16+
Регистрация
РУСENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/165/12531.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (165-166) январь 2011 года

Итоги 2010 (энергетического) года: теряем и находим

Энергетика: тенденции и перспективыК. т. н. Анатолий ЖУРАВЛЕВ, директор ООО «НПФ «ЛЕНА»

Своим мнением об итогах 2010 года для российской энергетики и смежных с ней отраслей делится постоянный автор «ЭПР» Анатолий Журавлев.

В целом год можно признать удачным. Главное, что энергетика показала свою устойчивость к экстремальным погодным условиям (холодные и снежные начало и конец года, сухое, жаркое лето с пожарами).

Генерирующие объекты отработали без сбоев и крупных аварий, если не считать теракта на ГЭС в Кабардино-Балкарии. Основные проблемы были в сетевых компаниях.

Пострадали от неожиданного отключения энергоснабжения миллионы жителей Санкт-Петербурга. Отделались испугом, так как дело было в августе (тепло), да и обесточивание оказалось относительно кратковременным. (Хотя был еще ураган в Ленобласти, когда справиться с отключениями удалось не так быстро.) А вот сотням тысяч жителей центральной России пришлось помаяться без света и тепла по‑настоящему, как блокадникам. В пору выписывать им льготы. Больше всего внимания в СМИ было уделено мученикам аэропорта Домодедово, но тут, по‑моему, энергетики виноваты меньше всего. Такой уж уровень управления в воздушной гавани. Например, некий менеджер на всю страну объявляет, что самолеты обледенели, взлететь не могут, а реагенты для борьбы надо везти из Германии. А как это сделать в такой снегопад? Да никак. (Самолеты зимой летали до войны, в войну и после войны.)

Я вот к аэропортам не имею отношения, но точно знаю, что двадцать лет назад склады и военной, и гражданской авиации были забиты антиобледенительной жидкостью, причем двух модификаций. Называлась она «Жидкость-И» (видимо, от слова «иней»). Характеристики ее таковы, что она может использоваться и для борьбы с обледенением энергообъектов. Когда зимой 2009‑2010 годов стала обмерзать плотина злополучной Саяно-Шушенской ГЭС, я очень удивился, что ее там не используют, полагаясь на ломы и топоры. В идеале массовых аварий в сетях быть не должно, так как гололед и снегопад – обычные явления погоды и следует использовать инженерные средства защиты. Большинство из них известно. Самое простое: замена воздушных линий на кабельные подземные. Мера вполне рентабельная, позволяет ввести в хозяйственный оборот дорогостоящие участки земли в городах и пригородах, плюс экономия на ремонтных работах. (Другую точку зрения на переход к подземным кабелям читайте на стр. 16 – Прим. ред.)

Для высоковольтных линий разработаны химические и физические способы защиты. Химический – гидрофобные пасты (мне известны две: украинская и российская). Физический – омический нагрев проводов. Способ испытан давно, но необходимо оборудование для его реализации и оперативная связь между генерацией и распределением электроэнергии. А вот с этим совсем плохо. Производство и потребление электричества – совсем не то, что рубка дров и топка печей, хотя и то и другое – энергоносители. Вполне нормально, что лесоруб продает дрова перевозчику, который их везет по железной дороге, а потом продает истопникам, обычно со склада. И все это разные хозяйственные субъекты. Реформаторы РАО ЕЭС, по‑видимому, не знали, что электрическое поле перемещается со скоростью света, и электрочайник в квартире связан непосредственно с генератором, да не с одним, так как работа сотен гигантских электромашин переменного тока синхронизирована. Энергосистема – единый и живой организм с обратной связью. Делить такие вещи нельзя.
Думается, что сетевые компании, в принципе, не в состоянии предотвратить массовые аварии из‑за своей инженерной и научной слабости, а также организационного отделения от генерации.

Административные меры регулирования в области энергетики, состоявшиеся в ушедшем году, я лично оцениваю негативно. Запрет на лампы накаливания абсурден. Физиологически они хороши, ведь их спектральные характеристики близки к показателям солнечного света. Но экономически это нелепо. Я плачу за электроэнергию по счетчику и ставлю дома электроприборы какие хочу. Почему бы не запретить стиральные машины-автоматы? Они тратят много электричества на нагрев холодной воды, хотя в квартирах есть источник горячей. Можно запретить электрочайники, поскольку уже в большинстве населенных пунктов есть газ.

Притом взамен предлагаются люминесцентные ртутные лампы, но существует порядок их учета, хранения и утилизации, который является частью природоохранного законодательства. Неплохо бы президенту, юристу по образованию, хотя бы на стены посмотреть в аэропортах. Там написано: «Запрещено перевозить на воздушных судах приборы, содержащие ртуть». То есть ртутные лампы закон приравнивает к оружию. По сути, свободная продажа люминесцентных ламп автоматически нарушает законодательство!

Указ об уменьшении числа часовых поясов привел к массовым протестам в Петропавловске-Камчатском. Камчадалы закалены энергетическими катаклизмами последних десятилетий, и вывести их из равновесия сложно. Но внешне безобидный указ их все‑таки раскачал. Причины недовольные граждане объяснили так: тьма опускается на город в 16:00, детей на улицу выпускать страшно, самим ходить по ледяным колдобинам опасно, а счета за электроэнергию приходят умопомрачительные. (Правда, нельзя не вспомнить, что во многих районах нашей страны, включая многомиллионный Санкт-Петербург, зимой темнеет не позже без всякой смены часовых поясов, а кое‑где так вообще полярная ночь.)

Новые поправки к Правилам дорожного движения предлагают ездить «днем с огнем». По стране это приведет к пережогу минимум 500 тонн бензина и солярки, а связь данной меры с безопасностью движения под большим вопросом.

Но закончить хочется на мажорной ноте: имеется и хорошее административное решение – пресловутый небоскреб на Охте в Санкт-Петербурге, грозивший исказить всемирно известные панорамы, сооружаться не будет (по крайней мере, в исторической части города). Побольше бы таких запретов. Сплошной позитив, в том числе энергетический. Ведь известно, что сверхвысокие здания крайне энергорасточительны, особенно в северных широтах.

Всех энергетиков хотелось бы поздравить с успешным старым годом и пожелать закрепить успехи в новом году.

МНЕНИЕ

В заключительном номере «ЭПР» прошлого года мы опубликовали итоги опроса о том, можно ли считать 2010‑й успешным для развития российской энергетики. Результаты голосования на сайте газеты (eprussia.ru) оказались не слишком оптимистичными: за вариант «Да, она успешно развивалась» проголосовало наименьшее количество читателей – 19,35 процента; за вариант «Нет, она отстает от роста экономики» – 30,65 процента; и большинство (50 процентов) оказалось настроенным негативно, выбрав вариант ответа «Нет, она разрушается технологически и организационно».

Один из наших экспертов предлагает развернутый ответ на этот вопрос.

Олег Журавлев, специалист по стратегии и корпоративному развитию ОАО «ОГК-4» (ООО «E. On Russia Power»):

– Результаты опроса, на мой взгляд, отражают пессимистичные настроения. Но все не так однозначно: даже если бы опрос формировался представителями лагеря оптимистов, его результаты все равно не могли бы трактоваться «в одну сторону». Понимание результатов подобного опроса зависит от масштаба, в котором мы рассматриваем термин «энергетика».

В энергетике в том, что касается области генерации, транспорта и распределения электроэнергии, 2010 год не может быть назван провальным, отсталым. К концу 2010‑го в целом сформирован оптовый рынок электроэнергии. Да, он разделен на две ценовые зоны. Да, в него пока не входит ряд неценовых зон, входящих в ЕЭС, а также огромные территории Дальнего Востока. Впереди будет работа, но рыночная платформа (в частности, рынок мощности) и правила игры есть.

В 2009 году вводы новых генерирующих мощностей составили 1524 МВт. В большинстве своем это высокотехнологичные электростанции. Разве можно назвать разрушением обновление производственных фондов электроэнергетики?

Не буду разбирать детально такие положительные аспекты, как инвестиции в распределительные сети ФСК и МРСК (новое строительство и реновация), а также переход на новые методы регулирования в сетях (введение методики долгосрочного регулирования, возврата на капитал). Большая часть РСК (региональных сетевых компаний) в 2011 году будет регулироваться уже по новым правилам, приближенным к реалиям современной экономики.

Обобщая все вышесказанное, можно констатировать: электроэнергетика и производство тепловой энергии вливаются в экономическую систему. Это хорошо? На мой взгляд, скорее да, чем нет. В 2010 году мы продвинулись вперед. Я бы голосовал за пункт 1.

Но, конечно, без ложечки дегтя не обойтись… Возьмем такие энергоносители, как нефть и газ. Нельзя сказать, что в России в 2010 году много было сделано для диверсификации экспорта углеводородов. Национальные интересы требуют, чтобы доля сырой нефти в экспорте углеводородов снижалась. Российской нефтехимии нужно: а) увеличение мощностей, б) обновление существующих фондов, в) расширение номенклатуры продукции и г) выход на новые степени передела. Короче, серьезная модернизация. Не будем говорить о том, что в стране пока нет современного газохимического производства и в 2010-м ни одного газохимического комбината в эксплуатацию не введено.

У нас налицо технологическое отставание: мы потихоньку разучиваемся производить оборудование (а также ИТ-надстройку к нему) для нужд нашей энергетики. Рынок активно осваивается зарубежными компаниями.

Основной фактор такого положения дел заключается в деградации цепочки «наука – испытания – внедрение – производство». Дело отнюдь не в набившем оскомину «недофинансировании» науки; оно, конечно, имеет место быть. Дело в организации. Раньше поставку научной мысли в производство контролировало государство. Сейчас такой функции у государства нет – времена другие, экономика другая. Наука может развиваться самостоятельно, но для применения ее потенциалов в производстве нужны некоторые условия.

Первейшее из таких условий – институциональная среда. Свобода для ведения бизнеса, исследований, внедрения разработок, без эшелонированных административных барьеров. Такая среда нужна на уровне всей экономики. Проекты создания Технологических платформ и иннограда Сколково – хорошие идеи. И они принесут свои плоды. Но они не облегчат условия для ведения бизнеса, внедрения инноваций, покуда наша экономика останется зоной риска. В 2010 году экономика по‑прежнему боялась длительных проектов, ее риск-профиль не изменился. И это минус для нашей энергетики, которая рискует лишиться собственной, российской, научной базы.

Только каждый пятый опрошенный считает, что энергетика в 2010-м развивалась. Такой скепсис лично я не разделяю, но мне он понятен. И он должен служить стимулом для энергетиков для упорной работы в 2011‑м.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста,авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01-02 (165-166) январь 2011 года:

  • Суд отклонил иск «РусАла» по поводу саяно-шушенской аварии
    Суд отклонил иск «РусАла» по поводу саяно-шушенской аварии

    Арбитражный суд Москвы отклонил иск ОАО «РусАл Саяногорский алюминиевый завод» о взыскании с ОАО «РусГидро» около 25 миллионов рублей убытков, возникших в результате аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. ...

  • Первая дорога с новым светом
    Первая дорога с новым светом

    Водители одного из самых загруженных участков голландской автомагистрали А-44 смогут почувствовать себя безопаснее благодаря новому светодиодному освещению дороги. ...

  • Россия ставит на биотопливо
    Россия ставит на биотопливо

    Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз) завершает разработку пакета мер, стимулирующих применение низкокачественной древесины для получения твердого биотоплива и его сжигания в котельных и ТЭЦ. ...

  • Бетэловые резисторы как инструмент надежности
    Бетэловые резисторы как инструмент надежности

    Как показала мировая практика, проблемы, связанные с ограничением токов короткого замыкания, скорости восстанавливающихся напряжений, уменьшением величины и длительности перенапряжений в переходных режимах, можно решать, используя мощные резисторы. ...

  • Блиц

    Президент Дмитрий Медведев подписал закон, которым ратифицировал соглашение с правительством Японии о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии. Закон был принят Государственной думой 22 декабря 2010 года и одобрен Советом Федерации 24 декабря прошлого года. Соглашение носит рамочный характер и устанавливает основные принципы взаимодействия в ядерной сфере. Сотрудничество в рамках соглашения осуществляется только в мирных...