16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/120/9245.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 04 (120) февраль 2009 года

Быстрота и натиск – не лучший путь убеждения

«Энергетика и промышленность России» уже писала о конфликтах и недоразумениях, связанных с кампаниями по заключению прямых договоров по передаче электроэнергии между сетевыми компаниями и потребителями розничного рынка.

Если обобщить и объединить все аргументы в пользу заключения прямых договоров и все аргументы против, получится превосходный материал для эпической картины противостояния в черно-белых тонах.



Прямой договор: за и против

«Развитие практики прямых договоров добавит прозрачности взаимоотношениям с потребителем, даст потребителю новые возможности для контроля за ситуацией», – считают сторонники этой практики, в том числе представители сетевых компаний.

«Насчет выгод перехода потребителей розничного рынка к прямым договорам полной ясности нет, а вот возникновение налоговых рисков вполне реально», – считают их оппоненты.

«Если представители энергосбытовых компаний выступают против заключения прямых договоров, скорее всего, они просто-напросто опасаются ухода клиентской базы, так как у потребителя после разъединения одного договора на два появляется реальная возможность уйти под обслуживание другой сбытовой компании с более выгодными тарифами и условиями», – считают безусловные приверженцы первой точки зрения. «В условиях финансового кризиса и общего смятения активная пропаганда прямых договоров выглядит, мягко говоря, некорректно, добавляет забот самим потребителям и вызывает опасения в том, что сетевые компании рассчитывают откусить от чужого пирога», – считают их оппоненты, полагающие, что такая настойчивость выглядит сомнительно в свете законодательно закрепленного разделения предприятий по видам деятельности.

Но есть и более взвешенная, третья точка зрения, представители которой признают, что процесс перехода потребителей розничного рынка к прямым договорам – дело самое меньшее двух-трех лет и что решающее слово в этом процессе все-таки принадлежит самому потребителю.



Что выигрывает потребитель

Основные преимущества перехода к прямым договорам неоднократно озвучены первыми лицами российских МРСК, апеллирующими к готовности российской базы, положительному мировому опыту и к практике работающих по схожей схеме российских газовых компаний («у них четко прописана отдельная цена за поставленный газ и отдельно – за его транспортировку»).

– Стоит отметить, что нормативная база для заключения прямых договоров давно сформирована, – подчеркивает генеральный директор ОАО «МРСК Урала» Алексей Бобров. – Новая схема позволяет сделать процесс тарифного регулирования более прозрачным. Потребитель четко видит составляющие конечного тарифа: сколько стоит выработка электроэнергии, сколько – ее транспортировка, какова надбавка сбытовой компании. Выгоды для потребителя заключаются в том, что прямой договор ведет к повышению эффективности технологических взаимодействий, позволит формировать более гибкий и выгодный график платежей за транспорт электроэнергии. Дополнительным преимуществом для крупных потребителей станет получение свободы действий при выборе поставщика электрической энергии и выходе на оптовый рынок электроэнергии. Немаловажно и то, что заключение прямого договора исключает риск введения ограничений в отношении добросовестного плательщика из-за долгов перед сетевой компанией со стороны посредника.



Сбыты оценивают степень риска

Представители энергосбытовых компаний предпочитают напоминать, что переход к прямым договорам с сетевыми компаниями содержит и риски – как частного характера, так и более существенные. Во-первых, необходимо принимать в расчет действующую на региональном уровне тарифную политику, напоминает Александр Москвитин, помощник генерального директора ОАО «Орелэнергосбыт». Если в данном регионе не утвержден тариф на куплю-продажу электроэнергии без учета транспортной составляющей, это означает, что потребителю придется платить за транспортировку дважды.

Во-вторых, критики идеи прямых договоров говорят о сопровождающих эту практику налоговых рисках.

«Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ, расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Доказать экономическую обоснованность отнесения затрат по транзиту электроэнергии на расходы предприятия будет проблематично, так как данные расходы уже учтены в тарифе энергосбытовых организаций. Это приведет к непринятию налоговыми органами данных расходов при расчете финансовых результатов хозяйственной деятельности предприятия».

В-третьих, вопросы вызывают и законодательные основания заключения прямых договоров между региональной сетевой компанией и потребителем розничного рынка электроэнергии. «Важно понимать, что передача прав пользования на электроэнергию, покупка потребителем товара происходит именно в «точке поставки», – говорится в официальном разъяснении по данному вопросу одной из региональных сбытовых компаний. – Это значит, что ни потребитель, ни любая другая организация не имеет права распоряжаться товаром (электроэнергией) до момента получения на этот товар права собственности, покупки товара по конечной цене, включающей транзитную составляющую. Данная последовательность согласуется с требованиями статьи 320 Налогового кодекса РФ, где однозначно определено, что к прямым расходам торговых организаций (в данном случае – энергосбытовых организаций) относятся расходы по доставке товаров. Договор оказания услуг РСК на передачу электрической энергии (мощности) предполагает комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-техническому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов от групп точек поставки оптового рынка электроэнергии до точек поставки потребителей розничного рынка электроэнергии. Между тем группы точек поставки оптового рынка электроэнергии (ГТП ОРЭ) имеют регистрацию за конкретной энергосбытовой организацией и не могут относиться к двум субъектам рынка одновременно. Иными словами, именно в ГТП ОРЭ, закрепленной за энергосбытовой организацией, возникает право энергосбытовой организации пользоваться электрической энергией, приобретенной на оптовом рынке, право заключать договоры оказания услуг на транспорт электрической энергии, а также право последующей продажи потребителям розничного рынка электроэнергии».

Иными словами, это означает, что право распредсетевой компании распоряжаться товаром, не принадлежащим ни самой РСК, ни потребителям розничного рынка электроэнергии, и заключать прямые договоры с потребителями розничного рынка электроэнергии от ГТП ОРЭ, закрепленных за энергосбытовыми организациями, может быть поставлено под сомнение.

Не так просто и с толкованием знаменитого постановления правительства РФ №530, дающего возможность раздельного заключения договора купли-продажи и договора энергоснабжения.

– Речь идет не о потребителях розничного рынка, а о потребителях, которые выходят на оптовый рынок электроэнергии/мощности, о ситуациях, когда потребитель покупает электроэнергию у грани точек поставки на границе с ФСК, – говорит Андрей Поляков, заместитель директора ОАО «Тверская энергосбытовая компания». Но в данном случае прямой договор потребителя с распределительной компанией не просто желателен – он необходим.



«Процесс тяжел, но необходим»

Существование если не глобальных, то частных вопросов перехода к прямым договорам, связанных с тем, что эта система только формируется, признают и сами представители сетевых компаний. Более того, они соглашаются, что попытка форсировать переход к системе прямых договоров методом кавалерийской атаки способна дискредитировать идею.

О том, что переход к системе прямых договоров с потребителем потребует не нескольких месяцев и не года, а двух-трех лет, говорит заместитель главного директора ОАО «МРСК Центра» Вадим Федоров. Многое зависит от сбалансированности тарифных решений, которые принимаются на уровне регионов («именно они обеспечивают «бесшовность» перехода»), от решения вопросов перекрестного субсидирования («в одной части наших регионов вопрос решен, по другой части находится на стадии определения»), наконец, от внутренней готовности самих потребителей, которым необходимо доказать, что игра стоит свеч.

– Необходимость переоформления документов сложна и для нас, и для потребителя, – подтверждает В. Федоров. - Процесс перехода на прямые договоры новый, и неосведомленному человеку разобраться в глубинах процесса чрезвычайно тяжело, но это нужно сделать. Да, два договора вести сложнее, но один из них, договор с сетевой компанией, – это стабильный, постоянный договор, и он не будет впредь подвергнут большим сомнениям, ревизии.

Другое дело, по мнению В. Федорова, отношения со сбытовой компанией в условиях конкуренции и возможности выбора: «Здесь могут поменяться и отношения, и документ».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 04 (120) февраль 2009 года:

  • Шахту имени Чиха обрушили долги

    Шахта имени М. Чиха (Ростовская область), в покупатели которой прочили ОАО «ОГК-6» и Донбасскую топливно-энергетическую компанию, подала в арбитражный суд заявление о банкротстве. ...

  • Свет в конце тоннеля

    ЧТО: VIII международная специализированная выставка кабелей, проводов, соединительной арматуры, техники прокладки и монтажа кабельно-проводниковой продукции «Cabex-2009». КТО: компании «МВК», ОАО «ВНИИКП» и ассоциация «Электрокабель» при поддержке правительства Москвы, Торгово-промышленной палаты РФ и Московской торгово-промышленной палаты. ГДЕ: Россия, Москва. БЫЛО: 3 – 6 февраля 2009 года. ...

  • Блиц

    Министерство энергетики РФ констатирует замедление строительства новых энергомощностей, предусмотренных генеральной схемой развития энергетики до 2020 года. Об этом сообщил заместитель министра Вячеслав Синюгин. По его словам, это связано с экономическим кризисом: в настоящее время в подавляющем большинстве регионов страны зафиксировано существенное падение потребления электроэнергии. Однако замминистра заверил, что в генсхеме заложе...

  • Как дела, «Мосэнерго»?

    ОАО «Мосэнерго» – самая крупная из региональных генерирующих компаний России и неотъемлемая часть Единой энергетической системы страны. ...

  • «Молдавкабель» награжден за качество

    ЗАО «Молдавкабель» награждено Дипломом и Кубком победителя конкурса «Приднестровское качество -2008». ...