16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/110/8537.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 18 (110) сентябрь 2008 года

Счетчики электроэнергии: чьего баланса будете?

Письмо в редакцию

«Многие предприятия столкнулись с проблемой: на чьем балансе находятся коммерческие приборы учета электроэнергии (или, проще говоря, расчетные счетчики) и кто несет за них ответственность? В Типовой инструкции по учету электроэнергии при ее производстве, передаче и распределении, параграф 10 «Организация эксплуатации приборов учета электроэнергии», пункт 10.6 гласит: «Расчетные счетчики, как правило, должны находиться на балансе энергоснабжающей организации». Типовая инструкция действует и никем не отменена. Но на сегодняшний день в энергетике отсутствует нормативно-техническая документация, которая четко разграничивала бы ответственность между потребителями и поставщиками электроэнергии.

Согласно постановлению правительства Российской Федерации от 31 августа 2006 года № 530, пункт 139, «если иное не установлено договором, прибор учета следует судьбе энергопринимающих устройств, энергетических установок или объектов электросетевого хозяйства, для обслуживания которых он используется. Владелец объекта, на котором установлен данный прибор учета, обеспечивает его сохранность, целостность и обслуживание». В то же время, согласно изменениям в данном постановлении, потребитель должен передать на баланс энергоснабжающей организации всю релейную защиту (пункт 14.2: «В случае установки на энегопринимающих устройствах потребителя устройств релейной защиты или ее компонентов их сохранность и надежное функционирование, а также возможность своевременного выполнения управляющих воздействий в соответствии с требованиями обеспечиваются сетевой организацией, если договором не предусмотрено, что потребитель услуг указанные действия совершает самостоятельно»).

Это противоречит типовой инструкции, действующей на сегодняшний день.

Возникает интересный вопрос: если приборы коммерческого учета находятся на балансе потребителя, то зачем их пломбировать, и как потребитель может обслуживать приборы технического учета, опломбированные другой организацией? К примеру, покупатель, приходя в магазин, не берет с собой весы, они находятся на балансе магазина, к тому же всю ответственность по правильности показаний весов и их эксплуатации несет магазин.

При обращении в Росэнергонадзор чиновники разводят руками и решить данный вопрос не могут. Они предпочитают выдерживать нейтральную позицию, не склоняясь ни к потребителю, ни к энергоснабжающей организации. Возникает дилемма: что на данный момент действует в энергетике, если вышеуказанные документы противоречат друг другу?!

У потребителя тоже возникает вопрос: «Как поступить? Бороться за свои права в соответствии с типовой инструкцией или пойти на поводу у энергоснабжающей организации?» Энергоснабжающая организация заинтересована в том, чтобы все приборы коммерческого учета электроэнергии находились на балансе потребителя, который осуществлял бы обслуживание и производил замену приборов за свой счет. Но какая в этом заинтересованность у потребителя? Получается, что по всем нормативно-техническим документам потребитель несет ответственность только за сохранность предмета, целостность пломбировки и правильность снятия показаний прибора. Непонятно, за что же отвечает энергоснабжающая организация по данному виду прибора?

Устаревшие Правила электрических и тепловых сетей, которые отменены с 1982 года, четко разграничивали ответственность между потребителем и энергоснабжающей организацией. Но на данный момент воспользоваться ими невозможно, а ничего другого взамен их не издано. Возможно, в такой тупиковой ситуации находятся многие предприятия и организации по всей России, ведь энергетики считают себя монополистами в данной области, а закона, регулирующего взаимоотношения между потребителем и энергоснабжающей организацией, нет!

Роман Фецков, заместитель главного энергетика ООО «Тамбовэлектротранс»

За потребляемую электроэнергию, воду и тепло никто не станет платить приблизительную цену. Несмотря на то что существует предельный норматив «пользования» энергоресурсами, фактическое потребление электричества, тепла и воды всегда меньше. Это факт, который доказывают показания приборов учета энергоресурсов.

Однако не стоит забывать, что счетчики должны кому‑то принадлежать, их кто‑то «считывает» и обслуживает, не допуская малейшей неточности в показаниях. По существующим нормативным документам принадлежность приборов учета определена вполне ясно – они находятся на балансе потребителя. Однако даже в такой, казалось бы, простой ситуации возникают спорные вопросы.

Кому должны принадлежать приборы учета – потребителю или энергоснабжающей организации, кто больше заинтересован в показаниях и сохранности приборов и кто может разрешить разногласия сторон в деле учета энергоресурсов? С этими и другими вопросами в редакцию обратился представитель ООО «Тамбовэлектротранс», который полагает, что существующие регламенты в отношении счетчиков противоречат друг другу, а значит, отменяют какие‑то правила. Мы публикуем письмо нашего подписчика и комментарии экспертов, которые руководствуются собственными знаниями по решению «счетных» споров.



Мнения экспертов

Евгений Криличевский, генеральный директор энергосбытовой компании «Энергия Холдинг» (Санкт-Петербург):
– В соответствии с правилами функционирования розничных рынков электрической энергии обязательства по обеспечению учета электрической энергии возложены на потребителя. Если говорить о предприятиях и организациях, то, в основном, приборы учета находятся на балансе абонента, и таким образом он должен либо иметь свой персонал для обслуживания систем учета, либо заключить отдельный договор на эксплуатационное обслуживание.

Вообще же, в вопросах учета действительно существует двойственность и тройственность, потому что в рамках разделения функций между сетями и сбытом более остро встал вопрос: у кого на балансе должен быть учет, кто должен обслуживать системы учета и нести затраты?

Изначально были подразделения, которые этим занимались в рамках единой компании, например «Ленэнерго» в Петербурге. При разделении компаний, согласно реформированию российской электроэнергетики, получилось так, что какая‑то часть функций по ведению учета энергоресурсов в регионах была реализована разными структурами: где‑то этим занимается сетевая компания, где‑то – сбытовая. В зоне действия нашей компании тоже время от времени возникает такой вопрос – мы заинтересованы в четком контроле над учетом электроэнергии, потому что прекрасно понимаем, что в рамках договора энергоснабжения абонент предоставляет показания, а мы их рассчитываем. Если мы не будем иметь доступа к приборам учета, то не сможем проконтролировать, и тогда возникнет конфликт интересов.

Владимир Резниченко, директор по развитию компании «Энергия Холдинг»:
– Федеральное законодательство возложило обязанность по учету на потребителя. Случись так, что законодательство возложит эту обязанность на энергетиков, они будут организовывать этот учет. Однако в большинстве случаев учет выгоден абоненту: бытовые потребители на примере холодной и горячей воды с удивлением обнаружили, что нормативы выше реального потребления. В случае бытового потребления электроэнергии норматив, как правило, тоже выше фактического потребления.

Если мы говорим о предприятиях, то проблемы с учетом электроэнергии нет, по крайней мере, для Санкт-Петербурга, у нас он организован достаточно хорошо. Существуют определенные вопросы, связанные с собственностью приборов учета. Дело в том, что старые системы в большинстве своем были на балансе энергетических организаций: «Ленэнерго» – в городе и других сетевых организаций – в пригородах. Но эти приборы сейчас уже не представляют собой никакой материальной ценности. Понятно, что их надо менять. И менять должен не тот, кому они принадлежат, а тот, кого обязали обеспечивать учет – в данном случае это потребитель. К решению этой проблемы нужно подходить комплексно, и энергетики, безусловно, тоже участвуют в организации системы учета в целях верного планирования движения потоков. На мой взгляд, проблема связана с неправильно выстроенными отношениями между сбытовой компанией и потребителем. Крупному потребителю выгодно держать приборы учета даже за свой счет.

Не стоит забывать, что есть и другая сторона медали – несанкционированный доступ к приборам учета. Понятно, что если все проблемы возложить только на энергетиков – сетевую или сбытовую компании, то у абонента возникает соблазн нарушить учет, подключить дополнительных потребителей, не следить за состоянием приборов учета и тем самым выйти на некое повышенное потребление, которое может закончиться лишь возникновением каких‑то технологических аварий.

Таким образом, если каждый потребитель не будет заинтересован в нормальном функционировании учета, ни о каком стабильном функционировании системы речи быть не может. В данном случае мы говорим об учете в широком смысле – об узлах учета, которые включают в себя, в том числе, и системы автоматического отключения в случае повышения потребления электроэнергии. Иногда абоненты не отдают себе отчета в том, что электроэнергия – не панацея, нельзя все технологические процессы обеспечивать только электричеством. Допустим, полностью отапливать торговый павильон электричеством – это неразумно и дорого.

Валентин Красник, д. т. н., профессор (Москва):
– С автором письма трудно не согласиться в принципиальном вопросе. Некогда уникальная в мировом масштабе Единая энергетическая система при существующей негативной структуре рыночной электроэнергетики перестала существовать.

Этого стоило ожидать, поскольку основная политика правления РАО «ЕЭС России» была направлена не на повышение технико-экономических показателей работы существующих электросетей, а на сбор инвестиций и подсчет дивидендов. Электроэнергетика перешла на рыночную деятельность со свободными рыночными ценами, и все отдано на откуп регионам. Еще ранее перестали существовать единые Правила пользования электрической и тепловой энергией, без которых стало трудно решать целый ряд вопросов, в том числе и тот, о котором говорит автор письма.

Последствия от негативной коммерческой деятельности РАО «ЕЭС России» трудно переоценить: резко снизилась надежность энергосистем, что уже привело к крупным аварийным ситуациям, впервые появилась острая нехватка мощностей, впервые возникли и продолжают расти массовые хищения электроэнергии, образовалась армия неплательщиков за потребляемую электроэнергию, электроэнергией стали торговать направо и налево, даже на уровне жилищных организаций, подключение к электросетям стало дорогим удовольствием, например в центре Москвы 1 кВт подключаемой мощности стоит 120 758 рублей 84 копейки (!) и т. д. Об этом можно много говорить, но не это является конкретным ответом на вопрос, хотя вышесказанное является одной из основных причин проблемы принадлежности приборов учета.

Теперь по существу вопроса. Однозначно, расчетные приборы учета должны находиться на балансе энергоснабжающей (энергосбытовой) организации, что фиксируется, например, в акте разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности. Это главное. Всю коммутационную и защитную аппаратуру рекомендуется устанавливать (выносить за пределы границы) вне зоны границы потребителя, несмотря на то что это экономически невыгодная, но оправданная мера, которая исключает один из вариантов хищения электроэнергии. Проблема, изложенная автором, имеет место практически в каждом регионе. Например, в Москве есть специальное постановление правительства Москвы о том, на чьем балансе должны находиться квартирные электросчетчики.

Да! «Покупатель, приходя в магазин, не берет с собой весы, они находятся на балансе магазина». Точно так же расчетные приборы учета находятся на балансе энергосбыта. Но весы и приборы учета должны быть метрологически проверены, опломбированы и контролироваться обеими сторонами: магазином (энергосбытом) и покупателем (потребителем электроэнергии).

Ростехнадзор (Энергонадзор) не то что не может, он не обязан решать вопросы учета электроэнергии, поэтому обращение к нему – не по адресу. В основные функции Ростехнадзора входит контроль за техническим состоянием электроустановок, организацией их рациональной и безопасной эксплуатации, расследование причин возникновения аварийных ситуаций и несчастных случаев в электроустановках и т. п.

Подчеркну, что взаимоотношения между потребителями электрической энергии и энергоснабжающими организациями в настоящее время резко усложнились. Видимо, от избытка высоких дивидендов от инвестиций энергоснабжающие организации открывают, ликвидируют и вновь создают дополнительные коммерческие фирмы, которые приводят для потребителей к новым материальным и моральным проблемам. Например, в Москве создана новая электросетевая организация «Энергобаланс-Столица», в результате потребителям стали предъявляться дополнительные (одновременно с энергосбытом) счета за электроэнергию, возникли угрозы отключения с обеих сторон (от ОАО «Энергобаланс-Столица» и от Энергосбыта), появились судебные иски.

Владимир Иванчура, главный метролог некоммерческого партнерства «Метрология энергосбережение»:
– В нормативном документе «Правила пользования электрической энергией» совершенно четко указано, кто и что должен эксплуатировать: «Расчет электросчетчиков, в том числе электронных и других средств учета электроэнергии, предназначенных для расчетов предприятий… приобретается и устанавливается потребителем и передается на баланс энергоснабжающей организации. Ответственность за содержание и техническое состояние систем осуществляет та организация, на чьем балансе находится электроустановка» (п. 1.7.6). Иными словами, приборы учета должны находиться на балансе энергоснабжающей организации, а приобретать их должны потребители.

С другой стороны, мне неясна суть проблемы автора письма, и, тем более, непонятно, какая судебная перспектива может быть в этой ситуации. Подобный вопрос точно не входит в компетенцию общегражданских арбитражных судов – на основании чего составлять иск, где убытки? Совершенно неясно, какие именно действия совершает энергоснабжающая организация, и, соответственно, невозможно оценить законность и корректность требований энергоснабжающей организации.

Но сам по себе вопрос о принадлежности приборов учета – интересный, важный и давно обсуждаемый. Аналогичные споры возникают по приборам учета тепла – их тоже приобретают потребители. Но согласование работы счетчиков идет только с энергоснабжающей организацией: она пломбирует приборы, осуществляет надзор, а потребитель снимает показания, эксплуатирует приборы и несет за них ответственность. В общем‑то, наверное, разумнее, чтоб за приборы учета отвечали те, кто продает энергию. Ведь одно дело, когда речь идет о крупных предприятиях – там есть службы энергетиков, метрологи, другое дело – ТСЖ, школы, детские сады, там никак не предусмотрены структуры, способные заниматься обслуживанием и, тем более, разбираться с нюансами учета.

По закону «Об энергосбережении» «вся производимая, транспортируемая и потребляемая энергия подлежит учету». И ни о какой «выгодности» для потребителя речь не идет и идти не может. Учет должен быть организован! К сожалению, во многих подобных ситуациях проблема надумана именно из‑за нежелания потребителя проводить замену или установку новых счетчиков за свой счет. Отсюда возникают вопросы «кто должен отвечать?», «какие инструкции есть?» и какие документы еще найдутся.

Такой конфликт можно довести, что называется, до края. Допустим, энергоснабжающая организация по каким‑то формальным признакам не принимает отчета с действующих приборов, а организация-потребитель считает, что приборы действующие, независимая экспертиза отметила, что приборы установлены правильно, нарушений нет. В этой ситуации потребители имеют право обратиться в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) или подать в суд. Поводом для судебного разбирательства также может служить и то, что новый прибор учета, приобретенный потребителем, энергоснабжающая организация отказывается взять на баланс по каким-либо причинам. Любой другой разговор, типа о том, «противоречит ли одна инструкция другой» – бесперспективен.

Подобные ситуации – не редкость в нашей стране. Но практика показывает, что одинаковых случаев не бывает. Я знаю много примеров, когда подобные процессы выигрывались в судах, потребители добивались того, что их показания брались в расчет энергоснабжающей организацией. Но есть и противоположные решения. Главное, все зависит от того, насколько четко проведена работа по установке приборов. Если организация, в данном случае «Тамбовэлектротранс», совершенно точно, в соответствии с нормативными документами установит приборы учета, то перспектива решения будет в пользу организации-потребителя. В противном случае, уверяю вас, в энергосбыте работают очень грамотные инспекторы, которые довольно быстро выявят недостатки.

Полагаю, что есть необходимость в принятии федерального закона, на сто процентов учитывающего интересы и потребителей – владельцев приборов учета, и энергоснабжающих организаций, которые заинтересованы в точном счете. А сегодня есть лишь ведомственные инструкции и постановления правительства, которые изменить гораздо проще, чем создать закон.

Валерий Каширский, заместитель исполнительного директора «Тамбовской областной энергосбытовой компании»:
– Для начала следует посмотреть, где проходят границы ответственности сетевой компании и потребителя, и потом выяснять: кто должен менять счетчики? Если приборы находятся в границах действия потребителя, то, как вы думаете, кто ответствен за это? Раньше эти приборы учета относились к другому предприятию . Может быть, из‑за этого возникло какое‑то недопонимание. Но мы готовы это обсудить. Более того, директор «Тамбовэлектротранса» обещает встретиться со мной вот уже второй месяц. Я не понимаю смысла обращения этой компании в газету. Если они считают, что вы можете им пояснить больше, чем мы, ну что ж, пусть будет так. Мы уверены в правильности составления актов: действительно, в компании были отмечены нарушения учета электроэнергии, надеюсь, это они оспаривать не станут. Кто должен устранить нарушения? Они хотят узнать у вас? Я впервые об этом слышу.



За себя и за соседа…

К утверждению о том, что потребителю выгодно содержать прибор учета, обыватели относятся с большим сомнением. Вот, например, посетитель сайта нашей газеты (www.eprussia.ru) Ильяс на себе испытал «прелести» правил учета электроэнергии, и в данном случае они во многом противоречат если не инструкциям, то здравому смыслу – точно. Вот что он пишет.

«В моей квартире стоит счетчик на электроэнергию – госповеренный, опломбированный. Я плачу за электроэнергию по показаниям прибора, но к моему расходу прибавляются данные общедомового потребления электроэнергии (в нашей девятиэтажке стоит общий счетчик). Ежемесячно по квартирному прибору учета набегает 300‑350 кВт. И каждый месяц к этим цифрам прибавляют еще 130‑160 кВт.

По этому поводу я обратился в «Энергосбыт». Мне объяснили, что, согласно законодательству (сослались на какое‑то постановление), берутся показания общедомового счетчика, из него вычитают показания квартир, в которых есть счетчики, и показания квартир без счетчиков в соответствии с «социальной нормой». Все, что осталось не оплачено, раскидывают на счета абонентов со счетчиками. А это оплата освещения лестничных площадок, подвала (кто там живет?), улиц (почти круглосуточно), лифта (хотя за него берут отдельную плату в ЖЭКе!). И все это в сумме составляет половину моего объема энергопотребления.

Разница очевидна: или я плачу за 3 работающие лампочки в моей квартире и пользование лифтом, или оплачиваю еще и работу соседских электроплит, холодильников и другой бытовой техники (на этаже 4 квартиры, 3 – со счетчиками, одна – без). И, в основном, в квартирах без счетчиков прописаны один, максимум два человека (меньше соцнормы), хотя фактически людей проживает больше.

Значит, согласно постановлению, выгодно жить без счетчика. И люди почувствовали разницу: счетчиков с каждым месяцем становится все меньше и меньше.
Не проще ли так: общее потребление по дому, минус соцнорма на общедомовые расходы (количество лампочек на этажах и в подвалах не увеличивается), минус – те, кто со счетчиками. Остальное, извините, тем, кто без счетчиков.

Конечно, и счетчик можно обмануть. Но если во всех квартирах ведется учет, а в целом по дому вдруг появился дисбаланс, то дом нужно ставить на «особый контроль» и выяснять, кто ворует электроэнергию, кто подкручивает или обходит счетчик – и это работа контролеров. А пока я плачу за себя и… за своего соседа. Крепко ли мое терпение?»
От редакции

Спор между потребителем и энергосбытом в Тамбове выявил общую проблему, решения которой пока нет. Первый не желает обслуживать приборы, опломбированные другой компанией. Второй регулярно готовит акты и предписания о выявленных нарушениях в учете электроэнергии, которые потребитель и рад бы устранить, но для этого придется нарушить целостность «упаковки» опломбированного прибора, а значит, провести несанкционированный доступ...

В ходе подготовки материала мы обращались в другие организации, так или иначе связанные с системами учета энергоресурсов. Стало, например, известно, что структуры Ростехнадзора некомпетентны в вопросах счетчиков, потому что не имеют отношения к учету электроэнергии. Перспективы судебных разбирательств туманны из‑за противоречий в законодательстве.

Возможно, дискуссия о принадлежности приборов учета ограничится решением местного масштаба. А может быть, обсуждение продолжится: автор письма в газету и другие потребители не собираются останавливаться в своих поисках истины.

Кабельная арматура, ЕЭС , Лампа , Мощность, Сети , Приборы учета, Электричество , Электроэнергия , Энергия , Энергосбережение, Провод, Электроэнергетика, Энергосбыт,

Счетчики электроэнергии: чьего баланса будете?Код PHP" data-description="<b>Письмо в редакцию </b> <br> <br>«Многие предприятия столкнулись с проблемой: на чьем балансе находятся коммерческие приборы учета электроэнергии (или, проще говоря, расчетные счетчики) и кто несет за них ответственность? В Типовой инструкции по учету электроэнергии при ее производстве, передаче и распределении, параграф 10 «Организация эксплуатации приборов учета электро" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/110/8537.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Похожие Свежие Популярные