16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/14/734.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 10 (14) октябрь 2001 года

Топить мазутом - то же, что ассигнациями

Энергетика Николай Петраков, академик РАН, директор Института рынка

Наши энергетики требуют как можно больше мазута, а нефтяники гонят на Запад сырую нефть.

А ведь Россия может завалить Европу продуктами нефтехимии.

В течение всего десятилетия «радикальных рыночных реформ» нам твердили, что без инвестиций, без притока в экономику родных и заморских капиталов нам не справиться с кризисом. Под этим флагом непомерно раздули долги МВФ, Парижскому и Лондонскому клубам. С тем же лозунгом ежегодно ездили как ярмарочные зазывалы на давосские посиделки и другие международные форумы и конференции. И вот, наконец, свершилось. Валютный дождь пролился на нашу иссушенную экономическую почву в виде нефтедолларов. И здесь в одночасье выяснилось, что этот подарок нам совершенно не нужен. Оказывается, инвестиции подтолкнут инфляцию, которая и так раскручивается под ударами «крутых» пенсионеров и других бюджетников. А если деньги, вырученные от продажи нефти и газа, направить на подъем экономики, то денежное хозяйство несчастной России просто развалится. Почему?

Хорошо бы, если этот вопрос задал наш президент своим экономическим советникам, министру Минэкономразвития и руководителям Высшей школы экономики. Ведь именно с этой стороны нагнетается монетаристический трагизм и слышатся требования стерилизовать «зеленую» напасть. Любая страна была бы счастлива, если бы на ее экспортные товары повысились мировые цены. Здесь в самый раз расширить узкие места, стимулировать развитие экспортного сектора, реализовать неотложные социальные программы. Только не у нас. Ибо наши «теоретики реформ» вдолбили себе и другим в голову, что всякое увеличение денежной массы автоматически приводит к росту цен (инфляции). Однако на макроуровне, которым любят манипулировать приверженцы монетаризма, присутствуют три параметра: деньги, цены и товарная масса. Почему-то третий параметр упорно не замечается доморощенными стратегами от экономики и соответственно скрывается от президента страны. Ведь если в результате инвестиций в реальный сектор экономики создаются новые рабочие места, увеличивается выпуск продукции и производительность труда, то дополнительные денежные инъекции не только не приведут к росту цен, но, наоборот, дадут эффект их снижения.

Наш Минфин как ребенок радуется, что благодаря нефтедолларам можно составить бюджет с профицитом. У Центробанка свои «игрушки»: золотовалютный резерв приближается к отметке 40 млрд. долл. А кто отвечает за страну в целом?

Постепенно мы становимся страной монопродуктового экспорта - нефть и газ. Ни дать ни взять Бразилия с ее кофе. А почему нет программы ускоренного инвестирования в отрасли, перерабатывающие сырье? Еще Менделеев говорил, что топить мазутом - все равно что топить ассигнациями. Но наши энергетики требуют как можно больше мазута, а нефтяники гонят на Запад сырую нефть. А ведь Россия может завалить Европу продуктами нефтехимии. Мы давно могли бы стать мировым лидером по производству бумаги, но упорно продолжаем покупать ее у Финляндии в обмен на кругляк. На все эти экономические загадки всегда был один ответ - нет денег на инвестиции, на облагораживание нашего экспорта, на освобождение от рабской зависимости от мировых цен на сырую нефть. Теперь же, когда деньги появились, никто не хочет, чтобы они заработали. Геращенко не дают команду пустить деньги в реальный инвестиционный оборот. Вот ежели крутить «фантики» типа ГКО, тогда другое дело.

И какая же перспектива ждет нашу страну при такой экономической политике? Ответ на этот вопрос я недавно прочитал в одной из центральных российских газет. Она радостно сообщила, что в Андроповском районе Ставрополья этим летом встретили очередной десант турецких комбайнеров. Это уже не первый их приезд. В прошлом году они на своих машинах обмолотили тысячи гектаров. За свой труд турки берут пятую часть собранного урожая. Тут же продают ее местным элеваторам по сложившимся в регионе ценам, а рубли переводят в доллары. Партнерство с турками настолько понравилось ставропольцам, что они готовы переложить на плечи иностранцев и все остальные операции, включая пахоту и сев.

Это не первоапрельская шутка. Это уже серьезно. Зачем инвестировать в сельхозмашиностроение, когда можно позвать турок, кстати, с немецкой техникой! Но ведь по той же схеме можно пойти и в добыче нефти, газа, алмазов. Как хорошо: никаких инвестиций, полная стерилизация денежной массы. Просто Емеля на печи, да еще со скатертью-самобранкой. Но при этом Емеля не забывает без конца бормотать о необходимости создать для иностранных и национальных инвесторов благоприятный климат. Более благоприятного, чем сейчас, инвестиционного климата не будет. Огромный приток валюты (не на кредитной, как прежде, основе), низкие налоги, общественная усталость от политических землетрясений и нежелание их повторения - все подсказывает: настало время для инвестиционного бума. Но Емеля куражится - не хочу, не буду. Вот с долгами расплачусь, а там новые кредиты попрошу... на инвестиции.

Кабельная арматура, Машиностроение

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.