Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/249/16211.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (249-250) июль 2014 года

Владимир Шелков: «Перемены в теплоснабжении давно назрели»

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовала Яна ЛИСИЦЫНА

Теплоснабжение – одна из самых проблемных отраслей российского ТЭКа. В последнее время мы часто слышим, что пока страна не перейдёт на новые правила игры в генерации тепла, то и реформа электроэнергетики не может быть завершена.

Что мешает и что может помочь быстрее осуществить такой переход? На эти вопросы мы попросили ответить Владимира Шелкова, генерального директора ОАО «Квадра», одной из крупнейших российских территориально-генерирующих компаний.

– Владимир Витальевич, в последнее время много говорилось о том, что в теплоснабжении необходимо решить три основные проблемы: изменить правила ценообразования на тепло, решить проблему неплатежей в отрасли и начать модернизацию теплосетевого хозяйства. Какая роль в решении этих проблем отводится единой теплоснабжающей организации (ЕТО) в каждой системе централизованного теплоснабжения? Что вашей компании уже удалось сделать в этом направлении? Не пора ли ваш опыт тиражировать в масштабах всей страны?

– Вы правильно обозначили основные проблемы в теплоснабжении, которые мешают отрасли нормально развиваться. Их решение требует создания адекватной законодательной среды, с понятными правилами игры для всех участников процесса теплоснабжения. Сегодня активно обсуждается реформа в теплоэнергетике, где одним из основных элементов системы взаимоотношений является единая теплоснабжающая организация (ЕТО), а также введение долгосрочного тарифообразования на тепло по методу «альтернативной котельной». Новая модель рынка позволит привлечь в теплоэнергетику частные инвестиции, проводить комплексную модернизацию отрасли и решить вопросы надёжности.

Единая теплоснабжающая организация – это основной инструмент, который позволит решить эти проблемы. По сути дела, в тепле это аналог гарантирующего поставщика в электричестве.

Но статус ЕТО сегодня не решает проблему неплатежей. Я бы даже сказал, наоборот, усугубляет, поскольку между потребителем и ресурсоснабжающей организацией остаются недобросовестные посредники в лице УК и ТСЖ. Их ответственность в законе несоизмерима с тем объёмом средств, которыми они распоряжаются. Поэтому необходимо внести изменения в Жилищный кодекс и другие подзаконные акты, дав возможность ресурсоснабжающим организациям вести расчёты с населением напрямую в статусе ЕТО. Если не решить проблему неплатежей в отрасли, то есть опасность, что все плюсы от нововведений достанутся не ЕТО и населению, а недобросовестным предприятиям-посредникам в лице управляющих компаний и муниципальных предприятий.

– Ваша компания перешла на прямые расчёты с потребителем в шести областях. Достаточно ли исключить посредников из цепочки, чтобы решить проблему неплатежей? Какую роль в этом способна сыграть единая теплоснабжающая организация (ЕТО)?

– Неплатежи потребителей за отпущенную тепловую энергию являются сегодня одной из наиболее актуальных проблем в теплоснабжении. Долги перед теплоснабжающими организациями фактически растут в геометрической прогрессии. В целом по стране общий размер долга за тепло составляет 273,4 миллиарда рублей, в том числе перед генерирующими компаниями более 180 миллиардов рублей.

Организация прямых расчётов с конечными потребителями – эффективное, хотя и сложно реализуемое мероприятие для решения проблемы неплатежей за тепловую энергию. Мы уже создали систему прямых расчётов в Белгородском, Воронежском, Курском, Липецком, Смоленском и Тульском регионах.

Да, процесс этот нелёгкий, и подобные решения предварительно широко обсуждаются на уровне городских и областных органов власти, с участием представителей управляющих компаний. Наш первый шаг – представление на уровне муниципалитета механизма организации расчётов непосредственно с населением, с обоснованием получаемых преимуществ. В рамках этой работы, при поддержке муниципалитета, мы убеждаем управляющие компании принять такие схемы расчётов для восстановления платёжной дисциплины. Для организации работы с населением мы открываем собственные центры по работе с потребителями, где жители могут получить необходимую информацию по расчётам, оплатить потреблённые энергоресурсы и т.д. Работа, повторяю, сложная, но необходимая.

Нам удалось остановить темпы роста «дебиторки» по теплу, но проблемы остаются. Мы активно работаем над возвратом накопленных долгов. Получение статуса ЕТО позволило нам убрать из цепочки неплатежей одного из посредников – МУПы, но проблема не решена до конца – между нами и потребителем остались УК и ТСЖ, которые в большинстве своём являются недобросовестными плательщиками и их ответственность за нецелевое использование средств, которое им платит население за тепло, минимальна. Для потребителей переход на прямые расчёты с ресурсоснабжающей организацией не несёт никаких рисков – их деньги доходят до компании, которая производит тепло, величина оплаты за тепловую энергию от реализации наших мероприятий не меняется. Более того, прямые расчёты гарантируют им стабильность и надёжность теплоснабжения, которую ставят под угрозу долги УК и ТСЖ.

Это миф, что долги копит население. Во всяком случае, в тепле. На сегодняшний день самыми добросовестными плательщиками являются социально незащищённые слои населения – пенсионеры, малоимущие семьи и т. д. Там, где мы организовали прямые сборы платежей за тепло, уровень оплаты у потребителей достигает 97-98 процентов и выше. Приведу пример. В одном из регионов нашей работы есть экономически депрессивный город, но даже там население оплачивает тепло почти на 100 процентов.

Тем не менее, мы продолжаем работу по получению статуса ЕТО в регионах присутствия нашей компании. В настоящее время статус ЕТО присвоен нашей компании в Смоленске и Орле, Курске, заявки на получение статуса поданы также в Липецке и Рязани, Воронеже. В качестве ЕТО энергокомпания будет ответственной за теплоснабжение потребителей своей зоны теплоснабжения, станет осуществлять контроль режимов потребления тепловой энергии, мониторинг реализации схемы теплоснабжения, а также должна будет обеспечивать платёжную дисциплину в расчётах за тепловую энергию. Однако, как я уже говорил, без изменения законодательства и расширения полномочий ЕТО в части сбора платежей ситуация с долгами не изменится.

– Если у населения собираемость платежей высока, значит, неплатежи не зависят от доходов населения и уровня тарифов. Как же бороться с должниками – УК И ТСЖ?

– Система расчётов за коммунальные платежи, используемая сегодня, крайне непрозрачна. Фактически невозможно проконтролировать, на что именно управляющие компании тратят средства, переданные им потребителями в качестве оплаты за энергоресурсы. Очень сложно работать с должниками в правовом поле: существуют длительные сроки получения судебных решений в отношении должников, есть проблемы со взысканием задолженности. Как правило, полученные за тепловую энергию средства должником уже были куда-либо израсходованы. Взыскать долги через конфискацию имущества практически невозможно: жилищные организации имеют организационную форму предприятия в виде «ООО» с уставным капиталом 10 тысяч рублей и не имеют значимого имущества. Имущество же МУПов закреплено на праве хозяйственного ведения – таким образом, должники ничем не рискуют.

Законодательство в этой сфере меняется очень медленно, а задолженность потребителей неуклонно растёт. Именно поэтому в компании было принято принципиальное решение – переход к расчётам с конечными потребителями. На сегодняшний день мы видим в этом выход из сложившейся ситуации. Без перехода на прямые расчёты с конечным потребителем и решения проблемы неплатежей все попытки повышения инвестиционной привлекательности отрасли и формирования долгосрочных перспективных планов будут неэффективными.

Кроме того, мы считаем, что нужно ужесточить ответственность управляющих компаний за неплатежи ресурсоснабжающим организациям, а также законодательно закрепить право последних переходить на прямые расчёты с населением в статусе ЕТО без решения общих собраний жильцов.

Решение о прямой оплате за тепло и переход на непосредственную форму управления не являются взаимосвязанными. Решение платить напрямую теплоснабжающей организации собственники могут принять без принятия решения о переходе на непосредственную форму управления домом. За управляющими компаниями остаётся много других обязанностей по эксплуатации и обслуживанию жилых домов, кроме сбора средств за тепло, которое они не производят.

Во всех регионах нашего присутствия мы оказываем поддержку жителям домов, которые принимают решения о переходе на прямые расчёты с нами. Здесь мы помогаем жителям в организации собрания по вопросу о переходе на оплату коммунального ресурса «отопление» непосредственно ресурсоснабжающей организации, в том числе предоставляем всю необходимую документацию и оказываем консультации по любым вопросам, связанным с переходом на прямую оплату теплоснабжения.

Платёжная дисциплина должна быть гарантирована законом, потому что тепловая энергия – товар, за который надо платить. Именно за счёт этих денег обеспечивается содержание энергообъектов. И законодательство должно очень жёстко регулировать этот вопрос. В западных странах это неотъемлемая часть жизни – платить в первую очередь за коммунальные услуги, а потом за все остальное, иначе попросту можешь остаться без крыши над головой.

В некоторых регионах сумма долга сопоставима с двух-трёхлетним объёмом финансирования ремонтной программы компании. А это большая угроза надёжности системы теплоснабжения.

– Переход на тарифообразование по методу «альтернативной котельной» запланирован на 2016 год. Ожидается, что до середины 2015 года будет принята вся необходимая нормативная документация. По вашему мнению, действительно ли будущее теплоснабжения в России за «альтернативной котельной»?

– Метод «альтернативной котельной» подразумевает прозрачный механизм долгосрочного тарифообразования на рынке тепла. Суть метода в том, что устанавливается расчётный минимальный тариф, позволяющий окупить строительство новой котельной, альтернативной существующим теплоисточникам, на месте старой, неэффективной.

Там, где существующий тариф уже выше, чем тариф «альтернативной котельной», планируется, что он будет заморожен до тех пор, пока тариф «альтернативной котельной» его не достигнет. Сейчас в 35 процентах регионов России тариф ниже, чем тариф «альтернативной котельной», в остальных 65 процентах – выше. Ожидается, что «альтернативная котельная» даст чёткие ценовые ориентиры для производителей тепла, бизнеса и населения и установит экономический барьер для «котельнизации» – ведь потребитель всегда сможет купить тепло по оптимальной рыночной цене от уже существующих источников.

После того, как все производители тепла получат этот расчётный тариф, неэффективные мощности уйдут с рынка и будут замещены когенерацией (ТЭЦ) или новыми альтернативными котельными, то есть эффективные мощности останутся. В результате вздохнут предприятия когенерации – будет решена проблема «перекрёстного субсидирования» между теплом и электроэнергией, не надо будет компенсировать убытки от реализации тепла за счёт рынка электроэнергии и, соответственно, «задирать» «тарифы» на мощность. Сократится давление на цену мощности, снизится стоимость электроэнергии для потребителей. Рынки электроэнергии и тепла будут сбалансированы.

– Откуда такой огромный разброс тарифов и нормативов между регионами? Какими, по вашему мнению, должны быть правила ценообразования на тепло, чтобы избавиться от этой проблемы? Поможет ли метод «альтернативной котельной» как-то выровнять ситуацию?

– Обратимся к истории вопроса. В России декларировалось, что наш метод тарифообразования – это экономически обоснованные затраты (метод «затраты плюс»). На самом деле у нас существовала и по сей день существует индексная модель. В тех регионах, где изначально был высокий тариф и, в том числе, неэффективные источники субсидировались из бюджета, там исторически тариф продолжает оставаться высоким. Например, у старых электрических котельных тариф начинается от шести тысяч рублей за гигакалорию. Рекорд – 20 тысяч рублей. В таких регионах тариф индексировался и оставался по-прежнему высоким. Где не было субсидирования и не было «перекрёстки», там ситуация еще больше усугубилась – тариф остаётся значительно ниже от экономически обоснованного уровня. Как правило, это характерно там, где были эффективные теплоисточники или централизованное теплоснабжение от крупных ТЭЦ: тариф, соответственно, был ниже, потому что комбинированная выработка – это один из самых эффективных методов с точки зрения использования топлива. В этом причина разброса тарифов.

Существует также проблема недостаточности тарифа. Напомню, что себестоимость тепла состоит из четырёх больших частей – это топливо, зарплата, ремонты и «прочие расходы» (налоги и т. п.). Затраты на топливо урезать нельзя – мы не можем не заплатить поставщику. Зарплату тоже трогать нельзя: люди должны получать за выполненную работу. Налоги – святое, это госбюджет. Поэтому чаще всего при оптимизации тарифа «режут» затраты на ремонты. Когда я говорю о том, что должен быть экономически обоснованный тариф, это значит, что необходимо включать в тариф достаточное количество средств для ремонтов. Хронические «недоремонты» – вот где беда. У нас в компании более 55 процентов сетей со сроком службы больше двадцати лет. Это не самая плохая ситуация – у других этот показатель порой достигает 75-80 процентов.

Энергетика относится к категории промышленно опасных, жизнеобеспечивающих объектов. Необходима сбалансированная политика в части ценообразования. Доходы энергетики должны быть достаточны для обеспечения безопасного содержания и своевременной реконструкции этих энергообъектов там, где это необходимо.

– Вы говорите, что тепло – это товар, а не услуга. Но ведь Россия - самая холодная страна в мире, средняя годовая температура у нас составляет минус 5,5 градусов. Поставка населению тепла несёт, в том числе, и социальную функцию, в нашей стране это неотключаемый ресурс. И все-таки, теплоснабжение в большей степени бизнес или социальная нагрузка? Можно ли здесь достичь равновесия?

– Вы правы, сегодня рынок тепла в России – это и не бизнес, и не социальная деятельность, а нечто среднее. На отрасли лежит высокая социальная ответственность, но тарифы не везде позволяют покрыть издержки. И даже с таким статусом, при неискажённых подходах в регулировании, теплоснабжение может стать привлекательной сферой для инвесторов. Возможно, доходность будет не на уровне высокодоходных отраслей экономики, но она будет стабильной. Инвестор будет понимать, что всё, что он вложил в модернизацию, в повышение эффективности бизнеса, он вернёт через определённое количество лет.

Реформа теплоснабжения и решения, которые сегодня обсуждаются, дают такую надежду. Если будет принят тариф «альтернативной котельной», то можно будет совместить и социальную ответственность, и инвестиционную привлекательность. Теплоснабжение в стране с суровыми климатическими условиями не может оставаться в его нынешнем состоянии. Отрасль сегодня остро нуждается в переменах, и пока мы работаем, надежда на перемены к лучшему остаётся.

– Некоторые предприятия сейчас уходят от централизованной системы теплоснабжения и создают свои собственные. Это каким-то образом мешает вашей деятельности? Или пусть они уходят, а вы будете более эффективно работать с теми, кто останется?

– У промышленных предприятий проблемы, как правило, не с теплом – им нужен пар. Законодательство сделало большой шаг навстречу теплоснабжающим организациям – с 1 января запланирована отмена регулирования тарифов на пар. Сегодня мы одни их первых воспользовались этим нововведением – в Липецкой области уже приняты решения местным регулятором и отменено с 1 января 2015 года регулирование тарифов на пар от наших теплоисточников для промышленных потребителей. Остаётся договориться по цене. Договорные цены могут, с одной стороны, остановить уход промышленных потребителей на собственные теплоисточники, а с другой стороны, вернуть тех, кто уже ушёл.

В нашей стране когенерация исторически развивалась как наиболее выгодный и экономически оправданный способ производства электроэнергии и тепла. Экономические плюсы когенерации по сравнению с раздельным производством тепла и электроэнергии очевидны. Важнейший из них — экономия топлива, а следовательно, и сокращение затрат на его приобретение, а значит, удешевление стоимости тепла и электроэнергии.

Кроме того, целесообразность развития теплофикации и центрального теплоснабжения была обоснована климатическими условиями. Безусловно, свои плюсы есть и в развитии локальных теплоисточников. Это может стать основой для быстрого развития вновь осваиваемых районов, открывающихся новых производств, благодаря блочно-модульным техническим решениям, лёгкости монтажа и многим другим факторам.

В каждом конкретном случае решение о развитии когенерации или локальных теплоисточников должно быть экономически обусловлено и зависеть от экономических, географических и социальных условий того региона, где объект будет работать.

Мы также рассматриваем вопрос развития генерации малой мощности на своих теплоисточниках с точки зрения повышения эффективности производства тепловой энергии и уменьшения затрат на приобретение электроэнергии на собственные нужды. Одним из вариантов является возможность установки на теплоисточниках турбин малой мощности. Мы ведём работу по установке турбин, которые будут производить энергию для собственных нужд компании на наших энергообъектах в Смоленской и Белгородской областях. Себестоимость электроэнергии, производимой на этих турбинах, значительно ниже покупаемой на рынке. В Липецке также находится в стадии проработки проект по установке собственных источников энергии на котельных. И это далеко не все примеры. Мы должны не просто поддерживать функционирование систем «как есть», но и двигаться вперёд.

– Так сложилось, что в нашей стране правила игры всё время менялись – сегодня одни, завтра другие. В электроэнергетике уже было так, что инвесторов активно привлекали, а в итоге многие из них вынуждены были уйти с рынка. Каковы ваши прогнозы и ожидания относительно инвестиций в тепловую энергетику?

– Все проблемы в теплоснабжении были заложены, когда реформировали рынок электроэнергии. На заре той реформы договоры предоставления мощности являлись очень выгодным направлением инвестиционной деятельности для энергетических компаний, а для многих компаний ДПМ стали драйвером роста. Но в процессе реформирования РАО «ЕЭС» совершенно забыли про тепло. Даже отцы-основатели реформы говорили, что они занимались электричеством, а тепло сознательно не рассматривали, планируя вернуться к этой теме позднее. Все решения по теплу тогда были заморожены и остались неким компромиссом для проведения реформы в электроэнергетике.

Сегодня перемены назрели. Мы видим, что существующее положение дел не устраивает никого – ни государство, ни инвесторов, ни потребителей, ни самих энергетиков.

Я с оптимизмом смотрю на приход инвесторов в теплоэнергетику. Метод «альтернативной котельной» обеспечит понятные ценовые ориентиры и долгосрочное тарифообразование. Но при решении проблемы неплатежей. Это позволит привлечь в отрасль инвестора, потому что ему нужны понятные долгосрочные правила игры. Инвестиции в энергетику имеют долгий срок окупаемости, поэтому и денежный поток должен быть прогнозируемым. Инвестор должен понимать, каким образом и когда будут возвращаться вложенные средства.

Сегодня «альтернативная котельная» – наиболее прозрачный путь привлечения инвестиций в отрасль. Благодаря понятным правилам игры инвесторы получат долгосрочную перспективу. «Альтернативная котельная» может производить тепло в конкретном месте наиболее эффективным методом, и вложения могут окупаться в течение десяти лет.

Перемены, происходящие сегодня в теплоснабжении, их активное обсуждение и выработка мер для решения существующих проблем на самом высоком уровне дают надежду на кардинальное изменение ситуации в отрасли. Важно, чтобы компромиссы, которые неизбежно будут приняты во время проведения реформы теплоэнергетики, не исказили сути этих преобразований.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 13-14 (249-250) июль 2014 года:

  • Обновление Камской ГЭС проводят «оптом»
    Обновление Камской ГЭС проводят «оптом»

    Камская ГЭС станет первой станцией «РусГидро», на которой будут модернизированы все гидроагрегаты. ...

  • Объять необъятное: как узнать обо всех изменениях в техническом регулировании НГК
    Объять необъятное: как узнать обо всех изменениях в техническом регулировании НГК

    В нефтегазовой отрасли России сейчас происходят глобальные процессы. Это и подписание исторического контракта с Китаем, и последствия украинского кризиса, и сложности со строительством «Южного потока», и многое другое. На этом фоне некоторые не столь масштабные, но не менее значимые события отрасли могут остаться незамеченными. Чтобы не упустить ничего важного, рассмотрим последние изменения, произошедшие в нормативной базе нефтегазовой...

  • Новые птицезащитные устройства ЗАО «МЗВА» – фактор повышения надежности ВЛ
    Новые птицезащитные устройства ЗАО «МЗВА» – фактор повышения надежности ВЛ

    Российская компания ЗАО «МЗВА» уже пятнадцать лет занимается разработкой и серийным выпуском арматуры для линий электропередачи. ...

  • Мы продаем не краны, мы продаем решения
    Мы продаем не краны, мы продаем решения

    «Конекрейнс» – это компания со столетним опытом в краностроении. Достаточно сказать, что первый свой кран в Россию компания поставила еще в 1947 году. История ЗАО «Конекрейнс» в России насчитывает уже более двадцати лет. ...

  • «Росатом» и «Ростех» будут сотрудничать в теплоэнергетике
    «Росатом» и «Ростех» будут сотрудничать в теплоэнергетике

    Инжиниринговая компания «ЗИОМАР», входящая в холдинг «Атомэнергомаш» – машиностроительный дивизион «Росатома», и «Технопромэкспорт», входящий в госкорпорацию «Ростех», заключили соглашение о сотрудничестве при реализации проектов в области тепловой энергетики за рубежом. ...