16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/150/11601.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (150) май 2010 года

У нас это невозможно?

Нефть, газ, уголь в энергетике Подготовили Ольга ТРУНОВА и Ирина КРИВОШАПКА

Сегодня об освоении ресурсов шельфа много говорят и в России. Мы обратились к экспертам с вопросом о том, возможно ли повторение трагедии Мексиканского залива в наших условиях – например, на Штокмановском месторождении?

Марина Веретенникова, генеральный директор ОАО «Новая энергия»:

– По сравнению с США Россия гораздо больше застрахована от таких аварий. В этом плане у нас более жесткое законодательство, более требовательное. Кроме того, в отличие от США, где работают тысячи нефтяных платформ, принадлежащих международным компаниям, в России пока действуют только несколько десятков буровых платформ на морском шельфе, которые к тому же не проводят глубоководного бурения. Поэтому объективно риски подобных аварий на порядок ниже. Однако подобные риски будут возрастать по мере развития бурения на континентальном шельфе Арктики, северного Каспия и Охотского моря.

Александр Москаленко, президент группы компаний «Городской центр экспертиз»:

– Начнем с того, что в России ничего похожего не было, поскольку шельфовая нефтедобыча в нашей стране базируется преимущественно на платформах, стоящих на напорах (на Балтике, Каспии и в районе Сахалина).

Что касается других стран, то я был удивлен, столкнувшись еще несколько лет назад с иными технологиями, которые активно применяет Бразилия – один из ведущих мировых экспортеров нефти, добываемой на морском шельфе. К сожалению, даже эти технологии не предусматривают мероприятий борьбы с авариями, аналогичными той, что случилась в Мексиканском заливе. Если на суше нефть добывают давно и при подобных явлениях скважину можно просто засыпать или взорвать, как в Кувейте, – эти процессы более-менее отработаны, то на морских платформах возможные способы ликвидации последствий разлива нефти еще не практиковали. Хотя на платформах, находящихся на малых морских глубинах, можно применять взрывы. Но в данном случае на таком расстоянии и вслепую точно попасть в место разрыва трубы проблематично.

Случившееся, на мой взгляд, очень похоже на то, как мы строим высотные здания, но не предусматриваем технологии спасения людей в чрезвычайных ситуациях. Иными словами, мы развиваем новые технологии, совершенствуем методы добычи нефти и учимся строить быстрее, чем ликвидировать опасные последствия.

Если говорить о масштабах, то авария на скважине в Мексиканском заливе сродни Чернобыльской катастрофе, потому что возникла утечка огромного количества ядовитых веществ в море, утилизировать которые мы не умеем. Хоть в этой аварии и виновна частная добывающая нефть компания ВР, это – происшествие планетарного масштаба, и ответственность за него лежит на всем мировом сообществе. Мы же пока выступаем в роли наблюдателей. Сейчас мировая общественность следит за ходом спасательной операции, в то время как необходимо действовать. Так же быстро и оперативно, как в случаях оказания помощи государствам во время стихийных бедствий.

Мое предложение в качестве решения проблемы достаточно экзотическое. Понятно, что в настоящее время скважину всеми силами пытаются сохранить – это дорогостоящий объект. Но катастрофа не сокращается в масштабах – нефть продолжает поступать в залив сумасшедшими объемами. Я предлагаю уничтожить скважину единственно возможным инструментом – ядерным зарядом небольшой мощности. Несмотря на то что впоследствии этой скважиной невозможно будет пользоваться, такое одномоментное воздействие поможет нам справиться с серьезнейшей аварией и довольно быстро ликвидировать ее последствия. К тому же и экология, и виновная в случившемся компания «Бритиш Петролеум», понесут гораздо меньше убытков, чем сейчас. Иначе потребуются миллиарды долларов на ликвидацию последствий нефтяного разлива: ориентировочно на квадратный километр обрабатываемой поверхности необходимо не менее 100 тысяч долларов только на сорбенты, плюс морская техника, персонал, постоянный мониторинг ситуации и другое.

К сожалению, на уровне правительств меры по обеспечению безопасности таких объектов, возможные программы по борьбе с такими авариями будут утверждены тогда, когда в мире случится 5‑10 подобных катастроф. А пока мы ограничиваемся созданием аварийно-спасательных формирований, эффективность которых, как видно, не очень велика. Мир не готов к таким авариям. Возможно, в целях их предупреждения нужно по‑другому проектировать скважину, планировать использование защитных мероприятий, страхование таких рисков. Кстати, по страхованию положительный опыт есть у «Газпрома»: страховая компания СОГАЗ нанимает экспертов, чтоб на любом этапе подсчитать максимально возможную аварию и ее последствия для экологии и людей. В результате получаются конкретные страховые суммы, которые в рисковых ситуациях становятся страховым покрытием для компенсации последствий.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 10 (150) май 2010 года: