16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/412/8759108.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 8 (412) апрель 2021 года

Пока есть спрос, необходима монетизация запасов углеводородов

Павел Завальный, глава Комитета Госдумы по энергетике

Хотя до 2040 года углеводородный характер мировой энергетики, скорее всего, сохранится, доля нефти в мировом энергобалансе снизится с сегодняшних 32% до 26%. Вместе с тем, мировые эксперты констатируют ускорение темпов энергоперехода, перевода мировой экономики на траекторию низкоуглеродного развития и отказа от углеводородов. Россия сегодня экспортирует 2/3 производимых нефти и нефтепродуктов, обеспечивая при этом порядка 80% валютной выручки от экспорта углеводородов в целом. Поэтому, по мнению председателя Комитета Госдумы по энергетике Павла Завального, необходима максимальная монетизация имеющихся запасов, пока на это есть спрос, и вложение получаемых средств в трансформацию собственной экономики в пользу несырьевых отраслей.

Депутат заметил, что Генеральная схема развития нефтяной отрасли предполагает расширенное воспроизводство запасов нефти, то есть прирост запасов на весь период будет превышать текущую добычу.

«Структура запасов ухудшается, что означает усложнение и удорожание добычи. Существующая сегодня система администрирования посредством льготирования по НДПИ и таможенным пошлинам, по большому счету, исчерпала свои возможности и не стимулирует инвестиции в разработку сложных месторождений с особыми характеристиками нефти. Нужно уходить от нее в пользу налогового стимулирования эффективной нефтедобычи через режим НДД — налога на добавленный доход. Важно, чтобы эти обстоятельства учитывались в документах стратегического планирования», — сказал парламентарий в ходе расширенного заседания Комитета 14 апреля.


Четыре сценария добычи

В соответствии с федеральным законом № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» с целью детализации целевого видения развития нефтяной отрасли, заложенного в Энергостратегии до 2035 года, Минэнерго России за вторую половину 2020 года и начало 2021-го провело работу по актуализации Генсхемы развития данной отрасли до 2035 года. В рамках этой работы важнейшей целью в части актуализации ставились вопросы повышения внутренней эффективности, технологической оснащенности нефтяной отрасли.

«Наша задача заключалась в том, чтобы показать, какие проектные решения складываются в общую картину, как мы будем реагировать на вызовы, стоящие перед нефтяной отраслью. Мы учитывали последствия влияния пандемии на ситуацию на мировом рынке нефти, а также структурные изменения в мировом энергосекторе в рамках глобального энергоперехода в сторону развития низкоуглеродной энергетики и декарбонизации сектора, — говорит директор Департамента нефтегазового комплекса Минэнерго России Антон Рубцов. — Наши оценки в части переработки исходили из оценок мирового спроса на нефтепродукты и спроса на внутреннем рынке. А вот с точки зрения добычи алгоритм был следующий — мы формировали несколько сценариев. Главный сценарий для проработки был основан на проектно-технической документации; с помощью экспертов была получена актуализация более 2,5 тысячи действующих и планируемых к разработке месторождений, и, что важно, эти оценки актуализированы и подтверждены планами нефтяных компаний».


Директор Департамента нефтегазового комплекса Минэнерго России Антон Рубцов



Кроме того, были разработаны четыре прогнозных сценария добычи: c максимальным раскрытием потенциала отрасли, благоприятный, умеренно-благоприятный и инерционный (базовый). Первый отражает максимально возможную добычу нефти в соответствии с проектно-технической документацией и актуализированными планами. Благоприятный сценарий отражает перспективы добычи нефти при сохранении действующей фискальной системы с дальнейшей ее возможной модификацией в пользу расширения перехода на применение НДД.

«Мы постарались подчеркнуть, насколько это допускает формат Генсхемы, что целесообразно не увеличивать нагрузку на нефтяную отрасль. Также важно совершенствовать механизмы изъятия ренты для того, чтобы задействовать в разработку трудноизвлекаемые запасы, обеспечивать поддержку зрелых месторождений, так называемых Brownfield, чтобы поддерживать добычу в традиционных местах, где наиболее высок социальный фактор», — уточнил представитель ведомства.

Умеренно-благоприятный сценарий обеспечен только запасами, разработка которых рентабельна в действующей налоговой системе и в текущих макроэкономических параметрах. Этот сценарий в целом соответствует нижней границе индикативного прогноза добычи нефти, заложенного в Энергостратегии до 2035 года.

Инерционный сценарий, по мнению большинства экспертов, является наиболее вероятным сценарием добычи в текущих макроэкономических условиях. И он «бьется» с результатами проведенной работы еще в 2019–2020 году по инвентаризации и дифференциации запасов углеводородного сырья.

«Что логично для нашей отрасли, на новые месторождения до 2025 года будет приходиться примерно от 21 до 25% совокупной добычи нефти без газового конденсата. К 2035 году роль новых месторождений возрастет до 35–43%. Для того чтобы поддерживать добычу, мы должны инвестировать не только в бурение, но и в технологии, потому как доля трудноизвлекаемых запасов, в широком смысле этого слова, растет, и каждая дополнительная тонна добычи требует больше затрат, — комментирует Антон Рубцов. — Налоговое направление, через призму которого часто рассматривают Генсхему, говорит о том, что система, основанная на изъятии прибыли, в данном случае представляется стратегически наиболее приоритетной».




Павел Завальный, глава Комитета Госдумы по энергетике:

«Один из главных тезисов, который заложен в эту Генсхему, касается максимальной монетизации текущих запасов и ресурсов, то есть максимального экспорта. Если перевести на русский язык: все, что можно добыть, мы должны добыть и, пока есть спрос, продать.

Генсхема развития нефтяной отрасли учитывает начавшийся энергопереход, и в рамках достижения углеродной нейтральности многие страны — основные потребители наших углеводородов, в том числе нефти, планируют озеленять свой энергобаланс. Это значит, в будущем доля нефти будет снижаться, и наша задача — успеть перейти в другую экономику с теми деньгами, которые можно получить с экспорта нефти и нефтепродуктов».




Во всех сценариях Западная Сибирь остается доминирующим центром добычи. Прирост возможен и в Восточной Сибири при реализации проекта «Восток Ойл». Арктический шельф, ресурсы которого являются стратегическим резервом, может быть широко вовлечен в разработку не ранее 2030–2035 года.

Исходя из имеющихся сценариев, планируются совокупные капитальные вложения в размере 6,6 триллиона рублей до 2025 года и 14–15 или даже 19 триллионов на втором этапе, в зависимости от сценария, от 2026 до 2035 года. Эти колоссальные средства могут стать мощным драйвером для экономического роста всей страны, а не только нефтяной отрасли.


Другие драйверы нефтепереработки

«Отдельно, в рамках работы над Генсхемой, был рассмотрен вопрос по ПНГ, и пока он не закрыт, — констатирует представитель Минэнерго. — В целом, мы видим достижение к 2027 году показателя 95% утилизации использования попутного газа. Вместе с тем, для новых месторождений сохраняется вызов, который требуется решать с учетом особенностей разработки на отдельных новых месторождениях».

Сценарии нефтепереработки имеют другие драйверы для развития, в целом не были привязаны к добыче. Переработка моделировалась следующим образом: были взяты планы компаний, и в максимальном сценарии предполагается реализация всех перспективных проектов. В оптимальном и минимальном — только наиболее вероятных с определенными предположениями экспертов по сдвигу сроков.




Главными драйверами (задачами) для сферы переработки являются: надежное обеспечение внутреннего рынка моторного топлива, что коррелируется с драйвером спроса на внутреннем рынке; рост уровня модернизации выхода светлых нефтепродуктов коррелируется фактором конфигурации заводов и их конкурентоспособностью; рост объема экспорта светлых нефтепродуктов.

«С точки зрения обеспечения внутреннего рынка сценарии показывают, что в ближайшие годы мы можем достигнуть пика потребления по автомобильному бензину. Рост сейчас обеспечивается только ограничениями, связанными с пандемией: очевидно, что в будущем люди начнут больше летать, меньше ездить на машине, и спрос пойдет вниз», — подчеркнул Антон Рубцов.

По итогам обсуждения профильный комитет ГД намерен направить в Минэнерго ряд рекомендаций, среди которых — предложение о разработке и принятии «Дорожной карты реализации государственной политики в нефтяной отрасли на период до 2025 года», в которую должны быть включены меры и мероприятия, необходимые для выполнения задач Генсхемы. Кроме того, при доработке проекта документа важно обратить внимание на несколько аспектов: так, при поставках нефти и нефтепродуктов на внутренний и внешний рынок нужно обеспечить приоритетность первого, предусмотрев рыночное ценообразование; обеспечить поддержку развития отечественных технологий и компетенций в нефтедобыче, нефтепереработке и нефтехимии по критическим технологическим процессам и оборудованию.

Нефтегазовая отрасль, Энергостратегия,

Пока есть спрос, необходима монетизация запасов углеводородовКод PHP" data-description="Хотя до 2040 года углеводородный характер мировой энергетики, скорее всего, сохранится, доля нефти в мировом энергобалансе снизится с сегодняшних 32% до 26%. Вместе с тем, мировые эксперты констатируют ускорение темпов энергоперехода, перевода мировой экономики на траекторию низкоуглеродного развития и отказа от углеводородов. Россия сегодня экспортирует 2/3 производимых нефти и нефтепродуктов, обеспечивая при этом порядка 80" data-url="https://www.eprussia.ru/articles/poka-est-spros-neobkhodima-monetizatsiya-zapasov-uglevodorodov.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/dbe/dbec04f3bbad76b6640f588188463a40.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные