,5 до 3 процентов от номинальной мощности. Понимание этих проблем и знание реальной картины на базе диагностики дадут возможность принять меры по устранению или уменьшению непроизводственных потерь, помогут сэкономить деньги и высвободят электроэнергию для других потребителей.

- Но как добиться понимания названных выше проблем? И какие препятствия встречаются на этом пути?

Сергей Нефедов: - Для того, чтобы оценить в плане энергоэффективности слабые места данного объекта, поставить точный диагноз и выполнить лечение, необходима эффективная, точная диагностика. Сейчас на отечественном рынке представлено изобилие отечественного и зарубежного оборудования, различных методик, что ставит проблему правильного выбора. Действовать методом проб и ошибок, опробуя эти услуги на собственном примере, рисковать деньгами, временем и оборудованием - не самый целесообразный путь. Разобраться в этом изобилии без посторонней помощи сложно, так как в рекламе и коммерческих предложениях все стараются показать себя в наилучшем свете, а вникнуть в суть профессиональных диагностических споров рядовому энергетику достаточно сложно или просто невозможно, особенно в тех ситуациях, если участники этих споров используют предвзятые доказательства или переходят на личности.

- Итак, полагаться на чужие суждения рискованно, действовать методом проб и ошибок – слишком долго, затратно и не менее опасно. Как выйти из этого заколдованного круга, как выбрать компетентного партнера, который не только обещает, но и действует?

И. Я. - Быть объективным до конца, конечно сложно, но я попробую. Мой уважаемый коллега - энергетик со стажем, и, видимо, он не один раз сталкивался с различными предложениями провести диагностику.

Обычно это выглядит так - приезжают серьезные ученые мужи и начинают заумно рассказывать о своих передовых достижениях в области диагностики. На деле не очень понятно, так как производственники формулы давно забыли и лучше знают, как что устроено, чем на каких физических принципах оно работает. Понятно одно, что все обещают точно назвать все проблемы оборудования и тем сэкономить кучу денег и времени.

- Но как найти общий язык с производственниками- практиками, особенно если они увереннее чувствуют себя при обсуждении практики, чем в теоретических вопросах?

И. Я. - Главное – осознать, что практикам близки классические методы измерений, где любой опыт прост и понятен и дает твердый ответ что хорошо, а что плохо, но, к сожалению, не дает ответов на вопросы «где» и «почему».

Вот на этом поле и появляется возможность у науки показать свои возможности. Когда заканчивается теоретическая часть, у большинства практиков создается впечатление, что перед ними скорее маги и фокусники, чем ученые.

Но тем практики и сильны, что они за годы работы знают свое оборудование вдоль и поперек и для тестов предлагают объекты, в которых хорошо знают все «болячки» и предлагают на них продемонстрировать своё умение.

Вот тут и наступает момент истины: если ты смог озвучить, известные практикам проблемы, то с тобой будут работать, если попал пальцем в небо, то убедить энергетиков в том, что есть и другие дефекты, про которые они и не догадываются, просто невозможно. Я это хорошо знаю по нынешней работе и по времени, когда был по ту сторону барьера, работая на электростанции.

- И эта «проверка на прочность» неизбежна?

И. Я. - Конечно, работа на каждом новом объекте начинается всегда одинаково. Сначала сплошное недоверие, потом, после ответов на каверзные вопросы, некоторое потепление отношений, а затем выделяют оборудование насквозь им известное. И если ты назвал его «болячки», то значит, будешь работать, если нет, то никакой системный ресурс тебе не поможет. И этот процесс повторяется каждый раз неукоснительно.

-- Итак, доверие достигнуто, настало время для того, чтобы показать свою компетентность на практике. Какие методы диагностики Вы предлагаете, какие из них наиболее востребованы заказчиками, с чем связана эта актуальность и востребованность?

- Если говорить коротко, то первое отличие в том, что методы делятся на диагностику, когда оборудование находится в работе или когда выведено в ремонт.

При диагностике на выведенном в ремонт оборудовании пропадает часть дефектов, связанная с вибрацией, температурой и так далее, но есть открытый доступ к обмоткам, креплениям, пакету и можно провести измерения более точно.

Второе основное отличие между методами диагностики заключается в способе съёма сигнала. У одних – это установка датчиков вовнутрь оборудования, у других – это переносные датчики, которые устанавливаются снаружи и не требуют останова и разборки машины или аппарата.

Для заказчиков, конечно, предпочтительнее варианты, когда измерения проводят без останова и разборки оборудования. К тому же установка датчиков внутрь - это вмешательство в конструкцию, которое может привести к лишению гарантии и требует массу согласований.

Отсюда и общая тенденция проводить измерения на работающем оборудовании. И только при наличии показаний переходить к испытаниям на выведенном оборудовании.

Такой подход устраивает всех и к нему все стремятся.

- Вы тоже идете этим путем?

И. Я. - Мы, как и все, стремимся проводить большую часть диагностики на работающем оборудовании. Для этого нами разработаны и утверждены методики, созданы и запатентованы различные типы датчиков, периодически выходят печатные работы с обобщающими результатами обследований, выводами и интересными особенностями по различным типам оборудования. Ежегодно, в феврале, мы проводим семинары по обмену опытом со специалистами наших филиалов. Эти семинары являются одновременно и учебой и научным диспутом, позволяющим всем быть в курсе последних разработок, идей и документов.

- Игорь Владимирович, вы рассказали о методиках диагностики, которые реально работают и всем выгодны. Если эти методики эффективны и практически универсальны, почему бы не применять их во всех случаях, экономя деньги и время?

И. Я. - На самом деле не все так просто. Во-первых, классические измерения и диагностику ни в коем случае нельзя противопоставлять друг другу, они должны дополнять друг друга.

Во- вторых, все методики, и в советское время и сейчас, разрабатывались отдельными школами, за которыми стояли имена с научным весом и регалиями. Доказать на государственном уровне, какая школа лучше, надолго не удавалось никому. Поэтому в разных отраслях приживались разные методики, в зависимости от того, кому из руководителей была ближе та или другая школа.

Сейчас всё стало еще запутаннее и сложнее. Науку государство бросило на выживание и методики должны сами доказывать свою жизнеспособность. Конкуренция резко обострилась. Плюс открылись двери для иностранных компаний, имеющих, как правило, значительные финансовые ресурсы и потому большие возможности влияния на менеджеров предприятий. С их приходом появились и другие методы конкурентной борьбы, ранее не принятые в стране – откровенное поливание грязью конкурентов через прессу, интернет и так далее. Механизм «черного пиара» прост: заказчики компромата приходят к ученому - пенсионеру с предложением написать статью или поставить свою подпись под уже готовой статьей. Понятно, что за суммы, которые пенсионерам и не снились, они подписывают статьи и публикуют их под своими именами, зачастую не читая, потому как не могут сразу несколько ученых мужей, подписавших статью, не знать институтских азов физики.

- Судя по вашим словам, такие примеры известны вам не только понаслышке (вариант: из опыта коллег)?

И. Я. – Действительно, такие примеры в опыте нашего предприятия были, причем неоднократно. Если ранее в научных спорах критиковались только методы и их базовые положения, не указывая имена и фамилии, то сейчас всё как раз наоборот – обязателен «переход на личности». С одной стороны, это расстраивает, с другой - радует.

- То, что переходящие в личную плоскость нападки расстраивают – естественно, но что же здесь может радовать?

И. Я. - Расстраивает тем, что пришло время, когда стал нормой подход – закидаем конкурентов грязью, надеясь на то, что пока соперники отмываются, они потеряют время и часть клиентов, которые поверят стоящим под статьей подписям докторов и кандидатов технических наук, а у заказчиков статей тем временем будет возможность отвоевать кусочек рынка.

Радует то, что если успехи твоего предприятия заставляют прилично раскошеливаться на компанию против нас, то значит, мы чего-то стоим и заслужили того, чтобы нам объявили «войну компроматов».

- Насколько мне известно, основания для такого оптимизма есть – Ваше предприятие действительно достигло ощутимых успехов не только в нашей стране, но и за рубежом.

И. Я. - Грех жаловаться. У нас имеется 5 подразделений, которые работают в базовых отраслях энергетики как в России, так и за рубежом – в большой энергетике, нефтехимической и газоперерабатывающей промышленности, металлургии, деревообработке и других энергоёмких отраслях.

- Значит, зарубежным заказчикам недостает своих специалистов?

И. Я. Разумеется, специалисты в области диагностики имеются повсюду, но конкуренция есть конкуренция, и сравнение цена/качество при выполнении зарубежных проектов почти всегда в нашу пользу.

- Не является ли такой подход демпинговым?

И. Я. Нет, конечно. Там работают точно такие же энергетики, что и у нас. И если ты сдал экзамен заказчику, то далее, цена, конечно, играет роль, но цена – не самый главный фактор отбора. За границей трудно работать как обособленное предприятие, поэтому у нас совместные предприятия с местными партнерами и поэтому цены на наши услуги, за счет надбавки партнеров, остаются сопоставимыми с конкурентами.

- С какими странами и предприятиями работает Ваша компания?

И.Я. – Куба, Венесуэла – это большая энергетика, Италия – большей частью нефтехимия самых известных брендов и еще много разных компаний, перечислить которые не хватит места. Швейцария – в основном гидроэлектростанции.

– Насколько нам известно, у Вас было совместное предприятие и в Америке.

И. Я. Да, с фирмой «Вестингауз», которое помогло нам пережить «веселые 90-е». Потом электрическое подразделение «Вестингауза» выкупила другая известная фирма.

– И ваши коллеги спокойно вернулись домой?

И. Я. – Нет, конечно, все остались там, помня, из какой страны уезжали.

– А из Италии и Швейцарии возвращаются?

И. Я. Я же с вами беседую, а я, наверное, чаще других там бываю. Просто страна стала другой, да и возраст такой, что уже трудно, что- то радикально менять. Хотя предложения были неоднократно. Там спокойнее, но здесь интереснее.

Итак, вопросы энергосбережения, диагностики энергетического оборудования, оптимального выбора диагностических методик имеют не только сухой «академический характер», но и порождают нешуточные споры и конфликты. Редакция газеты «Энергетика и промышленность России» приглашает уважаемых оппонентов высказаться на страницах нашего издания и перевести дискуссию из области обвинительно-обличительной в полезно-прикладную плоскость. А помогут нам в этом наши эксперты, так как критерием истины является практика. И потому что они, в итоге, будут оплачивать нашу науку.

Интервью провел корреспондент газеты "Энергетика и промышленность России Мельников Михаил.

На вопросы отвечал Главный инженер ООО «ДИАКС» Ярошенко И.В.

Т. 8 (8453) 320-005; email: i.v.yaroshenko@mail.ru

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 05 (217) март 2013 года:

  • Страхование опасных объектов: полис в пятьдесят раз дешевле штрафа
    Страхование опасных объектов: полис в пятьдесят раз дешевле штрафа

    С 1 января 2013 года стало обязательным страхование ответственности владельцев опасных объектов, которые являются государственным или муниципальным имуществом и эксплуатация которых финансируется за счет соответствующих бюджетов, а также страхование ответственности владельцев лифтов и эскалаторов в многоквартирных домах. ...

  • Блиц

    Замминистра энергетики Антон Инюцын, выступая на Красноярском экономическом форуме, рассмотрел ход госпрограммы «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности до 2020 года». В 2011 году энергоемкость ВВП России сократилась на 2,2 процента, из них вклад мероприятий программы – 1,5 процента вместо запланированных 2. Согласно выводам заместителя министра, подобное отставание связано с глобальной экономической нестабильност...

  • Кузбасскую супершахту построили за восемь лет
    Кузбасскую супершахту построили за восемь лет

    ОАО «Южкузбассуголь» (Кемеровская область) ввело в эксплуатацию шахту «Ерунаковская-VIII», строительство которой было заморожено на длительное время из‑за экономического кризиса 2008 года. ...

  • Строительство АЭС начинается
    Строительство АЭС начинается

    Подписан первый контракт на строительно-монтажные работы в рамках сооружения АЭС «Аккую» – первой атомной электростанции в Турции. Контракт заключен между филиалом российского ЗАО «Атомстройэкспорт» (госкорпорация «Росатом») в Турции и турецкой компанией OZDOGU Insaat ve Ticaret Ltd. Sti, которая стала подрядчиком по итогам конкурсных процедур. Контракт включает в себя разработку карьера на площадке АЭС и переработку скальных грун...

  • Заработает механизм финансовых гарантий
    Заработает механизм финансовых гарантий

    Наблюдательный совет НП «Совет рынка» 21 февраля утвердил регламент работы механизма финансовых гарантий. ...