16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/179/13194.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (179-180) август 2011 года

Александр Костевич: «Я – патриот своей страны»

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовала Ирина КРИВОШАПКА

Ставший за последние два года жителем Москвы, изобретателем и по совместительству бизнесменом, Александр Костевич владеет компанией, патентами на технологию и брендом «Сделано в России».

Наш собеседник уверенно заявляет, что нынешним статусом он обязан родителям, желанию разнообразить кругозор и стойкой вере в успех. Однако, по мнению молодого изобретателя, наравне с лаврами победителя он получил и проблемы, с которыми столкнулся именно в процессе реализации эксклюзивного для нашей страны продукта – аэрогидродинамического метода и оборудования для мягкого бластинга.

– Я с детства увлекался изобретательством: самостоятельно изготавливал какие‑то приборы, сначала на уровне игрушек, потом более серьезных конструкций, – рассказал Александр. – Одним словом, у меня всегда была тяга к изобретательству благодаря моим родителям – мои мама и папа инженеры. Мы долго жили в Норильске, лишь после окончания школы я переехал в Санкт-Петербург, чтобы продолжить обучение и поиски того, за что сейчас я получил признание.

– Почему не в Москву?

– Я не выбирал. Еще в школе проявляя большую активность, очень быстро разобравшись в только что появившихся компьютерах, даже в младших классах я стал самостоятельно изучать все пользовательские программы, ведь преподавателей по таким предметам было крайне мало. И за успехи я получил направление в Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича. Факультет назывался «Департамент фундаментальной подготовки», в 1999 году он только открылся и готовил специалистов широкого технического профиля, которые после окончания могли самостоятельно выбрать специализацию.

– Какие предметы или дисциплины вошли в этот департамент?

– Математика, физика, остальные технические предметы, все они преподавались в полном объеме без заострения внимания на каком‑то направлении, будь то передача сообщений или радиосвязь. И я до сих пор сохранил хорошие отношения и связи с заведующим кафедрой этого департамента В. Ф. Дмитриковым, он до сих пор не только следит за моими успехами, но и помогает и сам активно занимается наукой.

– А почему вы выбрали именно этот факультет, а не компьютерные технологии, которыми интересовались в школе?

– Потому что точно не знал, куда хочу пойти учиться, тогда как многие мои сверстники уже определились с выбором вуза и специализации. В то время компьютеры я знал вплоть до винтика – устройство, программное обеспечение, и я понял, что вряд ли захочу провести жизнь, сидя за монитором и программами. Поэтому я решил, так сказать, немного разнообразить свой кругозор. Так возникла идея рекламного агентства, которое я основал на последнем курсе университета.

В 2004‑2006 годах мы начали деятельность, потом открыли свое производство, дизайн-бюро, и это было увлекательным делом, в котором можно было проявить и конструкторские навыки, и дизайнерские стремления, и креативное мышление. Плюс какое‑то время здесь был неплохой заработок.

– Почему не пошел этот бизнес?

– Потому что начался кризис, и многие рекламные компании не смогли выдержать этого. В начале 2009 года мы остались без бюджета. В Северо-Западном регионе было несколько клиентов, но в один день они отказались от рекламы с целью сокращения затрат. Соответственно, я мог бы продолжить этот бизнес, но появилась другая, более глобальная идея, для реализации которой мне нужно было переехать в Москву. И я понял – что‑то свыше не дало мне завязнуть в рекламном бизнесе надолго.

– А когда родилась идея создания инновационной технологии? Известно, что ее прародителем была некая придуманная вами формула?

– Это совершенно сторонняя и вовремя пришедшая информация, ставшая тогда для меня почти спасительной соломинкой. Дело в том, что мой отец занимается поставкой оборудования для промышленности и энергетики, и он не понаслышке знает о проблемах с техникой. Допустим, на газоперекачивающих станциях специалисты жаловались на трудности обслуживания турбин без износа. С точки зрения российской спе-
цифики бизнеса мы можем использовать оборудование до тех пор, пока оно не сломается. Но в конце концов возникают проблемы, которые рано или поздно приводят к дисбалансу и выходу из строя турбины, что в свою очередь снижает эффективность работы, повышает затраты на закупку новых роторов и приводит к авариям.

За границей такой тип очистки называется «мягким бластингом», и существует несколько систем для очистки такого типа. В России об этом мало кто слышал. Однако такой метод сулил немалые перспективы в спектре применения (очистка судов, памятников, фасадов, энергетического, промышленного и нефтегазового оборудования без износа) и свободную нишу на этом рынке. Еще в Петербурге я решил придумать свой универсальный метод очистки сложных загрязнений. Стал прорабатывать эту тему, а потом собрал опытный образец в гараже, который впоследствии стал знаменитым. И у меня получилось.

– Откуда вы взяли информацию и сведения, для чего и что необходимо?

– Были исследования горной промышленности: при бурении сложных пород применялся эффект Ребиндера – то есть вода с абразивной пульпой для лучшего разрушения твердых материалов. Этот эффект проявляется в поверхностном загрязнении и ослабляет его за счет присутствия воды. Я взял одно, приставил к другому, и получился эффективный аппарат, который использует этот метод для очистки турбин. Уже в гараже мы опробовали этот метод на частях турбин и лопастей.

Естественно, моя идея переехать в другой город, подкрепленная ноу-хау, стала новым делом для меня. Шесть месяцев я разрабатывал технологию. Когда получил на руки работающий результат, проверил его на памятниках архитектуры, получил заключение со всех необходимых инстанций, в том числе патент РФ на АГД метод, установку, форсунки для нее и чистящие составы, я поехал в Москву.

– Наобум?

– Да. Одно время я жил у друга, не зная, куда и как применить аппарат. Благо, что в России начала зарождаться определенная среда в поддержку таких проектов – венчурное инвестирование, или аккумулирование идей, изобретений и бизнес-проектов от молодых ученых, их экспертиза на определенном уровне и вложение средств на развитие этих проектов. Этим занимаются коммерческие фонды и частные компании.

– А вы не боялись, что технологию просто украдут – возьмут и ничего не заплатят?

– У меня не было другого выхода. Но, конечно, я не раскрывал все подробности до окончания рассмотрения заявки. К счастью, мне не встречались недобросовестные бизнес-ангелы, и мне незнакомы такие случаи с моими друзьями и знакомыми.

– Кто такие бизнес-ангелы?

– Люди, имеющие отношение к венчурному инвестированию, они осуществляют поиск проектов и инвестиции – в среднем 150 тысяч долларов. Иными словами, это группа бизнесменов со средним постоянным доходом, которые согласны вкладывать в новые интересные технологии. В моей технологии они стали патентообладателями в определенной доле, поскольку очень помогли мне. Хотя в какое‑то время я могу от них отказаться, если выкуплю часть того, что они вложили в меня. И все это оформлено юридически верно. Уверен, я не справился бы без них, на мой взгляд, поиск бизнес-ангелов – обязательный шаг для любого начинающего бизнесмена.

– Помимо инвестиций они еще что‑то предложили?

– Да. Они предоставили помещение, офис, чтобы я мог заниматься своей разработкой не просто в гараже или на кухне, а уже в более-менее промышленном масштабе, налаживая серийное производство аппаратов.

Изначально я планировал создать производство этих аппаратов и поставлять их на рынок. Мы начали производство. Я договорился с тремя московскими предприятиями, которые изготавливали для нас запчасти, а мы собирали готовые аппараты. Они получили довольно неплохой спрос, в том числе и в регионах: буквально за полгода у нас появилось много региональных дилеров, потому что это был новый продукт на рынке. Мы выложили всю информацию в Интернет, и люди стали интересоваться на форумах. Но как только я стал представлять себе этот рынок, то понял, что, продав все эти аппараты, мы полностью насытим потребителя, и нам может грозить серьезный спад производства. Тогда и возникла идея самим использовать разработки и для оказания услуг энергетикам. Отрасли энергетики и ЖКХ тоже были выбраны не случайно – по нашим исследованиям рынок ТЭК самый емкий в России. И я стал искать инвесторов следующего, более крупного уровня.

– И теперь вы продавали уже услугу?

– Да. Вообще, никто не верил, что этот аппарат мог сделать один человек и реализовать его в «железе». Но потом все поняли, что я знаю технологию вплоть до винтика. Кроме того, я с ней победил в конкурсе «Формула успеха» в Научном парке МГУ и вошел в двадцатку лучших на Селигере. После Селигера мой друг познакомил меня с будущим венчурным инвестором проекта. Я рассказал ему о своей технологии и предложил реализовать проект по введению единой сервисной службы на предприятиях ТЭК Российской Федерации. И главное, мы станем использовать инновационные методы, которых ни у кого нет.

Мы приостановили производство аппаратов и начали развитие единой сервисной службы на базе объектов КЭС Холдинга. После проведения нескольких пробных работ на станциях холдинга мы получили хорошие результаты по сравнению с тем, что делалось до нас в рамках ремонтных кампаний. Мы объяснили руководителям станций, на чем можно сэкономить деньги при использовании нашего метода – мы уменьшаем перерасход топлива.

Например, во Владимирском филиале ТГК-6 на одном из теплообменников-подогревателей сетевой воды на протяжении десятков лет инженеры-энергетики не могли добиться нормальных показателей работы. Мы за две недели провели чистку оборудования и после этого добились нормативных паспортных данных. К тому же наша технология позволяет сэкономить станции порядка 3 миллионов рублей в год с очистки одного теплообменника. То, что мы предложили, на порядок эффективнее прежних технологий, с помощью которых едва ли можно добиться средних нормативных показаний, мы же восстанавливали данные до паспортных значений.

– Судя по всему, вас буквально завалили заказами, ведь технология напрямую связана с энергосбережением?

– Акционеры и руководители крупных энергетических компаний – за инновации и снижение затрат. Но есть проблема, и в энергетике она, к сожалению, проявляется как и в других отраслях. Речь идет о повышении цен на электроэнергию и тепло для конечных потребителей. Дело в том, что в этом не виновны ни правительство, ни главы регионов, ни акционеры крупных компаний, ни руководители-энергетики. За это ответственны те, кто составляет пласт менеджеров среднего звена, которым невыгодно экономить средства компании, в том числе и на очистке оборудования.

Когда на эти операции руководство выделяет денежные средства, до самой станции они доходят в очень малых объемах, остальное оседает в карманах тех людей, которые имеют прямое отношение к выбору подрядчиков, технологий и методов очистки и подсчету стоимости работ. В результате станции недополучают деньги на ремонт и очистку, оборудование работает малоэффективно. Чтобы нагреть воду до нужной температуры, нужно сжечь больше газа. Соответственно, повышается себестоимость и растет цена производства тепла и электроэнергии для потребителя.

Поэтому сейчас мы по‑своему начали борьбу с коррупцией – продолжаем внедрять инновации.

– А вы обращались с этим к руководству КЭС-холдинга?

– Руководство компании борется с таким положением дел со своей стороны. КЭС-холдинг активно участвует в программе по повышению энергоэффективности и внедрению инноваций. Специалисты компании поддерживают нас при внедрении новых технологий практически на любом уровне.

– Ваша стопроцентно российская технология пока имеет ограниченную отраслевую и географическую сферы применения. Есть ли планы пойти дальше?

– Конечно. Наша политика такова: технология должна работать в любой точке России, на доступных расходных материалах, универсальном оборудовании и существенно дешевле зарубежных методов. Я патриот своей страны и хочу, чтобы хотя бы в этом мы не зависели от импортного сырья или оборудования. Что касается географии, то у нас уже есть подразделение в Латвии, кстати, там гораздо проще внедрить технологию – повышение энергоэффективности в стране продолжается десятки лет. Нам также было бы интересно внедрить метод на объектах атомной энергетики – он позволяет проводить дезактивацию радиоактивных отходов, и к нам по этому вопросу уже обращаются. Наша задача укорениться в России. Решим проблемы здесь – пойдем дальше.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 15-16 (179-180) август 2011 года:

  • Независимые сбытовые компании и собственная генерация потребителей
    Независимые сбытовые компании и собственная генерация потребителей

    Рост цен на электроэнергию в начале 2011 года привел промышленников в замешательство – сначала платежи за электроэнергию росли как снежный ком в снегообильную зиму 2010–2011 года… ...

  • Европейский проект
    Европейский проект

    Шесть крупнейших европейских компаний, работающих в секторе возобновляемой энергетики, – EDF ЕN; DONG Energy; Насс & Wind Offshore; Poweo ENR; WPD Offshore и Alstom, создают консорциум для участия в тендерах в сфере ветроэнергетики, объявленных французским правительством. ...

  • Им сверху видно всё…
    Им сверху видно всё…

    Руководители филиала ОАО «МРСК Северо-Запада» «Колэнерго» совершили вертолетный облет одной из самых протяженных линий электропередачи на Кольском полуострове....

  • Угольно-газовый «ринг»: уголь пока проигрывает
    Угольно-газовый «ринг»: уголь пока проигрывает

    В общей структуре топливного баланса в энергетике России все виды топлива дополняют друг друга, каждый из них занимает свою нишу в использовании. На сегодняшний день преимущественное право потребления отдано газу – его доля составляет около 70 процентов топлива для тепловых электростанций. Тем не менее угля в нашей стране тоже немало: в ближайшие десятилетия с учетом исчерпаемости природного голубого топлива роль угля будет только рас...

  • Стандартам соответствует

    «Белэлектрокабель» получил сертификаты соответствия на силовые кабели. ...