Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/253/16308.htm

Реформа тепловой энергетики пошла в народ

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовала Ольга МАРИНИЧЕВА

Одно из главных ожиданий приближающейся осени-2014 – принятие жизненно важных решений, позволяющих начать реформирование тепловой энергетики.

Один из плюсов готовящейся реформы – привлечение к процессу компаний, работающих на рынке теплоснабжения, подчеркивает директор дивизиона «Тепло» ООО «Сибирская генерирующая компания» Игорь Максимов. Именно участники рынка, знакомые с проблемами отрасли на собственном опыте, могут указать не только на сегодняшние больные точки, но и на проблемы, которые могут возникнуть в недалеком будущем.

– Судя по последним сообщениям, Россия приблизилась к принятию решений, закладывающих фундамент под реформирование российской теплоэнергетики. Насколько изменятся условия, в которых функционирует тепловая энергетика РФ? Насколько близки мы сейчас, судя по официальным известиям и другой доступной вам информации, к принятию судьбоносных для российской тепловой энергетики решений?

– Можно сказать, что фундамент для реформирования российской теплоэнергетики заложен уже достаточно давно с принятием в 2010 году Федерального закона «О теплоснабжении». Но достаточные условия для его эффективной реализации пока не созданы. Тем не менее процесс уже запущен, и мы надеемся, что в ближайшее время конкретные изменения начнут действовать. К сожалению, сроки принятия всей необходимой документации постоянно откладываются. В начале года Минэнерго заявляло, что планирует ввести новую модель рынка тепла в России до конца 2014 года, но, учитывая, что до конца года осталось всего несколько месяцев, есть сомнения, что сроки будут соблюдены. Возможно, отсрочка возникает из‑за того, что реформа проходит активное обсуждение участниками рынка, и это скорее плюс. СГК также участвует в данном процессе и вносит свои предложения.Это позитивный опыт, когда реформа не просто спускается сверху, а разрабатывается с участием тех, кому в этих условиях впоследствии работать.

– Какие обстоятельства обуславливают необходимость реформирования теплоснабжения? Какие риски могут появиться в ближайшем будущем, если решения, позволяющие начать реформирование теплоэнергетики, будут отложены?

– Рисков на текущий момент достаточно много. Из-за продолжительного сдерживания тарифов и отсутствия крупных инвесторов за последние двадцать лет теплоэнергетика фактически пришла в упадок. На протяжении длительного времени средства в отрасль не вкладывались, модернизация не проводилась, а ремонты велись по принципу латания дыр. Все это потому, что тепловой бизнес в нашей стране сейчас по сути является убыточным и компаниям негде брать средства на поддержание и модернизацию системы. Как следствие, около 68 процентов теплосетей имеют практически стопроцентную степень износа. Прямые риски очевидны – это угроза надежности теплоснабжения, риски аварий на сетях, постоянное ухудшение качества услуг. Уже сейчас большинство жителей жалуются на плохое отопление, низкую температуру горячей воды, в регионах с холодным климатом это вообще может привести к критическим последствиям. Еще одним существенным риском, актуальным, в первую очередь, для потребителей, может стать резкий скачок тарифов. Тарифы на тепло искусственно сдерживаются долгие годы. Если будет продолжаться так дальше, система теплоснабжения просто разрушится и тогда в нее поневоле придется вкладывать значительные средства, в несколько раз превышающие затраты, необходимые для поддержания работы системы. Это неминуемо отразится на тарифах.

– Вспомним о нескольких примечательных событиях, произошедших за последние месяцы. ТГК-2 отдает муниципалитету Шарьинскую ТЭЦ, Мосэнерго продало ТЭЦ-6 и ТЭЦ-29, насколько нам известно, были и другие примеры того же рода. Как вы считаете, что это такое – отдельные, не связанные друг с другом события или частные проявления некой глобальной тенденции, при которой энергокомпании избавляются от убыточных тепловых активов?

– Приведенные примеры не единственные, на самом деле таких примеров очень много, и это однозначно происходит не случайно. Большинство ТЭЦ было построено несколько десятков лет назад для обеспечения потребностей промышленных предприятий, многие из которых прекратили свое существование. В основе принципа работы ТЭЦ лежит когенерация – совместная выработка электроэнергии и тепла. Долгое время недостаток прибыльности от производства тепла покрывался за счет генерации электроэнергии, но с введением рынка электроэнергии ТЭЦ стали неконкурентоспособны. В большинстве своем они загружены меньше чем наполовину. Поэтому владельцам ТЭЦ стало невыгодно их содержать, но и закрывать их в большинстве случаев нельзя, так как для многих городов ТЭЦ являются единственным источником тепла. А так как производство тепла – это бизнес, это не дотационная сфера, естественно, владельцы избавляются от тех активов, которые из года в год приносят убыток, и их можно понять.

– Как относитесь вы к критическим замечаниям и опасениям, высказанным в связи с предлагаемой концепцией реформирования теплоэнергетики – в частности, к риску завышения предельного уровня тарифов на тепловую энергию при применении метода «альтернативной котельной»?

– В целом, наша компания поддерживает методологию расчета тарифов по принципу «альтернативной котельной». В настоящий момент основная проблема энергетиков состоит в том, что за последние годы многие потребители перешли на обслуживание к котельным. В результате мощности ТЭЦ оказались незагруженными, что отрицательно сказывается на качестве теплоснабжения, а также ведет к росту тарифов на электроэнергию. При этом стоимость производства тепла на котельных практически всегда значительно выше. Мы проводили расчеты по нашим регионам и пришли к выводу, что тарифы ТЭЦ ниже тарифов котельных в среднем на 20‑100 процентов. Как правило, эта разница субсидируется либо за счет средств бюджета, либо перекладывается на потребителя в рамках котлового тарифа. Применение метода «альтернативной котельной» позволит решить эту проблему. Вместо того чтобы субсидировать неэффективные котельные, средства будут направлены напрямую ТЭЦ и будут вложены ими в модернизацию и повышение качества теплоснабжения. Ни о каком завышении уровня тарифов речи не идет, скорей даже наоборот, в некоторых регионах, где тариф ниже предельного уровня, потребители только выиграют, так как там тариф будет заморожен. Что касается альтернативных предложений ФСТ, они ведут скорее к сдерживанию реформы, к сохранению статус-кво, следовательно, откладывают решение текущих проблем в теплоэнергетике на неопределенный срок.

– Существуют ли, на ваш взгляд, важные проблемы, которые не решаются в рамках предложенной концепции реформы теплоэнергетики? В чем заключается актуальность этих проблем?

– Одна из важных проблем, которая волнует нас как инвесторов, это вопрос гарантии возврата инвестиций. Только так государство может простимулировать участников рынка вкладывать деньги в развитие и поддержание системы теплоснабжения. Новая модель предусматривает возможность заключения долгосрочных договоров, что, с одной стороны, позволяет планировать деятельность и затраты в конкретной временной перспективе. С другой стороны, на текущий момент механизм не является детально проработанным и закрепленным на уровне федерального законодательства. Все участники рынка должны четко понимать, как формируется предельный уровень – цена «альтернативной котельной». Кроме того, инвесторы должны иметь гарантии неизменности правил игры. За последние несколько лет энергокомпании перестали верить в стабильность и неизменность условий тарифного регулирования в тепле, несмотря на декларируемые действующими нормативными актами механизмы возврата инвестиций. А так как динамика тарифа зависит в основном от воли регулирующего органа и предсказать ее невозможно, то становится нереальным просчитать эффективность инвестиционного проекта, соответственно нецелесообразно вкладывать деньги. Одно из основных преимуществ «альтернативной котельной» – прозрачность, долгосрочность и предсказуемость ценообразования на рынке тепла.

Другое преимущество – будучи правильно рассчитанным, тариф позволит бизнесу зарабатывать прибыль от текущей деятельности, а значит, появится база для реинвестирования средств.

Между тем, чтобы решить все проблемы, накопившиеся в тепловом секторе за последние десятки лет, необходимы огромные вложения, которые нельзя осуществить без привлечения теплоснабжающими организациями заемных средств. И здесь понадобится помощь государства в субсидировании ставок по кредитам на реализацию проектов в теплоэнергетике, так как проекты эти долгосрочные, при текущем уровне ставок на рынке реализация очень многих неэффективна. Кроме этого, за государством сохраняется функция по субсидированию оплаты тепловой энергии социально незащищенных слоев населения.

В проекте изменений к закону «О теплоснабжении» вводится такое понятие, как индикативная цена – минимальная стоимость теплоэнергии, которую можно произвести и поставить потребителям с использованием наилучших доступных технологий, при этом параметры, используемые для расчета индикативного уровня, не прописаны. Данный уровень будет определяться ФСТ, и есть вероятность того, что он будет занижен. К тому же для использования наилучших доступных технологий необходимы дополнительные вложения, и далеко не все производители и поставщики тепла обладают данными технологиями.

Далее, одной из самых актуальных проблем отрасли остаются неплатежи. К сожалению, в рамках новой модели эта проблема никак не решается. Тарифное регулирование является очень важной основой развития отрасли. Но если потребители не платят, то так ли уж важно, какой тариф? Основными неплательщиками являются предприятия ЖКХ, управляющие компании – те потребители, рычаги влияния на которых ограничены. Отключить их невозможно, они накапливают долги, банкротятся и образовывают новые юридические лица. Чтобы реформа действительно приносила плоды, наряду с теми изменениями, которые уже предложены, необходимо законодательно предусмотреть механизмы защиты от недобросовестных потребителей.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 17 (253) сентябрь 2014 года: