16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/125/9649.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09 (125) май 2009 года

Закон о теплоэнергетике должен стать законом о теплофикации

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовала Ольга МАРИНИЧЕВА

Федеральный закон о теплоснабжении, обсуждение которого длится седьмой год, нуждается в корректировках, предусматривающих ответственность за эффективное использование топлива.

Так считает Александр Богданов, главный технолог ЗАО «Е4-СибКОТЭС». По его мнению, проблемы современной теплоэнергетики закладывались более полувека назад, но сегодня, в условиях рыночных отношений, они становятся особенно актуальными.



Энергетика вылетает в трубу



– Итак, вы считаете, что Закон о теплоэнергетике должен стать Законом о теплоэнергетике и теплофикации, что многие проблемы в этой сфере связаны с тем, что теплофикации уделяется, мягко говоря, недостаточное внимание?

– На мой взгляд, основная беда российской теплоэнергетики связана с тем, что эта область остается на вторых ролях, рассматривается как второстепенное дополнение к основному объекту приложения сил – электроэнергетике. Проблемы электроэнергетики, ее модернизация и привлечение инвестиций являются предметом государственной важности и всеобщего обсуждения. Другое дело – теплоэнергетика и теплоснабжение, которые остаются предметом забот субъектов Федерации регионального и муниципального масштаба. Их главная задача – обеспечить население теплом, но не снижение затрат на производство тепловой энергии, тем более что действующее законодательство не содержит никаких действенных стимулов в этом отношении. Экономисты, причастные к проблемам тепловой энергетики, не обладают достаточными знаниями по технологической стороне вопроса, технологам не под силу учесть экономическую сторону дела. Действующая практика тарифного субсидирования (явного и скрытого), существующая много десятилетий методика установления цен на электро-энергию по средним издержкам препятствуют проведению топливосберегающей политики, оценке процесса производства тепла с технологической точки зрения. Одно из частных проявлений этой тенденции – уход от принципа централизованного производства тепла, явление, которое можно назвать «котельнизацией» страны.



– Между тем мы постоянно слышим о климатических и прочих условиях России, обосновывающих производство тепла именно на ТЭЦ, о том, что один из базовых принципов энергетики страны – это именно централизованное производство тепла и что этого принципа никто не отменял.

– Это скорее декларация, подмена действительного желаемым, а не отражение реального положения дел. Во времена СССР принцип ориентации на централизованное производство тепла выдерживался более строго. Действовала схема, обеспечивающая передачу базовой части суммарной нагрузки на турбины ТЭЦ, в то время как пиковая часть нагрузок передавалась на пиковые котельные. Сегодня этот принцип практически не выдерживается, котельные строятся где угодно, без учета целесообразности с точки зрения экономии топливных издержек. Но делать ставку на строительство котельных в ущерб комбинированному производству тепловой и электрической энергии на ТЭЦ – все равно что отапливать воздух.



– В таком случае почему же мы видим примеры, когда и промышленные потребители, и власти регионов отказываются от ТЭЦ в пользу строительства котельных?

– Это связано с отсутствием метода распределения топливных затрат, отвечающего рыночным условиям и отражающего технологию производства тепловой и электрической энергии на ТЭЦ. Более полувека в России применяется так называемый физический метод, являющийся основой нормативных документов для распределения топлива и затрат ТЭЦ. Использование этого метода приводит к тому, что себестоимость производства тепла на самой лучшей и экономичной ТЭЦ оказывается все же дороже, чем стоимость производства тепла на газовой котельной. В итоге эффект от экономии топлива служит удешевлению электрической энергии, а не тепловой. Это приводит к невозможности рассчитывать и обосновывать тарифы, основанные на расчете предельных издержек (маржинальные тарифы), к возникновению перекрестного субсидирования и к отсутствию стимулов внедрения топливосберегающих технологий, не говоря уже о том, что именно отсюда происходит миф об убыточности производства тепла.



Время не ждет



– Кто же платит за сложившуюся ситуацию? Кто оказывается «крайним»?

– В проигрыше оказываются все потребители. Если бы действовал принцип расчета маржинальных издержек и основанный на этом принципе принцип формирования тарифов, если бы граждане могли платить по так называемому комбинированному тарифу, учитывающему специфику комбинированного производства энергии, стоимость тепла, вырабатываемого на ТЭЦ, была бы вдвое ниже стоимости тепла, которое вырабатывают котельные.

Процесс «котельнизации» вызван отсутствием экономической эффективности в связи с низким уровнем цен на внутреннем рынке (70‑100 долларов США за 1000 квадратных метров) против внешнего (450 долларов). Описанная ситуация не может длиться вечно. Пока что «голубое топливо» сравнительно дешево. Но запас времени, остающегося в распоряжении наших законодателей и заинтересованных в разработке закона о теплоэнергетике и теплофикации лиц, не так уж велик. Его только-только хватает для того, чтобы принять опережающие меры.



– Какие же это меры? И какие корректировки вы и ваши единомышленники предлагаете внести в проект федерального закона?

– По большому счету, эти предложения можно свести к четырем основным пунктам. Первый – законодательное запрещение строительства котельных без производства электроэнергии по комбинированному способу.

Вторая задача – обязательное определение параметров оценки энергетической эффективности топливоиспользования субъектов РФ в статистической отчетности и потенциала энергетической эффективности.

Третий пункт – утверждение принципов энергосберегающей политики «3+5» – трех принципов западного ценообразования коммунального энергетического монополиста плюс пять дополнительных принципов. Эти пять принципов таковы:
• потребление энергии первично, производство энергии вторично;
• потребление и производство энергии неразрывны во времени;
• потребление и производство энергии неразрывно в пространстве;
• на конкурентный рынок предоставляется не один, а два вида энергетического товара – энергия и мощность;
• на конкурентном рынке не должно быть скрытого перекрестного субсидирования одних потребителей за счет других.

И наконец, четвертая задача: определение размеров перекрестного субсидирования, принятие мер по постепенному его устранению.



Главное: отказаться от иллюзий



– Но эти предложения предполагают более чем крутые и решительные перемены, пересмотр основ, на которых держится в настоящее время тепловая энергетика России.

– А я и не считаю, что в этом вопросе нужно действовать наобум. Само собой разумеется, что изменение условий, в которых работает тепловая энергетика России, – длительный и сложный процесс. Ясно, что тот же механизм перекрестного субсидирования нельзя отменить одномоментным волевым решением. Прежде всего надо определить объем перекрестного субсидирования по видам энергии, мощности, по видам потребителей, обсудить методику постепенного решения этого вопроса, назначить реальные сроки: к примеру, в первые пять лет объем перекрестного субсидирования будет снижен вдвое, в следующие пять лет – еще в два раза. Главное – получить наконец информацию об истинном распределении затрат и издержек. Нужно признать, что принципы плановой экономики энергетики, основанные на усреднении тарифов и уравнении потребителей, не отвечают условиям рыночной экономики в энергетике.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 09 (125) май 2009 года: