Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/teploenergetika/27/1884055.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 06 (27) декабрь 2016 года

Тепловая энергетика дождалась реформы

Главное Ольга МАРИНИЧЕВА
Тепловая энергетика дождалась реформы

Российский рынок тепла готов к масштабной перезагрузке. Об этом сообщил замглавы Минэнерго РФ Вячеслав Кравченко, пояснив, что поправки в федеральный Закон о теплоснабжении, дающие старт запуску новой модели рынка тепла, пройдут первое чтение в Госдуме до конца 2016 года.

По словам замминистра, в конечном итоге в выигрыше окажутся не только территориальные генерирующие компании (ТГК), страдающие от системного недофинансирования отрасли, и инвесторы, заинтересованные в утверждении прогнозируемых долгосрочных тарифов с включением инвестиционной составляющей. Выиграет и население, которое получит более надежное и качественное теплоснабжение благодаря повышению ответственности единых теплоснабжающих организаций (ЕТО) и привлечению инвестиций в отрасль, которая находится в крайне тяжелом состоянии.

По данным Минэнерго, субсидирование отрасли, работающей в условиях регулируемого тарифообразования, обходится федеральному бюджету в 150‑200 миллиардов рублей в год, при этом накопленное к настоящему времени недоинвестирование оценивается в 2,5 триллиона рублей. Именно регулирование предельных уровней тарифа для населения плюс сохраняющаяся практика перекрестного субсидирования порождает уход промышленных потребителей, которым выгоднее построить собственную котельную, чем переплачивать за тепло.

«Фактически идет «котельнизация» страны – за десять лет их число выросло на 20 процентов, что ведет к износу оборудования в «большой» тепловой энергетике и к перерасходу топлива, – подчеркивает глава Минэнерго Александр Новак. – Лишь 25 процентов энергетических котлов и 36 процентов турбин моложе тридцати лет, потери тепла – в три раза выше, чем в странах, где применяется комбинированная выработка тепла. Инвестиции в отрасль составляют около сорока миллиардов рублей в год, хотя потребность – в шесть раз больше, около 250 миллиардов».



Сколько стоит альтернатива

Более того, не исключено, что потребители отдельных регионов станут платить за тепло меньше, чем прежде, – в случае, если сложившийся тариф окажется более высоким, чем расчетная цена альтернативной котельной (тарифа, при котором окупается строительство нового источника теплоснабжения на данной территории, альтернативного привычной централизованной системе теплоснабжения).

«В данном случае тариф замораживается и держится до тех пор, пока не придет к тарифу альтернативной котельной, – поясняет господин Кравченко. – В случае, если цена альтернативной котельной, напротив, выше, чем существующие тарифы, предусмотрена конструкция, по которой регион берет на себя обязательство установить график по поэтапному доведению уровня тарифа до цены альтернативной котельной в течение 10 лет».

В данной ситуации, как обещает Минэнерго, цена тепла вырастет в рамках инфляции плюс один-три процента. Для начала новая модель рынка тепла будет опробована в «пилотных» регионах, выразивших готовность участвовать в эксперименте. В число таких «пилотов» вошли Алтайский и Красноярский края, Республика Татарстан, аналогичную позицию заняли также отдельные муниципалитеты ряда других регионов.
«Руководству регионов предстоит определить, что для них важнее – держать цену для населения на старом, непригодном для работы оборудовании, либо попытаться изменить ситуацию и объяснить людям, что это необходимо», – говорит Вячеслав Кравченко. При этом он обещает, что шока от перехода на новую модель ценообразования в «пилотных» субъектах РФ не будет, так как стоимость тепла там близка к цене альтернативной котельной или превысила ее.

Именно локальность или всеохватность применения новой модели ценообразования стала одной из самых дискуссионных составляющих реформы. В частности, за единовременное и повсеместное внедрение новой модели тарифного регулирования выступало Министерство экономического развития, подчеркивавшее, что бездействие в этом вопросе опасно с точки зрения сохранения нормальной системы теплоснабжения и обеспечения теплом граждан. Противоположную позицию занял Минстрой, опасавшийся, что повсеместный переход к «альтернативной котельной» может привести к скачку стоимости теплоснабжения для населения.

В итоге был выработан сбалансированный вариант, «учитывающий все наши предложения», подчеркивает замминистра строительства и ЖКХ Андрей Чибис. Главный компромисс, заложенный в тексте законопроекта, – предоставленная регионам и муниципальным образованиям возможность самостоятельно принимать решения о возможности реализации пилотных проектов, которые будут действовать в 2017‑2018 годах. За этот срок правительство проведет оценку эффективности рыночной модели ценообразования, на основании которой будут выработаны предложения для муниципалитетов и регионов, готовых присоединиться к реформе.



Истина в цене

Именно компромиссность реформы, ставящая ее судьбу в зависимость от позиции руководства регионов, может стать ее слабым местом, считает вице-президент по тепловому бизнесу ОАО «Фортум» Парвиз Абдушукуров, опасающийся, что решение насущных проблем тепловой энергетики будет таким образом отодвинуто на неопределенный срок.

«Аккуратно просчитанный тариф альткотельной, включающий затраты на ее строительство, может вскрыть неприятную истину, которую можно сформулировать следующим образом: «хотите работы систем отопления без приключений – тариф нужно поднимать», – признает и Сергей Кузнецов, генеральный директор Сибирской генерирующей компании (СГК). – Такая перспектива не очень нравится представителям власти. Наши рассказы о том, что нельзя допускать деградации технического состояния оборудования, наталкиваются на их вполне резонные соображения, что у советской энергетики большой запас прочности и на наш век точно хватит».

Вместе с тем, строительство альтернативной котельной могло бы стать спасением для небольших городов, в которых запас прочности системы теплоснабжения близок к исчерпанию – таких, как, например, Рубцовск Алтайского края, оказавшийся на грани коммунального коллапса из‑за высокого износа основного источника теплоснабжения и отказа собственника эксплуатировать злополучную ТЭЦ. Именно чрезвычайная ситуация в Рубцовске побудила руководство Алтайского края просить о включении региона в число «пилотов». Наличие системных проблем, не разрешимых в условиях действующей модели ценообразования, признает и претендующий на статус «пилота» Красноярский край – как говорит губернатор Виктор Толоконский, именно регулирование тарифов приводит к тому, что стоимость услуг отдельных котельных в три раза выше, чем у более эффективного производителя теплоэнергии.



ЕТО ответит за всех

Еще одна составляющая реформы, рискующая вызвать жаркие споры, – это расширение полномочий единой теплоснабжающей организации (ЕТО), наделенной правом подключать наиболее эффективные с экономической точки зрения теплоисточники. При этом наиболее вероятные кандидаты на роль ЕТО – теплогенерирующие компании, от которых естественно ожидать принятия решений, выгодных для «большой генерации».

«Опасения генераторов, считающих, что расширение полномочий ЕТО может привести к устранению конкуренции на рынке теплоснабжения, имеют под собой основания, – признает Вячеслав Кравченко. – Предположим, есть недозагруженная тепловая станция и есть владелец котельной, у которого разница в цене точно не в пользу тепловой станции. Но наша задача не в том, чтобы был доволен этот владелец, а в том, чтобы был доволен потребитель, которому необходима надежная услуга по разумной цене.

Сейчас по отдельным городам резервы по теплу составляют до 60 процентов. Другими словами, есть 60 процентов лишних источников теплоснабжения, которые никому не нужны, но, тем не менее, они висят на балансе, и за них платят потребители. Такое положение дел, отдающее преференции более дорогому источнику, никак нельзя назвать конкуренцией. Рыночный подход предполагает, что выигрывает более эффективный и дешевый источник. Кроме того, мы не только усиливаем позиции ЕТО, но и устанавливаем ограничения для самой ЕТО в части предельной цены».

Повышение ответственности ЕТО предусматривает и введение системы штрафов за неспособность обеспечить надлежащее качество теплоснабжения. «Размер этих штрафов сейчас уточняется, – поясняет господин Кравченко. – По нашему глубочайшему убеждению, когда компания будет именно таким образом наказываться, а не как сейчас – вырезанием валовой выручки из тарифа, если ты что‑то не сделаешь, система контроля будет гораздо эффективнее. По сути, надо будет выбирать – либо платить многомиллионные штрафы, либо заниматься ремонтом. Все просто: если в дом поступило тепло ненадлежащей температуры или произошел сбой, то тебя наказали, а ты иди и выясняй, почему это произошло. Это лучше, чем собирать комиссию и долго-долго разбираться, почему трубу не поменяли вовремя».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 06 (27) декабрь 2016 года: