Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/247/16124.htm

«Были бы кости, а мясо нарастет»

«Были бы кости, а мясо нарастет»

Десять лет назад стартовала реформа российской энергетики. Насколько ее результаты отвечают целям, которые ставились, и каковы варианты дальнейшего развития? Эти вопросы обсудили участники сессии «Российская энергетика: от реформы к развитию» в рамках Петербургского международного экономического форума.

– В марте 2003 года был принят Федеральный закон об энергетике, и, собственно, с этого начались радикальные преобразования энергетического рынка, – открыл дискуссию ее модератор генеральный директор фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин. Владимир Княгинин– При этом особенность всех реформ состоит в том, что, раз начав, остановить их невозможно. Сейчас мы готовы подвести некоторые итоги, а также обсудить, не пора ли начать следующий этап реформирования энергетических рынков России.

– Стоит обсудить не только итоги, но и то, что делать дальше, – сказал министр энергетики РФ Александр Новак. Александр Новак– В прошлом году мы обсуждали этот вопрос в Совете Федерации, Государственной думе, в экспертном сообществе, и большинство экспертов согласились с тем, что итоги реформы и сама реформа, начавшаяся десять лет назад, – абсолютно правильный вектор в развитии оте­чественной электроэнергетики. И для того, чтобы понять, почему нужно вернуться к целям, которые ставились перед электроэнергетикой и реформой. Основные цели – это повышение эффективности российского электроэнергетического комплекса и надежное и бесперебойное обеспечение российских потребителей, экономики соответствующим продуктом – электроэнергией. Цели удалось достичь, доказательством этому служат несколько показателей. Во-первых, существенно увеличился объем инвестиций, только за 2008-2013 годы составивший 4,2 триллиона рублей, а это почти в три раза больше, чем было в предыдущую пятилетку. Во-вторых, отрасль стала конкурентной, особенно на оптовом рынке. В-третьих, повысилась эффективность генерации за счет вводов последних лет. Кроме того, снизился удельный расход условного топлива на выработку киловатт-часа, за последние несколько лет – с 335 граммов до 329 граммов. Если говорить о показателях надежности, то за последние пять лет длительность отключения электроэнергии сократилась в два с половиной раза, количество технологических отключений в электросетевом комплексе уменьшилось почти на 20 процентов.

В отрасли созданы очень важные институциональные структуры, такие, например, как Совет рынка, позволяющий отрасли развиваться на конкурентных началах и минимизировать влияние государства.

Конечно, помимо успехов есть и проблемы, например необходимость выведения неэффективной генерации. Министерство энергетики подготовило предложения о том, что начиная с 2015 года мы прекратим проводить конкурентный отбор мощности и предоставлять статус вынужденной и неэффективной генерации. В ходе ПМЭФ президент Владимир Путин сказал о необходимости модернизации оборудования в промышленности и, безусловно, в энергетике. По нашим оценкам, около 18 тысяч МВт мощностей в электро- и теплоэнергетике России являются неэффективными и вынужденными. И, конечно же, если мы начнем выводить эти мощности, у нас существенно повысятся доходность и прибыльность компаний. Стоит также отметить проблему, связанную с теплоэнергетикой. Для дальнейшего продолжения реформы рынка электроэнергии (мощности), а именно в переходе на конкурентные условия, либерализацию отношений, двусторонние договоры, нужны изменения в нормативно-правовой базе. Одним из первых изменений должна стать реформа тепла, которая в начале мая обсуждалась у президента и получила его одобрение. Основные пункты всем известны: это переход на формирование долгосрочных тарифов в соответствии с моделью альтернативной котельной и введение единой теплоснабжающей организации; разработка схем теплоснабжения; переход на договорные рыночные отношения в рамках одной централизованной системы, что позволит исключить неэффективные мощности и создать условия для привлечения инвестиций в теплоэнергетику. И это, в свою очередь, станет продолжением реформы электроэнергетики. У нас сформирована дорожная карта по изменению законодательства по теплоснабжению и дальнейшей реформе теплоэнергетики. В ближайшее время мы направим ее в правительство.

Очень важные этапы для продолжения реформы связаны с электросетевым хозяйством. В последнее время значительно выросли тарифы на электроэнергию, и мы пришли к тому, что дальше повышать тарифы нельзя, нужно искать резервы в самой отрасли. В связи с этим в 2013 году была принята программа «Стратегия развития электросетевого комплекса», которая подразумевает существенное повышение эффективности электросетевого хозяйства. Это сокращение операционных затрат к 2017 году на 15 процентов, снижение на 30 процентов капитальных затрат, вопросы, связанные с введением механизма бенчмаркинга, ценовой технологический аудит, приватизация электросетевого комплекса. Большинство нормативно-правовых актов уже подготовлены.

Безусловно, важной темой является организация системы качественного сбора платежей в отрасли для эффективного использования ресурсов. Нам удалось переломить ситуацию на оптовом рынке: в 2013 году задолженность впервые уменьшилась с 52 до 45 миллиардов рублей. Мы также подготовили проект изменений в «Закон об электроэнергетике», Кодекс административно-правовых нарушений, другие нормативные акты и законы, которые существенно ужесточают ситуацию со сбором платежей на розничном рынке. И, на наш взгляд, это один из механизмов, который окажет позитивное влияние на дальнейшее развитие электроэнергетики. Реформа, безусловно, была правильной, остались вопросы, которые требуют доработки, и, повторю, Министерство энергетики поддерживает дальнейший переход на конкурентные отношения, создание условий для привлечения инвестиций.



Невозможное возможно

Нынешний председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс был главным идеологом реформы электроэнергетики. Насколько адекватной была выбранная модель, что оказалось результативным и эффективным?

– Любое крупное событие проходит три стадии восприятия: первая – «полная ерунда, и сделать это невозможно»; вторая – «может быть, в этом что-то есть»; третья стадия – «кто же этого не знает», – сказал господин Чубайс. – Собственно, мы приблизились к третьей стадии, когда можно спокойно и взвешенно отнестись к тому, что было сделано, отделив положительное от отрицательного. Для всей нашей команды эта реформа – десять лет бурной жизни. Объективным быть не могу, скажу, что думаю. Оценивая явление, нужно отталкиваться от момента времени, в котором оно совершалось. Начиналось все не с реформы. Вспомните, десятилетия назад платежи в энергетике составляли 15-20 процентов, задержки по зарплате – пять-восемь месяцев, у строителей – полтора года, были массовые забастовки и голодовки энергетиков. Все началось с того, когда вводились жесткие антикризисные меры. Когда реформа была на стадии завершения, мы заметили, что спад в электропотреблении сменился ростом, к 2004-2005 годам он превысил общий объем советского энергопотребления. Но в то же время сложились два процесса – рост потребления и износ мощностей. Представьте себя на месте первого лица «Мосэнерго», прошедшего ОЗП с максимумом 8600 МВт, установленной мощностью – 8800 МВт и ожидающего прогнозов по следующей зиме с еще большим превышением нормы. Плюс московская авария в 2005 году, которая по какой-то мистической случайности произошла не зимой, а в мае. Ударило настолько сильно, что даже для нас стало большой неожиданностью. Эта авария была, пожалуй, самым драматическим событием за всю мою деятельность. Дальше – черно-белая картинка, когда понимаешь, что никаких иных способов, кроме взрывного роста мощностей, придумать невозможно. Эта ситуация задала единственный грамотный вектор, к которому мы все старались подготовиться. Закон «Об электроэнергетике» стал основой для преобразования.

Что было сделано? Инвестиции со 120 миллиардов рублей поднялись почти до триллиона в 2011-м. Объем мощности начиная с 2009-2010 годов увеличился на 7 тысяч МВт в год. Технологическая цепочка тоже поднялась вверх – с 5 МВт до 15-20 МВт. И наконец, потребитель увидел, что длительность перерывов электроснабжения сократилась вдвое, и это для российской энергосистемы стало серьезным результатом. Помимо этого, ввели парогазовый цикл, уменьшив удельный расход топлива. При этом стоит отметить, что даже в самые сложные периоды развития энергетики базовые фундаментальные основы отрасли были сохранены: разделение конкурентного и монопольного секторов, конкуренция на оптовом рынке, свободная цена – все это сегодня функционирует.

Были и ошибки. Но почти на каждую нашу ошибку приходился какой-то феерический эффект везения, который не превратил ее в катастрофу. Пример: мы не планировали заниматься разворачиванием инвестпрограммы в РАО ЕЭС. Исходный замысел учитывал антикризис, реформу с разделением секторов и созданием рынка. Когда произошла авария в Москве, мы поняли, что если в ближайшие годы оперативно не развернем вводы, то произойдет не просто отраслевая катастрофа, она поднимется до социально-экономического уровня в стране. Именно тогда появилась «Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики на двадцать лет», пятилетняя инвестиционная программа.

Есть еще один пример, который я хочу выделить, – это роль государства. Когда мы завершали работу в РАО ЕЭС, закрывали компанию, имея долю либерализованного рынка электроэнергии в объеме 20 процентов и постановление правительства о том, что каждый год эта доля будет расти и к 2011 году она достигнет 100 процентов, только ленивый не говорил по этому поводу: «Так не бывает, кто станет либерализовывать энергетику, если нет никакого давления». Так вот, я утверждаю: постановление выполнено день в день на 100 процентов.

Я необъективен, но мне нравятся итоги реформы электроэнергетики. Сейчас я вижу три приоритета, которые нужно сделать: реформа тепла; новые ДПМ, которые мы и придумывали как переходный механизм запуска инвестиционного механизма с другими задачами; либерализация розничных рынков электроэнергии.

Несколько лет назад представитель компании «Энел ОГК-5» Доминик Фаш заметил, что если б знал, чем обернутся инвестиции в российскую энергетику, то долго подумал бы перед этим. Сегодня инвесторы придерживаются иного мнения.

Энрико Виале– О реформе и ее целях очень хорошо рассказали до меня, – отметил генеральный директор ОАО «Энел ОГК-5» Энрико Виале. – В России большие возможности. У нас тоже своя история. Но здесь мы увидели прежде всего фундаментальную основу реформы и ее хорошую подготовку. Конечно же, начав работать в России, мы не были готовы к зиме. Но нам дали возможность участвовать в конкуренции, в 2008 году мы приобрели контрольный пакет акций ОГК-5, вышли на розничный рынок, стали набирать опыт, и нам удалось пережить кризисные периоды. Глядя на это спустя десять лет, отмечу, что реформа была необходима, она выполнила основную цель, сформировав новую идеологию – другую и более эффективную. Конечно, не все идеально. Всех беспокоят ослабевающие темпы реформы – нужен новый импульс. Не все доведено до конца. Давайте посмотрим вперед, что у нас есть – вызовы или возможности?

Первый приоритет для нас – рынок тепла, на котором много устаревших технологий и низкая эффективность оборудования. Вторым приоритетом я назвал бы необходимость модернизации сетевого комплекса. Третий – более широкая конкуренция на розничном рынке. В то же время необходимо упорядочить и не столь крупные моменты. Например, рынок мощности требует большего времени, тендеры должны быть четырехлетними, в области генерации мы должны подготовиться к новой модернизации.



Инвесторы не уходят

Одним из активных участников реформы энергетики был Сеппо Юха Ремес, который десять лет назад входил в совет директоров РАО «ЕЭС России». Сегодня он инвестор, глава совета директоров EOS Russia и представляет один из шведских фондов, аккумулирующий различные финансовые ресурсы, включая российские энергоактивы.

Сеппо Юха Ремес– Остались два-три фундаментальных вопроса, которые еще не решены, – отметил Ремес. – Первый – это тепло. Второе – розничный рынок. Не стоит забывать и о сетевом секторе, который достаточно долго получает все по остаточному принципу. И этот вопрос невозможно решить за счет усиления контроля. Я вижу две основные проблемы. Первая – регулятивная часть. Мы одобрили систему RAB, несколько раз ее дорабатывали и даже подвергли заморозке, что само по себе не страшно, но это привело к тому, что инвесторы полностью потеряли доверие к устойчивости логики в головах регулятора. На мой взгляд, не стоит трогать доходность генерации и первоначальную базу RAB. Вторая проблема в том, что сетевые организации не имеют прямой конкуренции. Считаю, что половину МРСК надо приватизировать. Это позволит создать справедливую систему.

Йорген КилдалПредседатель совета директоров энергокомпании «Э. ОН Россия» Йорген Килдал заплатил дивиденды за прошедший год в объеме 24 миллиардов рублей. Как он обеспечивает такую доходность?

– Наша компания вложила около 83 миллиардов долларов в Россию, и мы намерены дальше создавать новые мощности, – рассказал господин Килдал. – Нам приятно отметить, что российский регулятор и те, кто определяет политику, действительно выполнили свою работу, а мы – свою. Часть денег возвращается инвесторам. Говоря о реформе, мы так или иначе предполагаем, что будет островок стабильности в море изменений. Полагаю, что на первой стадии реформа была успешной, и надеюсь, что другие стадии будут такими же.



Только половина пути

В одной из книг по экономическим реформам было сказано, что американцы первыми придумали реформы, британцы их воплотили в жизнь, потом международные консультанты разнесли по всему миру все рецепты, тиражируя их для правительств в виде определенных моделей и проектов. Партнер McKinsey & Company Степан Солженицын знает многие сценарии. Какую модель применил российский энергетический рынок и что должно стать приоритетом на следующий период?

Степан Солженицын– Если браться за дело, нужно делать его полностью, а не наполовину, – сказал Степан Солженицын. – А наша реформа сделана наполовину. В США половина штатов отвергает конкуренцию, а другая половина признает. Мы явно выбрали конкурентную модель, но она не доработана из-за электрических сетей. Чтобы реформа правильно шла, нужно говорить не только о принципах, но и о результатах: сколько будет проинвестировано средств, сколько переложено километров сетей и каким будет тариф на тепло. И эти обсчитываемые вещи нужно открыто озвучивать. А пока мы видим, что правильных идей слишком много, а результатов меньше.

По мнению Владимира Княгинина, ЗАО «Комплексные энергетические системы», пожалуй, единственная российская компания, которая находится в состоянии реформирования циклопических масштабов. Какова здесь заслуга энергореформы?

Борис Вайнзихер– Я имел отношение к реформе тогда и имею отношение к энергетике сейчас, – ответил генеральный директор ЗАО «КЭС» Борис Вайнзихер. – Хочу поделиться данными презентации, которую я представлял по результатам ОЗП с 2005 по 2006 год. В то время вводились серьезные ограничения в Санкт-Петербурге: для того чтобы обеспечить Петербург, мы отключали Финляндию. Кроме того, в ряде регионов вводились режимы высоких рисков, когда нельзя делать никаких отключений электроэнергии. Именно эти события стали поводами для формирования программ повышения надежности, ДПМ, инвестпрограмм ФСК. Что изменилось? Темпы электропотребления действительно упали, но не упал прирост мощности, зима с 2012 на 2013 год дала очередной пиковый результат – 157 тысяч МВт против 143 тысяч МВт пятью годами ранее. Только теперь мы вообще не знаем слова «ограничения». Мне кажется, что реформа удалась. Если раньше мы составляли списки из десятков регионов высоких рисков, то сейчас – это маленький район Кубанской энергосистемы в районе Новороссийска, Дагестан, Центральный район Якутии, северные районы Иркутской области, Приморская энергосистема – и все. У нас есть понятные программы, как сделать, чтобы эти районы перестали быть рисковыми. При этом я сравнивал 2006 и 1991 годы, поскольку мы традиционно сравниваем современность с советским периодом. Так вот, в 1991 году было 542 случая ограничения мощности против 7-8 случаев в 2006-м, отключений потребителей с выключением «рубильника» – 455.

Реформа заложила правильную архитектуру энергетики благодаря образованию двух структур – Системного оператора и ФСК. Это мозг и кости, а мясо, как говорится, нарастет, а если сейчас у нас жира многовато, то надо больше бегать – это как раз предполагает реформа тепла, благо, есть поддержка со стороны правительства и министерства. Как руководитель крупной компании, которая консолидируется, я верю, что реформа тепла состоится, и наша консолидация как раз для этого.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 11 (247) июнь 2014 года:

  • ФСК ЕЭС нашла способ получить от государства еще денег
    ФСК ЕЭС нашла способ получить от государства еще денег

    Предправления ФСК ЕЭС Андрей Муров (на фото) предложил проработать меры по улучшению финансирования программ энергосбережения в государственных и частно-государственных компаниях. ...

  • Награждены за вклад в олимпийские стройки

    В Москве состоялась торжественная церемония вручения памятных знаков «За вклад в строительство олимпийских объектов» от ОАО «Россети». ...

  • Трансфер новых технологий – в будущее
    Трансфер новых технологий – в будущее

    В рамках Петербургского международного экономического форума в Санкт-Петербургском научном центре Российской академии наук состоялся молодежный круглый стол «Проектирование модели эффективной энергокомпании будущего с учетом современных интеграционных тенденций». ...

  • «Альтернативной котельной» быть
    «Альтернативной котельной» быть

    Президент Владимир Путин поручил правительству до 15 июня подготовить план реализации новой модели рынка тепловой энергии. ...

  • МРСК Северо-Запада и «Ленэнерго» начали с техприсоединения
    МРСК Северо-Запада и «Ленэнерго» начали с техприсоединения

    Специалисты ОАО «МРСК Северо-Запада» и ОАО «Ленэнерго» (дочерние компании ОАО «Россети») наметили механизмы практической реализации соглашения о взаимодействии и сотрудничестве. ...