16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/174/12981.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (174) май 2011 года

Кто боится возобновляемой энергетики

Энергетика: тенденции и перспективы Андрей КУЛАКОВ, руководитель отделения «Возобновляемая энергетика» общественной организации «Деловая Россия»

В одном из отраслевых изданий вышла статья А. Перова «Возобновляемая энергетика: прогрессивные тенденции или агрессивный PR?». Ее тенденциозность заставляет думать о пропагандистском характере материала.

Удивление вызывает сама постановка вопроса: возобновляемая энергетика – удел средневековья. В статье приведены некоторые факты и сделаны определенные выводы, с которыми я, как эксперт в области ВЭИ, позволю себе не согласиться.



«Зеленая» энергия дорого обходится потребителям?

При рассуждениях о стоимости «зеленой» энергии для потребителей необходимо ответить на два вопроса. Во-первых, какова стоимость электроэнергии у нас в стране, которая не имеет сектора возобновляемой энергетики? Во-вторых, какова стоимость производства электроэнергии на возобновляемых источниках энергии при использовании современных технологий?

Известно, что за последние десять лет электроэнергия в России подорожала в несколько раз. В результате перехода к «ручному управлению» отраслью ситуация стала просто абсурдной: цены на электроэнергию в России, обладающей избыточными энергетическими ресурсами, стали значительно выше, чем в странах, испытывающих серьезный недостаток в энергетическом сырье.

Уже сегодня российские тарифы на электричество сравнимы или выше, чем в США, Франции и Великобритании. Распространенное мнение о том, что развитие возобновляемой энергетики ведет к росту цен на энергию, является неверным. Рост цен связан с неправильным государственным регулированием в энергетической отрасли.

Технологии «зеленой» энергетики за последние десять-пятнадцать лет совершили прорыв. Так, удельная стоимость ветроэнергетических установок снизилась с 5000 до 1000 долларов США за 1 кВт, а «чистая» себестоимость производства электроэнергии (без инвестиционной составляющей) уже находится на уровне 30‑40 копеек за кВт-ч. Проекты строительства малых ГЭС со сроком окупаемости около десяти лет дают электроэнергию стоимостью 1,5‑2 рубля за кВт-ч, а геотермальные станции – 3‑3,5 рубля за кВт-ч.

При этом ужесточение экологических требований, требований по безопасности, надежности, рост стоимости энергетических ресурсов привели к значительному удорожанию строительства традиционных генерирующих мощностей. Стоимость строительства традиционных тепловых станций за последние пять лет выросла с 1000‑1200 долларов за 1 кВт до 2500‑3000 долларов. Проектная стоимость строительства будущей АЭС «Белене» в Болгарии составит около 10 миллиардов евро за 2000 МВт, то есть 5000 евро за 1 кВт.

Есть еще один факт, о котором автор статьи не упоминает, но о котором хорошо известно экспертам в области ТЭК, – государственная поддержка традиционной и атомной энергетики. По оценкам Международного энергетического агентства, суммарная величина мер поддержки и стимулирования энергетики в России в настоящее время составляет около 40 миллиардов долларов. Инвестиционная компания «Тройка Диалог» оценивает масштабы перекрестного субсидирования для ОАО «Газпром» примерно в 70 миллиардов долларов. Программа поддержки ядерной энергетики в России предусматривает выделение порядка 1 триллиона рублей.

«Зеленая» электроэнергия обходится потребителям недорого, точно не дороже атомной или угольной электроэнергии. Технологии развиваются и делают ВИЭ более эффективными и дешевыми, а угольные и атомные станции по причине ужесточения требований по экологии и безопасности становятся все более дорогими.



Не заменит традиционные источники?

Прямое противопоставление возобновляемой и традиционной энергетики некорректно. Конечно, нынешний уровень развития технологий, сложившаяся практика получения энергии, наличие углеводородного сырья ограничивают массовое внедрение ВИЭ. Но практика массового использования ВИЭ в Европе, США и Китае существует более двадцати лет, а месторождения углеводородов, особенно дешевых, сокращаются. Поэтому объективный тренд в энергетике – развитие новых технологий получения энергии, включая ВИЭ. По мнению международных экспертов, ВИЭ уже сегодня могут замещать ископаемое топливо в четырех сферах: производстве электроэнергии, приготовлении пищи и отоплении помещений, производстве моторного топлива, автономном снабжении энергией удаленных потребителей и в сельской местности.

Наиболее слабое место ВИЭ – более высокие удельные капиталовложения по сравнению с традиционными ПГУ и ГТУ. Это связано с высокой капиталоемкостью оборудования, необходимостью создавать большие площади энергоустановок, «перехватывающих» поток используемой энергии (приемные поверхности солнечных установок, площадь ветроколеса, протяженные плотины приливных электростанций и т. п.), дополнительными затратами на преобразование и аккумулирование энергии.

К недостаткам ВИЭ на современном этапе развития технологий также следует отнести и трудности, связанные с невозможностью постоянного сопряжения производства электроэнергии с ее потреблением (графиком нагрузки) или интегрирования энергетических установок на базе ВИЭ в общую силовую сеть. Эти проблемы решаются с помощью современных преобразователей частоты и накопителей энергии.

Но уже очевидно, что масштабное развитие ВИЭ и технологий аккумулирования энергии будет означать снижение доли централизованной крупной энергетики. Для общества это будет означать автономизацию и независимость от крупных энергетических компаний, а также повышение надежности электроснабжения.



Небезупречна с экологической точки зрения?

Сформулировав этот тезис, господин Перов использует прямое манипулирование информацией. Приводя пример о возможном вреде «зеленого» топлива – этанола и смене характера землепользования при выращивании сырья для него, автор ставит под сомнение «экологическую безупречность» ВИЭ. К этим аргументам можно добавить проблему затопления больших площадей и необходимость переселения большого числа людей при строительстве крупных гидростанций, проблему утилизации лопастей ветроэнергетических машин и т. д. Но все эти проблемы в сравнении с экологическими последствиями от загрязнения окружающей среды атомными и угольными станциями представляются техническими трудностями. И, слава богу, редкий, но все‑таки пример японской АЭС в очередной раз ставит вопрос о цене атомной энергии.

Спрос на «зеленую» энергию и «низкоуглеродную» энергетику появился и сохраняется не потому, что, как считает автор, международные ассоциации захотели развивать новые отрасли, но как ответ общественности на глобальное загрязнение окружающей среды и монополизм энергетических компаний.

Есть еще один важный аргумент в пользу возобновляемой энергетики – ее энергетическая эффективность. Дело в том, что энергии, выработанной электрической установкой на ВИЭ в течение всего срока службы, в пять-десять раз больше, чем энергии, затраченной на создание и функционирование этой установки, с учетом оборудования и материалов, транспортных и строительно-монтажных работ.

Таким образом, постепенный переход на возобновляемую энергетику одновременно означает переход человечества на новую ступень энергетической эффективности.



Перспективы в России

Россия располагает огромными ресурсами по всему набору видов ВИЭ. Общая оценка производственного потенциала солнечной, ветровой, гидро- и геотермальной энергии, а также энергии биомассы, сточных вод и т. д. превышает 250 миллионов тонн условного топлива ежегодно, или около 30 процентов всех потребляемых первичных энергетических ресурсов России за год. Следует отметить, что детальные расчеты потенциала нетрадиционных ВИЭ в России производились в конце XX века. К настоящему времени они, по всей видимости, возросли с учетом повышения эффективности технологий ВИЭ.

Несмотря на обеспеченность традиционными энергоносителями, Россия заинтересована в использовании ВИЭ, которые уже сегодня могут иметь несколько сфер применения. Во-первых, это энерго­обеспечение северных и других труднодоступных и удаленных районов, не подключенных к общим сетям, где живет более 10 миллионов человек. В целом «северный завоз» оценивается в 7 миллионов тонн нефтепродуктов и 23 миллиона тонн угля в год. При этом топливо доставляется водным, автомобильным и даже воздушным транспортом. Такое топливоснабжение обходится стране в 500 миллиардов рублей ежегодно. Себестоимость производства электроэнергии в таких регионах превышает 10 и даже 50 рублей за кВт-ч, а тепла – 3000 рублей за 1 Гкал, что делает применение технологий ВИЭ коммерчески привлекательным.

Основным мотивом развития ВИЭ в России должно стать обеспечение диверсификации топливно-энергетического баланса субъектов Российской Федерации и страны в целом. Такая диверсификация призвана стать элементом Концепции энергетической безопасности на долгосрочную перспективу. В России имеются все возможности создания оптимально диверсифицированного топливно-энергетического баланса, в котором равные доли будут приходиться на тепловую, газовую и угольную генерацию, АЭС и ВИЭ.

Господин Перов задает риторический вопрос – «в чем, собственно, заключается выигрыш российских потребителей энергоресурсов, которые будут вынуждены из своего кармана оплачивать приобщение к «прогрессивным веяниям»?» Ирония автора непонятна, если вспомнить, что Россия питается наполовину импортными продуктами питания, а об одежде и говорить нечего. Ирония автора непонятна, если посмотреть на новейший опыт автомобилестроения, где усилия государства приводят к тому, что российский автопром перенимает западные технологии, а жители страны получают возможность ездить на более дешевых, более безопасных и более экономичных машинах.

Отсюда и вывод: в России надо развивать ВИЭ. Или в форме проектов, реализуемых государственными компаниями, или в форме демонстрационных проектов, реализуемых на принципах государственно-частного партнерства, или путем принятия соответствующего законодательства для массового внедрения ВИЭ. Возобновляемая энергетика – это новые технологии и реальная модернизация научного комплекса и промышленности в широком смысле, это диверсификация топливно-энергетического баланса и энергетическая безопасность отдельных регионов и страны в целом, это сбережение углеводородов для будущих поколений, которые найдут ему более рациональное применение, это экология наших городов и здоровье нас и наших детей, это новое качество нашей жизни.

В России давно пора развивать возобновляемую энергетику. Для этого существуют все предпосылки, и нужен толчок – принятие законодательной базы. В противном случае «средние века» для России наступят совсем скоро в виде низкой эффективности систем жизнеобеспечения, пренебрежения к экологическим проблемам и несопоставимо низкого качества жизни людей.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 10 (174) май 2011 года: