16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/151/11644.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 11 (151) июнь 2010 года

Гидра гидро

Энергетика: тенденции и перспективы К. т. н. Анатолий ЖУРАВЛЕВ, директор НПФ «ЛЕНА»

В 1989 году Управление по рациональному расходованию энергии и использованию возобновляемых источников при Министерстве энергетики США исследовало издержки, обусловленные воздействием производства электроэнергии на окружающую среду.

Исследователи сделали важный вывод: совершенно безвредной для окружающей среды технологии производства энергии не существует. Это, разумеется, касается гидроэнергетики и гидротехнических сооружений (ГТС) в целом (плотины, каналы, дамбы).

Вывод привел к практическим результатам: в США за десятилетие с 1997 по 2007 год темпы сноса плотин превысили темпы строительства новых! Во Франции снесены четыре ГЭС на Луаре, в Австралии разобрали плотину Веллингтон. Таким образом, страны с развитой рыночной экономикой готовы отказаться от даровой энергии из неисчерпаемого источника из экологических соображений. Это не мешает развивать возобновляемую энергетику: так, США – мировой лидер по мощности ветрогенераторов, на Гавайях запустили мощнейшую геотермальную электростанцию, активно развивается солнечная энергетика. Но в отношении гидроэнергетики у развитых стран – точный расчет, основанный на анализе всех факторов риска и доходности, выгод и убытков.



Куда ведет особый путь?

В России же продолжается сооружение крупных ГЭС, несмотря на глубокое «энергетическое противоречие»: пытаясь получить электричество из падающей воды, мы лишаем себя возможности использовать тепловую энергию древесины и торфа, причем энергетический потенциал биомассы, оставленной на дне водохранилищ, превышает выработку электричества на ГЭС за целые десятилетия.

Здесь надо иметь в виду, что теплотворной способностью обладает не только товарный торф, но и торфяные грунты и верхний слой таежной почвы. Нельзя сказать, чтобы этого никто не понимал: после печального опыта затопления поймы Братским и Усть-Ильминским водохранилищами обсуждались планы полной очистки ложа Богучанского водохранилища от биомассы с ее утилизацией, но потом не до того стало. В настоящее время против подобных планов приводится весомый аргумент: «Но ведь у нас нет таких технологий».

Всё есть, только вспомнить надо: еще в позапрошлом веке известный металлург В. Е. Грум-Гржимайло внедрил на уральских заводах газогенераторы, которые превращали в горючий газ пни, сучья, торф, древесную кору, и эксплуатировались эти устройства около ста лет, до подвода природного газа.

В XXI веке в России сдана в эксплуатацию одна крупная ГЭС – Бурейская в Амурской области. В свое время она предназначалась для снабжения дешевым электричеством Дальнего Востока, но основной поток энергии направлен почему‑то в Китай. При этом водохранилище, как водится, затопило тысячи квадратных километров тайги, чему трудно найти объяснение, ведь рядом находится бездонный рынок сбыта для деловой древесины – Китай.

Водохранилища крупных ГЭС – пожиратели земель, причем плодородных, пойменных, да и леса в долинах рек, даже сибирских, самые продуктивные. Земли, затопленные при возведении плотины, зачастую полностью выводятся из хозяйственного оборота, к тому же биологическая продуктивность вод в этих искусственных водоемах близка к нулю, поскольку гниющие в воде растительные останки выделяют метан и двуокись углерода, то есть парниковые газы. К жизни в таких водоемах не может приспособиться ни речная, ни озерная рыба.

Таким образом, дешевизна гидроэлектроэнергии – миф. За нее приходится платить затопленными землями, погубленными (без хозяйственного использования древесины) лесами, оскудением рыбных запасов и популяций промысловых зверей, необходимостью очистки воды, качество которой падает, возможным затоплением месторождений полезных ископаемых. Не говоря уж о том, что мы, вроде бы, строим рыночную экономику, но гидроэнергетики почему‑то освобождены от платы за использование водных ресурсов, хотя теплоэнергетики, использующие воду в градирнях, исправно за нее платят и еще обязаны производить ее очистку.



Гидроэнергетические планы одного мэра

Не каждый москвич похож на знатного гидростроителя Н. С. Хрущева. И только один, помимо внешнего сходства, имеет влияние и возможности, чтобы оставить на земле российской неизгладимый след в виде гигантского ГТС, доселе на планете невиданного – канала от тундры до пустынь Средней Азии длиной 2500 километров и пропускной способностью 25 кубических километров в год. Несколько лет проект популяризировался в прессе, а 18 января сего года сам автор выступил с программной речью по центральному телевидению. Народу рассказали о кознях зловещих внешних сил: Китай забирает 8 кубических километров из 9 кубических километров стока Черного Иртыша, и Россия должна компенсировать эту воду Казахстану, иначе он заберет эту воду со своего участка Иртыша, и мы все равно этих 8 миллиардов тонн воды лишимся. Затем афганцы отведут Амударью на орошение своих полей, отчего водный кризис в республиках Средней Азии совсем обострится, после чего их жители ринутся на нашу территорию «независимо от желания россиян».

Но по всем пунктам обоснования проекта вызывают большие вопросы. Почему мы должны компенсировать бывшим союзным республикам воду, которую забирают у них злые соседи? Они что, постоять за себя не могут? Есть международное право, ООН. В мировой практике действует правило, согласно которому страна, находящаяся выше по течению реки, не может забирать на свои нужды более 25 процентов речного стока. Современный Китай не склонен нарушать международные соглашения, к тому же Казахстан – его важный торговый партнер, поставщик и транзитер углеводородов. А уж Афганистан в его нынешнем состоянии вообще не имеет технических возможностей для существенного отбора воды из Амударьи. Наконец, трудовая миграция слабо связана с водными ресурсами: в Саудовской Аравии нет ни одной постоянной реки, но никто оттуда на заработки не ездит, наоборот, мигранты считают счастьем там потрудится.

При этом в Средней Азии имеются немалые собственные водные ресурсы: сток Амударьи – 63 кубических километра в год, Сырдарьи – 37. Есть и другие реки. Сток рек почти полностью забирается на водоснабжение и полив, но тут‑то и таятся резервы: большая часть каналов – грунтовые, они не имеют бетонной или иной облицовки, и вода уходит в грунт, а в условиях высокой испаряемости это приводит к засолению земель. Полив земель – почвенный, вода распределяется с помощью мелких арыков, что также ведет к перерасходу воды и засолению. Бывая в Средней Азии, я очень удивлялся их способам полива: в средней полосе России, где вода доступна, основной способ полива – дождевые установки, а в пустынях – арыки. Надо поливать дождевым и капельным орошением, воду подавать по трубам, каналы забетонировать. Это дорого и трудоемко, но конечный результат себя окупит, вся мировая практика это подтверждает. И людей займут, и посевные площади можно расширять.

Сам проект переброски сибирской воды в бассейны Сырдарьи и Амударьи возник благодаря особенностям рельефа Северного Казахстана: между отрогами Урала и Казахским мелкосопочником располагается Тургайская ложбина, которая возвышается над уровнем Оби в районе Ханты-Мансийска на какие‑нибудь 100 метров. Но подъем такой массы воды даже на 100 метров потребует 2,5 миллиона кВт электрической мощности. Суммарно потребуется энергия еще одной Братской ГЭС! Для которой понадобится очередное водохранилище. Плюс новые мосты, углубление ряда русел. При этом воды для орошения Южной Сибири хватает и так, электроэнергия этого проекта не окупится, и что получаем мы, вообще непонятно.

К гидроэнергетическим проектам, особенно грандиозного масштаба, нужно подходить с рыночными мерками, не забывая о стоимости земли, чистой воды, потерях от экологического ущерба и т. п. Без грамотного рыночного ценообразования гидрочудища «сожрут» все лучшие земли России, а отдача окажется весьма сомнительной.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 11 (151) июнь 2010 года:

  • Печора опередит Штокман
    Печора опередит Штокман

    Управляющая компания «СН-Нефтегаз» (дочерняя структура группы АЛЛТЕК) завершила технико-экономическое обоснование строительства завода сжиженного природного газа (СПГ) в Ненецком автономном округе. ...

  • 2008 год: международные победы, закрытие РАО ЕЭС и загадочный коллайдер
    2008 год: международные победы, закрытие РАО ЕЭС и загадочный коллайдер

    В январе на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе было официально признано, что мировая экономика переживает финансовый кризис. Предшественником кризиса 2008 года стал ипотечный кризис в США, первые признаки которого появились в 2006 году. Постепенно кризис из ипотечного трансформировался в финансовый и затронул не только США. К началу 2008 года кризис приобрел мировой характер и постепенно проявился в повсеместном падении...

  • На Красноярской ТЭЦ-3 монтируют автоматику
    На Красноярской ТЭЦ-3 монтируют автоматику

    Группа Е4 продолжает работы по поставке программного комплекса «Торнадо-N» для АСУТП Красноярской ТЭЦ-3. ...

  • Новости РТСОФТ

    Расширение партнерства В начале апреля 2010 года состоялась партнерская встреча высшего руководства ЗАО «РТСофт» и австрийской компании Sprecher Automation на территории Инженерного дома «РТСофт». В ходе переговоров стороны обсудили актуальные вопросы, связанные с планами расширения партнерских отношений, подвели итоги прошедшего года и разработали план сотрудничества на 2010 год. На встрече представители «РТСофт» и Sprecher Automat...

  • Вместе непросто, порознь невозможно: российский газ в Европе
    Вместе непросто, порознь невозможно: российский газ в Европе

    Последние пять лет в Берлине ежегодно проходит конференция «Энергетический диалог: Россия – ЕС. Газовый аспект». ...