Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/207/14415.htm

Диалог невозможен ультиматум

Энергетика: тенденции и перспективы Беседовал Иван СМОЛЬЯНИНОВ

Наша газета много раз писала о социальном партнерстве в электроэнергетике, об отношениях главных действующих лиц в этом процессе – «Всероссийского Электропрофсоюза» (ВЭП) и Общероссийского отраслевого объединения работодателей электроэнергетики (Объединение РаЭл).

Нынешняя осень может стать одним из самых острых периодов – переговоры по заключению отраслевого тарифного соглашения в электроэнергетике (ОТС) неожиданно зашли в тупик. Профсоюзная сторона заявила о приостановке переговорного процесса и выдвинула жесткие, практически ультимативные требования.

В августе на страницах нашей газеты (№ 15‑16) была опубликована статья Николая Быхкало, председателя проф­союзной организации «Ростовэнерго» – филиала ОАО «МРСК Юга», где он изложил профсоюзный взгляд на ход переговорного процесса.

Сегодня мы предоставляем слово стороне работодателей. На вопросы отвечает генеральный директор Объединения РаЭл Аркадий Замосковный (на фото).

– Аркадий Викторович, почему прерваны переговоры?

– Переговоры прерваны в связи с тем, что Объединение РаЭл получило от наших профсоюзных партнеров уведомление о приостановке в одностороннем порядке своего участия в переговорах. Одновременно с этим нами получено требование пленума и президиума ВЭП, согласно которому работодатели электроэнергетики через два с половиной месяца, с 1 января 2013 года, обязаны увеличить ключевой параметр оплаты труда в электроэнергетике – минимальную месячную тарифную ставку (ММТС) рабочих первого разряда примерно на 50 процентов.

Мы дополнительно уточнили у наших профсоюзных партнеров, предполагается ли какое‑либо обсуждение данных требований в рамках комиссии по переговорам, и получили разъяснение о том, что до ответа на требования профсоюза никаких переговоров не будет.

– Довольно странный способ ведения переговоров. Скажите, вытекало ли такое развитие событий из хода переговоров?

– В принципе, мы стараемся воздерживаться от оценок действий наших партнеров, хотя в данном случае не скрываем своего удивления таким демаршем и считаем неверной подмену переговорного процесса выдвижением односторонних требований. На протяжении трех с половиной месяцев шел нормальный переговорный процесс. Комиссия, созданная Объединением РаЭл и ВЭП, рассмотрела предложения сторон по содержанию шести разделов будущего ОТС из девяти намеченных. Более половины норм было согласовано, остальные – отложены для последующего рассмотрения. По договоренности сторон, комиссия должна была вернуться к ранее отложенным пунктам после рассмотрения всех предложений по содержанию проекта ОТС.

Все это соответствовало практике предыдущих переговоров. Никогда ранее процесс нахождения решений не был быстрым, и любые переговоры по ОТС в электроэнергетике длились от трех до шести месяцев. При этом, в конечном итоге, всегда удавалось найти сложный, но взаимоприемлемый компромисс.

– Скажите, а ранее были какие‑либо подобные прецеденты?

– Вы знаете, да, определенную аналогию привести можно. Не уверен, что многие из ваших читателей знают, но с мая по сентябрь 2011 года на столе у профсоюзов лежало предложение работодателей электроэнергетики об увеличении ММТС. Конечно, не в полтора раза, но существенно: сверх инфляции и до уровня в 4611 рублей.

И что же? Звучит невероятно, но ВЭП отказался подтвердить уже согласованный им предварительно проект соглашения и выдвинул новые условия. Очевидно, коллеги посчитали, что уже сделанные им предложения работодателей никуда от них не денутся и можно погнаться за журавлем в небе.

В результате заключение ОТС оказалось под угрозой срыва, и только путем больших усилий ситуацию удалось спасти только в начале ноября. Хорошо это помню, так как принимал в этих процессах самое непосредственное участие.

Правда, размер минимальной ставки с 1 января 2012 года составил всего 4464 рубля, а с 1 июля 2012 года – 4607 рублей. То есть весь 2012 год размер ММТС (и увязанные с ним заработные платы энергетиков) оставался ниже предложения стороны работодателей в 4611 рублей, сделанного в мае 2011 года. Кто же от этого выиграл? Да никто! Все так или иначе оказались в проигрыше.

Так вот, не хотелось бы, чтобы наметившийся сейчас срыв переговоров привел к аналогичным или еще большим потерям.

– Давайте поговорим о содержании текущих переговоров. В чем суть разногласий?

– Если коротко изложить позицию ВЭП, то суть ее сводится к следующему. Предлагается беспрецедентное, единомоментное увеличение тарифной ставки рабочих первого разряда почти в полтора раза, начиная уже с января 2013 года. С текущего уровня в 4607 рублей до 6827 рублей. Представить последствия такого действия невозможно даже теоретически. Потому что таких денег у энергокомпаний попросту нет и взяться им неоткуда.

Также предлагается резко повысить размеры льгот, гарантий и компенсаций работникам. При этом мы согласны с пересмотром минимального уровня выплат в сторону повышения. Но сталкиваемся с позицией: размеры большинства льгот должны вырасти кратно, в ряде случаев – в несколько раз.

Наконец, предлагается осуществить пересмотр всех тарифных сеток и повысить тарифные ставки по рабочим профессиям за счет перераспределения расходов на оплату труда руководителей, специалистов и служащих. И жестко регламентировать тарифные сетки всех энергокомпаний, закрепив Единую тарифную сетку в качестве приложения к ОТС, обязательного для исполнения. Закрыв при этом глаза на реалии рыночных отношений, условия рынка труда и поставленную руководством страны задачу по повышению производительности труда.

– Понятно. Профсоюз требует радикального повышения заработной платы. Работодатели не готовы к этому?

– Работодатели считают возможным и необходимым диалог по вопросам повышения уровня оплаты труда в электроэнергетике. Не секрет, что по ряду профессий и должностей зарплаты работников не всегда позволяют обеспечить привлечение и удержание квалифицированного персонала.

Однако нельзя забывать, что уровень заработных плат в энергокомпаниях регулярно индексируется в соответствии с официальной инфляцией. Во-вторых, по официальным данным за 2011 год, темпы роста средней заработной платы в электроэнергетике опередили инфляцию примерно в два раза. В-третьих, положения ОТС должны соответствовать реальным финансовым возможностям работодателей. Кстати, надо заметить, что в практике заключения предыдущих соглашений действительно удавалось договариваться и изыскивать возможности для повышения тарифной ставки первого разряда сверх инфляции, но в среднем не более чем на три-пять процентов. При этом хочу заметить, что по уровню оплаты труда электроэнергетика и так находится на одном из первых мест среди базовых отраслей промышленности.

– Чем может закончиться сложившаяся ситуация?

– Основной и крайне негативный риск – это незаключение ОТС в электроэнергетике. До конца года – истечения срока действия текущего соглашения – осталось всего два с половиной месяца, и с каждым днем мы теряем время вместо того, чтобы оформить договоренности и обеспечить их вступление в силу.

Некоторые коллеги считают, что отсутствие ОТС не сильно скажется на социально-трудовой сфере в электроэнергетике. Да, во многих компаниях заключены коллективные договоры, в целом выстроены эффективные отношения между работодателями и работниками. Однако ОТС как единый отраслевой стандарт регулирования социально-трудовых отношений, закладывает целый ряд важнейших норм и положений таких, как размер ММТС, его регулярная индексация, обязательные для всех энергетиков льготы, гарантии и компенсации, отчисления работодателей на культурно-массовую и физкультурно-оздоровительную работу и др.

Отсутствие ОТС перенесет принятие решений по этим вопросам на уровень организаций и, кроме того, лишит работодателя важного обоснования необходимости этих расходов при взаимодействии с тарифорегулятором. Не секрет, что регулятор крайне неохотно соглашается принимать к расчету существенную часть социально-трудовых расходов работодателей. Зачем же давать ему дополнительные аргументы, своими руками аннулируя все преимущества и возможности, которые дает нам отраслевое соглашение?

– Возможно ли возвращение сторон за стол переговоров?

– Наша сторона с переговоров не уходила и готова в любой момент возобновить диалог. Хотя, как уже подчеркивалось, для возобновления переговоров нужна воля обеих сторон.

При этом представители работодателей не могут зависеть от желания или нежелания наших партнеров конструктивно сотрудничать за столом переговоров. Поэтому намечен ряд мер, реализация которых позволит сохранить единые принципы регулирования отношений между работодателями и работниками энергетики. Мы рассчитывали сделать эту работу совместно с нашими профсоюзными партнерами, но, и оставшись один на один с проблемой, не имеем права опускать руки и забывать, что наших конструктивных решений ждут работодатели и примерно 400 тысяч работников.

– И в заключение, что бы вы хотели пожелать вашим социальным партнерам?

– В первую очередь, я бы хотел воспользоваться возможностью обратиться к работодателям, работникам электроэнергетики и заверить, что Объединение РаЭл предпримет все усилия для того, чтобы интересы энергокомпаний и работающих в них людей не пострадали.

А наших партнеров я бы попросил соотносить свои ожидания с реальной экономической ситуацией, более подробно исследовать финансовые условия и возможности энергокомпаний, учитывать крайне сложную специфику тарифного регулирования и помнить о том, что только диалог может позволить сторонам найти необходимое решение. В конце концов – сделать правильный выбор между реальным диалогом и заочной отправкой разного рода требований и обращений.

Понимаю, что риторика, призывающая в один момент сделать всех богатыми и здоровыми, весьма привлекательна и позволяет в какой‑то момент увлечь за собой. Однако фундаментальные проблемы нужно решать с холодной головой, опираясь на реальные возможности, закреплять адекватные договоренности, обеспечивающие обязательность их реализации. И объединять усилия, работая на благо развития электроэнергетики, обеспечение устойчивости энергокомпаний, повышение благосостояния работающих в них людей.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 19 (207) октябрь 2012 года:

  • Прокуратура Красноярского края вернула тепло
    Прокуратура Красноярского края вернула тепло

    Прокуратура Красноярского края настояла на возобновлении подачи тепла в жилые дома и социальные учреждения Козульского, Канского, Ирбейского, Партизанского и Саянского районов. ...

  • Мониторинг и автоматизация систем оперативного постоянного тока
    Мониторинг и автоматизация систем оперативного постоянного тока

    RIDUS – искусство автоматизации Одна из важных составляющих СОПТ – система мониторинга, обеспечивающая непрерывный контроль, своевременное выявление неисправностей, предупредительную и аварийную сигнализацию, передачу данных в АСУ верхнего уровня. Оборудование систем оперативного постоянного тока (СОПТ), которое подлежит контролю: • щиты постоянного тока (ЩПТ); • шкафы распределения оперативного тока (ШРОТ); • зарядно-выпрямительные...

  • Технологические платформы в энергетике: инновации на старте
    Технологические платформы в энергетике: инновации на старте

    Российская энергетика нуждается в модернизации, и если полностью перестроить отрасль не представляется возможным, то обновить ее по сегментам будет гораздо проще. Государство ставит задачи, а специалисты отрасли поддерживают идею о том, что нужно обеспечить инновационно-технологическую структурную перестройку. ...

  • ИТП тестируют в Перми
    ИТП тестируют в Перми

    ОАО «ТГК-9» (входит в состав КЭС-Холдинга) запускает в Перми пилотный проект по оптимизации схемы теплоснабжения. ...

  • Учебный центр «Бреслер»: кадры решают всё
    Учебный центр «Бреслер»: кадры решают всё

    Стремительное обновление оборудования релейной защиты, происходящее в последние годы в электроэнергетике, делает особенно актуальной проблему нехватки квалификации у персонала. ...