16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/144/11139.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 04 (144) февраль 2010 года

Стратегическая отрасль нуждается в поддержке

Производство для энергетики Подготовила Алина ВАСИЛЬЕВА

Инновации, то есть новая техника, модернизация – это постоянный процесс, требующий внимания, кадров и средств.

Прибыль здесь не стимул – в данном случае выгода не может быть быстрой, но это зачастую не устраивает инвесторов. Так считает генеральный директор ООО «Международный технологический центр возобновляемой энергетики, энергоэффективности и энергосбережения», вице-президент Международной энергетической академии Эдуард Перминов.

По мнению нашего эксперта, самое быстро развивающееся направление науки, техники и бизнеса – возобновляемая энергетика. По этой весьма показательной и перспективной отрасли в 1930‑1950 годах наша страна была впереди всех: в СССР успешно работали сотни тысяч ветряных и водяных мельниц, тысячи малых ГЭС, сотни газогенераторов и ветроустановок, автомобили на «дровах» и трактора на «соломе».

– К сожалению, сейчас мы имеем лишь малую часть того потенциала: два блока на Мутновской геотермальной ТЭС, строительство которой планировалось с 1985 года; Кислогубскую приливную электростанцию 1968 года на французской турбине 450 кВт (1968 год); Куликовскую ветроэлектростанцию 5 МВт на импортных установках мощностью 225 кВт, хотя в мире в основном используются ВЭУ 2‑3 МВт и освоены мощностью до 6 МВт; Калмыцкую ВЭС, строительство которой началось в 1991 году, и до сих не закончен монтаж трех отечественных ВЭУ мощностью 1000 кВт; еще несколько импортных ветроустановок и малых ГЭС, введенных за последние годы в Башкирии, Карелии, на Камчатке, Алтае, Северном Кавказе, – отметил господин Перминов.

Использование возобновляемых источников энергии – одно из наиболее быстро развивающихся направлений научно-технического прогресса и бизнеса (производство ВЭУ в мире выросло за последние 10 лет более чем в 10 раз и увеличивается ежегодно на 15‑25 процентов, мощность установок фотоэлектрического преобразования (ФЭП) в мире растет ежегодно на 20‑30 процентов и т. д.).

– За прошедшие годы ситуация в России практически не изменилась, – уверен Перминов. – В настоящее время в национальном энергетическом балансе удельный вес нефти, природного газа и угля суммарно составляет более 90 процентов, при этом в последнее десятилетие наблюдается опережающее увеличение доли одного источника – природного газа. По данным Международного энергетического агентства, доля природного газа в топливно-энергетическом балансе России возросла с 40 до 52 процентов. Удельный вес природного газа в энергобалансе России примерно в 2‑5 раз выше, чем в большинстве индустриальных стран. В принципе, это позитивный факт, поскольку и с экономической, и с экологической точек зрения сжигание газа более эффективно по сравнению с энергетическим использованием нефти и угля. В то же время заметное возрастание роли природного газа происходит в основном за счет искусственно заниженных внутренних цен.

Экологическая составляющая – весьма важный фактор конкурентоспособности возобновляемых источников энергии. Если учитывать полные затраты на природоохранные мероприятия на стадиях добычи, переработки и сжигания традиционного топлива, то конкурентоспособность ВИЭ заметно возрастет.

Возобновляемые энергоресурсы, которыми Россия обладает в значительно больших объемах, чем большинство стран, необходимо рассматривать как важный стратегический ресурс нашего государства. С учетом технических и экономических ограничений реально можно освоить около 300 миллионов тонн условного топлива в год, из которых 80 процентов приходится на геотермальную энергию, энергию малых рек, различные виды биомассы и ветер. На сегодняшний день определенный экономический потенциал ВИЭ (без учета торфа) составляет почти треть от суммарного потребления нефти, природного газа и угля в стране. В перспективе, по мере научно-технического прогресса, он будет возрастать, будет меняться видовая структура ВИЭ, в то время как благоприятные для экономического освоения запасы традиционного углеводородного сырья будут только снижаться. Опыт ведущих индустриальных стран, а также стран с переходным типом экономики (Бразилия, Индия, Китай) показывает, что использование ВИЭ на промышленном уровне, по крайней мере на первом этапе, невозможно без государственной поддержки, причем как со стороны законодательной, так и исполнительной ветвей власти.

По мнению Эдуарда Перминова, учитывая важность ВИЭ как стратегического энергосберегающего фактора, необходимо разработать и принять отдельный федеральный закон «О децентрализованных и возобновляемых источниках энергии». При этом за основу можно взять концепцию федерального закона «О возобновляемых источниках энергии», разработанную в 1998 году.

В законе должны быть четко прописаны и разграничены полномочия между федеральными, региональными и муниципальными органами власти по управлению ВИЭ (включая торф) и определены права собственности на различные виды соответствующих энергетических ресурсов. Положения нового закона необходимо привести в соответствие с законом об энергосбережении, с законодательством в области природопользования и охраны окружающей среды, а также с налоговым законодательством.

Надо ставить более амбициозные задачи по перспективному освоению ВИЭ. Например, к 2020 году их доля в национальном энергобалансе должна составить как минимум 7‑10 процентов, как определено постановлением правительства.

– В 1980 – 1990‑х годах в связи с конверсией оборонных отраслей промышленности был начат ряд крупных работ по турбодетандерным и газорасширительным установкам, – рассказал господин Перминов. – По всем направлениям использования ВИЭ были серьезные достижения: Паужетская и Паратунская ГеоТЭС, Крымская солнечная, Кислогубская приливная электростанции, производство ветроэнергетического и солнечного оборудования, биоустановок, создание систем геотермального и солнечного теплоснабжения в Дагестане, Краснодарском крае, на Камчатке и тысячи малых ГЭС по всей стране. В стране был создан крупный научно-технический задел. Потом эти работы были постепенно свернуты, главным образом из‑за прекращения финансирования на всех уровнях и стадиях.

В связи с ликвидацией РАО ЕЭС, которое создало все наиболее крупные и значимые объекты «нетрадиционной» энергетики, эти функции перешли к «РусГидро».

Необходимо отметить особую роль развития возобновляемой энергетики в решении проблемы энергоснабжения северных, отдаленных и труднодоступных территорий и сокращении северного завоза топлива. Значительная часть этого завоза может быть компенсирована путем использования ветроустановок, малых ГЭС, энергоустановок на местных топливах, биоотходах и т. д.

Удачным начинанием можно признать создание международной сети технологических центров энергетики будущего. В частности, при участии немецко-швейцарской фирмы Energieteam AG в России зарегистрирован первый Технологический центр возобновляемой энергетики, энергоэффективности и энергосбережения. Он расположен в Дубне Московской области. Учредителями центра выступили дирекция развития наукограда Дубны, крупнейшая российская фирма в области ветроэнергетики – ОАО «ГосМКБ «Радуга» и дочерняя структура Energieteam AG – фирма «Энергетика будущего».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 04 (144) февраль 2010 года: