Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/329/434404.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (329) ноябрь 2017 года

Новый глава «Росатома»: итоги года

Атомная энергетика Борислав ФРИДРИХ
Фото Сергей Бобылев / ТАСС

Смена руководства госкорпорации «Росатом», о которой было официально объявлено 5 октября 2016 г., внешне прошла максимально гладко.

Бывший глава «Росатома» Сергей Кириенко перешел на повышение в Кремль, где, по слухам, имеет сейчас большое влияние, а назначенный на его место первый замминистра экономики Алексей Лихачев послужил гарантией преемственности стиля в управлении атомной отраслью.

Сразу после назначения господина Лихачева в кулуарах заговорили, что смена менеджмента «Росатома» выглядит почти формальностью, а задача нового главы госкорпорации – в поддержании построенного и достигнутого. Бывшего чиновника Минэкономразвития, а ныне главного по атомной энергетике неофициально считали хорошим знакомым экс-гендиректора, и он сам это подтверждал, о каких‑либо принципиальных расхождениях в позициях двух менеджеров не сообщалось.



Без резких движений

Более того, предполагалось, что Сергей Кириенко при новом главе «Росатома» станет своего рода куратором отрасли, сохраняющим значительное влияние как минимум на ключевые политические решения. Что касается Алексея Лихачева, то для него такая ситуация оказывалась двоякой. С одной стороны, это позволяло ему чувствовать себя комфортно, так как политический вес Кириенко давал возможность в случае чего прикрывать госкорпорацию от любых попыток внешнего вмешательства. С другой стороны, был велик риск того, что новый руководитель не станет выглядеть самостоятельной фигурой.

Однако получить подтверждение того, что первый заместитель руководителя администрации президента РФ продолжает негласно руководить атомной отраслью, у нас не получилось. По крайней мере, публично Сергей Кириенко практически не касается ядерной энергетики и «Росатома», все свои силы направляя на работу в администрации главы государства.

Впрочем, и новый генеральный директор госкорпорации никаких резких шагов, указывающих, что в «Росатоме» он полновластный хозяин, за год своей службы не совершил. По сути, все, что делал Алексей Лихачев, вполне укладывается в выражение «обживаться на новом месте». При вступлении в должность он очень осторожно сформулировал видение своих главных задач. По его словам, на новом посту он должен работать над сохранением высоких темпов развития российской атомной отрасли и укреплением в ней культуры безопасности. «Главная задача, которая сейчас передо мной стоит, – сделать так, чтобы тот высочайший темп развития, который отрасль набрала за последние годы, ни в коем случае не снижался, чтобы проекты в связи со сменой гендиректора не тормозились, чтобы укреплялась культура безопасности», – заявил Лихачев в интервью корпоративному изданию «Страна Росатом». То есть ничего революционного.



По накатанной дорожке

В принципе, от Алексея Лихачева ничего героического и не требуют. В конце концов, сегодня «Росатом» достаточно успешен. Госкорпорация занимает первое место в мире по строительству АЭС за рубежом, реализуя проекты по сооружению 34 энергоблоков в 12 странах мира: в Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Портфель зарубежных заказов на десятилетний период на конец 2015 г. составлял 110 млрд долл., а по итогам 2016‑го превысил 133 млрд. «Росатом» является номером один в мире по обогащению урана, входит в тройку по его добыче и поставкам за рубеж, обеспечивает 17 % мирового рынка ядерного топлива.

Судя по прогнозам на 2017 г., «Росатом» продолжает развиваться эволюционно, а не революционно. Как рассчитывают в корпорации, портфель зарубежных заказов по итогам нынешнего года составит 147 млрд долл. Однако новых заказов на строительство энергоблоков не прибавилось.

За время работы Лихачева специалисты «Росатома» запустили в эксплуатацию второй энергоблок индийской АЭС «Куданкулам», приступили к строительству второй очереди АЭС «Бушер» в Иране. Вступил в силу контракт на строительство АЭС «Руппур» в Бангладеше. В России в 2016 г. на Урале, на Белоярской АЭС, был сдан в эксплуатацию блок с быстрой реакторной установкой БН-800. Еще одним значимым моментом стал пуск первого в мире энергоблока поколения 3+ на Нововоронежской АЭС.

Из ключевых событий можно также отметить заключение первого коммерческого контракта на поставку ядерного топлива «ТВС-Квадрат» для шведской АЭС «Рингхальс», так как это первый контракт «Росатома» на поставку топлива для АЭС, построенной не по проекту российской госкорпорации. Это открывает для компании новые рынки и новые возможности.



Почить на лаврах не получится

Однако все это нельзя записать в заслуги Алексея Лихачева, поскольку является результатом работы прежнего топ-менежмента «Росатома». И вскоре именно Лихачеву предстоит серьезная работа по удержанию компании на лидирующих позициях. Дело в том, что, несмотря на внешне чрезвычайно благополучное и устойчивое состояние, в недалеком будущем «Росатом» ожидают серьезные испытания.

Возможности государства по поддержке атомной отрасли небезграничны, особенно в текущей экономической ситуации. Поэтому сложно надеяться, что после 2020 г., когда завершится господдержка строительства АЭС, государство сможет также щедро помогать «Росатому». А на одном государственном оборонном заказе (который, надо признать, каждый год продолжает расти) корпорация не проживет.

Так что в этой ситуации источником ресурсов для движения корпорации вперед должны стать коммерческие проекты. Проще говоря, «Росатом» должен научиться по‑настоящему самостоятельно зарабатывать деньги. При этом деньги «Росатом» должен взять на мировом рынке, так как внутреннего рынка (что признают и в самой госкорпорации) не хватит не только для обеспечения развития, но и для поддержания текущего масштаба корпорации.

Лихачев, по крайней мере на словах, проблему видит и заявляет, что в компания сама себе ставит стратегической целью повысить долю на международных рынках. Для этого, как говорит глава «Росатома», необходимо снизить себестоимость продукции и сроки протекания процессов, создать новые продукты для российского и международных рынков.

Однако тут есть свои нюансы. «Росатом» уже планировал масштабную экспансию на мировом рынке. Тогда в мире начали говорить о «ядерном ренессансе», о возврате доверия к «мирному атому». Считалось, что количество строящихся энергоблоков по миру возрастет многократно, и «Рос­атом» хотел стать ведущим игроком на этом поле. Увы, «ядерному ренессансу» подрезала крылья авария на японской Фукусиме-1. Нет никакой гарантии, что «наполеоновские» планы Лихачева не будут сорваны по какой‑нибудь подобной причине.



Ветрогенераторы вместо АЭС

И вот тут мы впервые касаемся вещей, сделанных уже при непосредственном руководстве нового главы «Росатома». Для начала – одна цитата из Лихачева: «Рос­атом» часто сравнивают с большим кораблем. Так вот, образно говоря, корабль под названием «Росатом» вышел из уютной бухты в открытый океан, где бушуют штормы. Но, как гласит восточная мудрость, когда дует ветер, нужно строить не щиты, а ветряные мельницы. В нашем случае – ветрогенераторы».

В самом деле, при Алексее Лихачеве «Росатом» активно начал развивать новое и довольно неожиданное направление бизнеса – речь идет о ветрогенерации. В 2016 г. дочерняя компания госкорпорации «Рос­атом», АО «ВетроОГК», победила в конкурсном отборе проектов по возобновляемой энергетике, проводимом Ассоциацией «НП Совет рынка». Согласно планам, компания планирует построить объекты ветровой генерации совокупной мощностью 610 МВт. Поставку мощности указанных объектов планируется осуществлять по договорам поставки мощности (ДПМ) на оптовом рынке электрической энергии и мощности.

В конце 2016 г. «Росатом» выбрал технологического партнера по направлению «Ветроэнергетика». Им стала голландская компания Lagerwey, имеющая 40‑летний опыт работы на международном рынке. Lagerwey совместно с АО «ВетроОГК» выполнит локализацию производства в объеме более 65 %. Планируется, что в кооперации будут участвовать предприятия группы «Росатом» – «Атом­энергомаш» и UMATEX Group. Запланированные производственные мощности позволят выпускать около 100 единиц ВЭУ в год (250 МВт). Также планируется привлечь и другие российские предприятия.

Предполагается, что основное производство будет размещено в Волгодонске (Ростовская обл.), на территории предприятия «Атоммаш», где уже есть вся необходимая инфраструктура: готовые цеха, места временного хранения, собственный причал. Город расположен относительно планируемых ветропарков на юге страны. Общая стоимость проекта оценивается в 82‑84 млрд руб. В планах госкорпорации «Росатом» – производство ветроустановок в объеме 1,6 ГВт в ближайшие 6‑7 лет (около 600 установок).

По оценкам экспертов Росатома, к 2024 г. его объем может составить 3,6 ГВт, годовой оборот – 1,6 млрд долл.

Конечно, основы для развития этого направления закладывались еще при Сергее Кириенко, однако воплощать в жизнь данные планы начали именно при Алексее Лихачеве, и если у «Росатома» получится, это будет его заслуга. А если не получится, то его неудача. И именно от этого, а также от того, насколько удачной будет дальнейшая экспансия «Росатома» на мировом рынке ядерной энергетики, будет зависеть оценка деятельности Лихачева на нынешнем посту.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 21 (329) ноябрь 2017 года: