Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/184/13424.htm

Семь проблем энергоаудита в законе

В российской энергетике «плавает» не только рынок – с этим фактом специалисты почти смирились.

Правила вроде есть, но жить по ним отраслевой бизнес отказывается.

Все чаще возникает вопрос: что делать?. И тогда мы обращаемся к зарубежным коллегам в надежде перенять часть их опыта, а также даем себе обещание подождать, когда все сформируется, оформится или устоится. Однако потом вновь наступаем на собственные грабли. Уже в формировании других отраслевых правил.

Федеральный закон №261-ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» обсуждают со дня его выхода. Едва ли найдется специалист, который однозначно сказал, что согласен даже с большей частью того, что в нем написано. Тем не менее, благодаря этому закону в нашу жизнь прочно вошли сотни новых понятий. Например, «обязательное энергетическое обследование предприятий», или энергоаудит. Перечень объектов, подлежащих обследованию, список фирм, призванных сделать аудит, система цен и штрафов – в законе четко указаны направления к действию. Но почему же так много вопросов вокруг, казалось бы, понятного закона? И чем больше вопросов возникает, тем больше они остаются без ответа и превращаются в проблемы.

В октябре в Санкт-Петербург­ском центре бизнес-обучения «ДелУм» прошел форум участников рынка энергоаудиторских и энергосервисных услуг. Специально к участию в мероприятии были приглашены представители финских энергоаудиторских компаний, которые поделились опытом проведения энергетического аудита в Финляндии. Российские же специалисты делились преимущественно проблемами, с которыми они столкнулись в ходе реализации своих программ. Семь проблем, которые представили наши собеседники, наверное, самые серьезные, хотя каждая из них может иметь еще несколько важных «подпроблем».



Проблема первая: бумаготворчество в паспортах

По мнению руководителя межрегионального агентства по развитию инновационных энергоэффективных, энергосберегающих технологий, члена экспертного совета партии «Единая Россия» по вопросам энергосбережения и повышения энергоэффективности Александра Гончарова (на фото), то, что прописано законом, на практике оказалось совсем невыполнимым. Например, энергетические паспорта, формы и назначения которых до сих пор непонятны. Министерство энергетики приняло лишь четвертую часть всех подготовленных паспортов. А это значит, что нет четких требований в том, каким должен быть паспорт, кто его утверждает и какое значение имеет документ.

– Этот паспорт должен приниматься в структуре предприятий электрических сетей, – отметил Гончаров. – Иными словами, компания, определяющая договор технологического присоединения к электросетям, готовит вам договор и напоминает, что существуют нормы энергоэффективности, в соответствии с которыми вы должны сделать энергетический паспорт. Но у нас этого никто не делает.

В настоящее время в России действует около двух тысяч энергоаудиторских компаний, сотни соответствующих СРО, которые появились сразу после того, как эта тема начала обсуждаться на общегосударственном уровне. Но до сих пор нет четких правил, нет реальной работы и нет бюджета, выделенного на реализацию направлений, предусмотренных законом. Зато есть законные требования и сроки, в рамках которых владельцы предприятий должны сделать паспорт любым способом.

Разумеется, при отсутствии необходимых рекомендаций специалисты начали переходить на анализ потенциала энергоэффективности предприятий, проводя его по тем формулярам и опросникам, которые были когда-то прописаны для решения этих задач. Региональные отраслевые компании и сейчас так работают – сами находят инвесторов, сами выполняют программы энергосбережения, сами платят определенные суммы денег. Но в результате появляется, по сути, простая бумага, подписанная ответственными лицами, дескать, программа составлена. В редких случаях анализ энергоэффективности проходит действительно верно, и только потому, что этому уделяют внимание.

Территории, где в более-менее полной мере есть результаты по реализации закона об энергосбережении и существенные итоги проведения энергоаудита, можно пересчитать по пальцам.

– Калининград, Казань, Тула, Пермь, Пенза, Новосибирск. Это основные города, где проходит какое-то видимое движение по энергоаудиту, – сказал господин Гончаров. – Отмечу, что для внедрения наших пилотных проектов мы тоже отобрали несколько регионов. На сегодняшний день уже проделана работа в четырех муниципальных образованиях (города Чусовой, Выкса, Луга, сельское поселение Барвихинское). В ходе реализации данных проектов выяснилось, что вся инженерная инфраструктура, а это в первую очередь тепловые и электрические сети, имеет высокую степень износа, в среднем это 70 процентов, почти весь жилой фонд находится в ветхом состоянии. Тепловые организации имеют огромные объемы долгов (в Выксе 130 миллионов рублей, в Луге – 450 миллионов рублей). При этом бывший директор теплосетей Выксы в настоящее время является главой администрации города.

– В счетах на оплату электрической и тепловой энергии, помимо суммарного платежа, должны раздельно указываться стоимость отпущенной потребителю энергии (мощности), стоимость услуг по ее передаче и стоимость услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса снабжения энергией потребителей. Это регламентируется пунктом 57 «Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии РФ», утвержденных постановлением правительства РФ от 26 февраля 2004 года № 109 и пунктом 10 приказа Федеральной службы по тарифам от 6 августа 2004 года № 20‑э/2 «Об утверждении методических указаний по расчету тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке». Но такие данные не предоставляются. Исходя из данных нормативно-правовых актов, видно, что тариф на электричество для населения – величина неоднородная и дифференцируется для различных случаев. Тариф состоит из трех слагаемых: средневзвешенной стоимости единицы вырабатываемой электроэнергии, тарифа на услуги по передаче единицы электроэнергии и сбытовой надбавки гарантирующего поставщика. Оказывается, что в первом слагаемом уже заложены потери в электросетях. Население об этом не догадывается и платит за потери второй раз. Получается, что тариф на оплату электроэнергии для населения должен быть существенно меньше существующего. Однако население продолжает платить по иной ставке, что приводит к многочисленным жалобам, – заключил член экспертного совета.

В ходе мероприятий в четырех муниципальных образованиях выяснилось, что везде имеется проблема в системе водоснабжения. Качество воды, которая доводится до населения, не соответствует установленным нормам. Необходима комплексная реконструкция всего водохозяйства, замена водозаборных сетей и систем водоочистки.



Проблема вторая: невозможность выбора энергоаудитора

Опытные специалисты в области энергоаудита уверенно заявляют, что выбрать хорошего аудитора не только сложно, но и просто невозможно.

– Есть очень умные, а есть очень голодные энергоаудиторы; и те, и другие готовы сделать работу за определенный гонорар, но результат будет разным, – отметил Александр Гончаров. – Энергоаудит школы стоит 100 тысяч рублей, анализ промышленного предприятия – миллионы. Критерием выбора для заказчика может послужить лишь то, чего он ожидает от результатов энергоаудита: если речь идет о формальном получении паспорта с минимальными данными обследования, то найти фирму, выполняющую соответствующие процедуры, не составит труда. Другое дело, если вы планируете изучить резервы вашего предприятия в рамках возможной экономии энергоресурсов, – здесь нужен более тщательный поиск, участники и средства.

Глава ООО «Системы энергоэкологической безопасности» (Санкт-Петербург) Наум Дзекцер (на фото) согласился, что выбор компетентного энергоаудитора – это больной вопрос.

– Мы как энергоаудиторская компания вошли в СРО номер один, – отметил господин Дзекцер. – Это было в августе 2010 года. Спустя полгода таких компаний стало сто пятьдесят, сейчас – более двухсот. По определению, в каждой организации должно быть по крайней мере четыре обученных специалиста. Стандартные курсы по обучению энергоаудиторов предлагают постичь эту «науку» за семьдесят два часа. Но за это время научить специалиста энергоуадиту нельзя. В итоге, в нашей стране едва ли сто энергоаудиторских компаний могут предложить квалифицированные услуги.



Проблема третья: неидеальность заказчика

Пожалуй, для профессионального энергоаудитора нет ничего страшнее, чем услышать от заказчика: «Мне нужен энергетический паспорт, чтоб быть законопослушным гражданином и чтоб ко мне не приставали надзорные органы».

На это заявление Наум Дзекцер отвечает:

– Нас интересуют заказчики программы энергосбережения, мы лишь помогаем ее формировать и реализовать в рамках федерального закона. Но часто случается так, что заказчик не намерен участвовать в энергосбережении, ограничиваясь только формальными процедурами. Один из наших клиентов ответил мне: «Если стоимость энергоаудита 1 миллион рублей, а штраф за отсутствие энергетического паспорта 250‑600 тысяч рублей, то до истечения срока я начинаю аккумулировать деньги на штраф».

Каждому по запросам – энергоуадиторы это знают и часто даже не настаивают на том, чтобы заказчик согласился на полный цикл обследования и выводы специалистов.

– Мне интересно работать с предприятием с точки зрения повышения энергоэффективности, а не для подготовки паспорта, – сказал Дзекцер. – Наша компания применяет западный подход: предлагаем заполнить опросный лист, потом устраиваем «мозговой штурм», подключая квалифицированных представителей предприятий и энергоаудиторов, и формируем и экономически обосновываем программу мероприятий. И эта схема имеет гораздо больше действия, чем федеральный закон и фиктивные энергетические паспорта.

В жизни много случайных факторов, которые впоследствии помогают в деятельности. Когда в начале своей работы в качестве энергоаудитора я был за границей, то столкнулся с тем, что представители зарубежных компаний не очень знают слово «энергоаудит», они просто занимаются энергосбережением.

Зато в нашей стране энергоаудит знают все – после выхода закона № 261 такие услуги не предлагают только ленивые, но грамотными итогами похвастаться могут очень немногие предприятия. Как упоминалось выше, лишь несколько регионов России не только знакомы с проведением энергоаудита, но и, по сути, дают направления другим городам и областям.

Как рассказал начальник отдела энергоаудита ЗАО МНТЦ «Диагностика» (Магнитогорск) Евгений Грибак, в Екатеринбурге понятие «энергоэффективность» реализовано в рамках официальной политики под руководством губернатора. Хотя в соседней Челябинской области многие заказчики не только не понимают, как проводится энергоаудит, но и не знают, что есть такой закон. Поэтому часто приходится убеждать клиента, что за меньшую цену будет и гораздо меньший эффект.

– Идеальный заказчик – с таким мы сталкиваемся не часто – делает запросы котировок, «крайние» точки отбрасывает и со средними начинает работать, – подчеркнул господин Грибак. – В основном, критерием является цена. Хотя и она может быть разной – все зависит от того, какие цели видит заказчик в проведении энергоаудита.



Проблема четвертая: нет единой методики

По мнению специалистов, кроме выхода закона и создания структур, которые пытаются адаптировать его к реальности, российскому энергоаудиту больше нечем похвастаться. Оказывается, у нас нет единой методики, по которой, как по шаблону, можно провести анализ предприятия в рамках энергоаудита или использовать ее как некий эталон для сравнения результатов анализа энергоэффективности предприятия.

– Программами энергосбережения я занялся еще в 1996 году, когда проходил обучение по программе Европейского центра развития, – рассказал глава компании «Проектросэнерго» (Санкт-Петербург) Игорь Ломов. – Еще тогда представители зарубежных фирм предлагали свои энергосберегающие технологии и четкие методики проведения энергетических обследований. Но ведь и в Советском Союзе был довольно большой опыт в энергосбережении, только он, к сожалению, сейчас совершенно забыт. Под нынешнюю программу энергоэффективности выделены колоссальные средства – 3 триллиона рублей. Но эта программа никакого отношения к энергоэффективности не имеет хотя бы потому, что энергопаспорта не демонстрируют энергоэффективность, это пример простой инвентаризации энергетического оборудования, зданий, конструкций.

На мой взгляд, проведение энергетического обследования, или энергоаудита, ничего не даст, если не инвестировать в энергосберегающие технологии. С точки зрения эффективного использования энергии в нашей стране сложилась довольно сложная ситуация. Существуют ли удельные показатели расхода электроэнергии, которые говорят об эффективном потреблении? Отношение потребляемой электроэнергии к выпуску продукции – это удельный показатель эффективности использования электроэнергии.

Допустим, предприятие на сотню единиц произведенной продукции потратило 100 кВт электроэнергии. С помощью специальных мероприятий можно увеличить выпуск продукции и сократить потребление электроэнергии. Чем меньше киловатт электроэнергии мы истратим на единицу продукции, тем выше энергоэффективность. Есть удельные показатели расхода газа, сжатого воздуха, тепла. Кстати, во времена Советского Союза занимались поисками показателя эффективного использования тепловой энергии при отоплении зданий, но, к сожалению, эти работы не были закончены. В то время найти этот показатель оказалось не так‑то просто: необходимо было знать объем отапливаемого здания, площадь ограждающей конструкции, точную температуру наружного воздуха. Так вот, если бы эти исследования продолжить, то результаты можно было бы применить к анализу потребления тепловой энергии в стране вообще, и это даст возможность применить какие‑то энергосберегающие мероприятия.



Проблема пятая: недостаток государственного контроля

По словам директора филиала Межрегионального инженерно-энергетического центра «Энерго» (Санкт-Петербург), почетного энергетика, к. т. н. Вячеслава Завадского, в нашей стране неправильно построена идеологическая политика в проведении энергоаудита, в результате чего происходит колоссальная растрата государственных средств на процессы обследования предприятий.

– Серьезный заказчик требует с энергоаудитора большой и серьезной работы, – сказал господин Завадский. – Это, прежде всего, относится к объектам ФСК, МРСК, крупным промышленным предприятиям – этим халтура не нужна. Они очень тщательно выбирают аудиторские фирмы и довольно жестко их контролируют. По мелким объектам, безусловно, много случаев проведения энергоаудита просто для вида или формальности. Но эти претензии относятся даже не к аудиторам, а к тем, кто разрабатывал правила. Дай бог Российскому энергетическому агентству к 31 декабря следующего года разработать те нормативные документы, которые они обещали и должны были разработать до 1 июля прошлого года.



Проблема шестая: некомплект решений

То, что в нашей стране отчаянно нуждается в поддержке государства, в соседней Финляндии давно обеспечивается стабильным финансированием.

– В Финляндии энергоаудит пользуется очень большим спросом, – рассказал старший консультант компании Motiva Oy Юха Пакаринен. – Компании, занимающиеся такой деятельностью, постоянно увеличивают штат своих сотрудников. Когда в начале 1990-х годов мы начали эту работу, то поняли, что это комплексный процесс, а не какая‑то частичная деятельность. Кроме того, государство подсчитало, что для быстрого запуска этого процесса нужны субсидии, потому что есть национальные обязательства в рамках требований Евросоюза. Общие направления работы по энергоаудиту исходят от Министерства труда и экономики Финляндии. Государственный центр по экономике, экологии и транспорту предоставляет субсидии для предприятия. Но эту дотацию оплачивают в самом конце работ, когда аудитор сделал отчет и сверил качество работ с заказчиком. Помимо энергоаудита, клиенты могут запросить у нас консультации и курс обучения. Для того чтобы пройти обучение, нужно быть специалистом по электро- или теплоэнергетике, иметь опыт в сантехнических работах и практику работы по программам энергоэффективности. Для каждой сферы предприятия клиента действуют разные модели проведения энергоаудита. Можно выбрать энергоаудит или энергоанализ предприятия. Анализ обходится дороже, но тогда у аудиторов появляется больше возможностей анализировать данные. Когда производится аудит зданий и жилых домов, то стоимость зависит от объема зданий. Обычно нас спрашивают: сколько стоит и сколько должен стоить энергоаудит? На этот вопрос сложно ответить, потому что все зависит от конкретного случая. Маленькая гостиница может стоить 2‑3 тысячи евро, крупное промышленное предприятие – около 400 тысяч евро.

– В России энергоаудит отдан в руки бизнеса и СРО, – прокомментировала финский опыт Татьяна Самуйлова, генеральный директор компании «Энергосоюз» (Смоленск) (на фото). – Государственная система в Финляндии построена несколько иным образом, и государство заинтересовано в результатах энергоаудита, поскольку выделяет средства на экспертизу проектов. Разница еще в том, что финские коллеги сдают отчеты по энергоаудиту, а мы – энергетический паспорт. Сейчас в Министерстве энергетики России проводятся работы по уточнению формы энергопаспорта – ожидается, что будет пять видов документа под разную специфику. Надеюсь также, что российские заказчики откажутся от своих фантазий при разработке технических заданий на энергоаудит (что значительно тормозит развитие рынка энергоаудиторских услуг), СРО энергетических обследований разберутся со стандартами, разрабатываемыми для достижения основных целей энергетического обследования – определения потенциала энергосбережения и выработки мероприятий по его реализации в жизнь. Ведь по опыту Финляндии и России ясно, что энергоаудит – это комплексный подход при анализе предприятия, это не только решение технических, но и экономических задач, а также задач развития производства на базе внедрения специализированных технологий, сохранения окружающей среды – снижения выбросов и негативного влияния на нее. Для России опыт Финляндии может быть ценен в первую очередь тем, что у них есть данные сопоставления потенциала энергосбережения, теоретически обоснованного энергоаудиторами в техническом отчете, и фактического потенциала энергосбережения, реализованного за эти годы в их стране. Могу сказать, что, по словам Юхи Пакаринена, точность теоретических прогнозов финских «энергоаудиторов» составляет около 70 процентов.



Проблема седьмая: отсутствие грамотных предложений

Энергоаудит в настоящее время обеспечен законом, и формально его официальный статус подтвержден. На практике понятие «энергоаудит» и существует лишь в законе, его реальные функции сводятся к формальности и неясности. Специалисты говорят о том, что необходимы новые идеи, новые правила, новые ответственные лица, и все это невозможно утвердить одним лишь законом. Хотя и в этой части столько спорных моментов, что, похоже, 261‑й приняли поспешно, по крайней мере в той его части, где сказано об обязательном энергоаудите.

По мнению Наума Дзекцера, в законе есть много минусов, которые напрямую связаны с темой документа: в нем практически отсутствуют требования к энергосбережению с точки зрения экологической безопасности; имеется явный перекос в сторону энергетических обследований и саморегулируемых энергоаудиторских компаний в ущерб другим направлениям энергосбережения, в частности недостаточно прописано стимулирование повышения энергетической эффективности и управления энергосбережением.

Специалисты требуют безотлагательно принять меры по изменению закона. Но, может быть, этот закон стоит вообще пересмотреть? По мнению руководителя Центра энергосбережения и повышения энергоэффективности Ленинградской области Александра Кущинского, несмотря на то что с выходом 261-го закона «Об энергоэффективности и энергосбережению» энергетики очень активно развернули работу, трудности есть, и они вряд ли могут быть предусмотрены законом. Дело в том, что в нашей стране отношение к использованию энергоресурсов нужно назвать расточительным, и это скорее традиция, чем временная ситуация. Экономия энергии, к сожалению, для нас все еще представляется как требование контролирующих инстанций. Тогда как за рубежом основы бережного отношения к электроэнергии закладываются еще в детстве.

Стоит ли спорить о том, что нам предстоит прожить еще десятки лет, чтоб изменить сознание сограждан и отношение к понятию «экономное потребление ресурсов». А пока наш менталитет заставляет нас поступать совсем иначе, даже если закон традиционно призван ограничить права.



Вместо заключения, или проблема восьмая: отсутствие централизованности

В сфере энергоаудита проблем гораздо больше, чем перечислено выше, но все они поддаются решению. Главное, кто и как будет не только искать ответы на проблемные вопросы, но и претворять решения в жизнь.

По мнению генерального директора НП «Союзпетрострой-Энергоаудит», к. т. н. Якова Абугова, для совершенствования системы организации работы по энергоаудиту и энергосбережению целесообразно создать федеральный и региональные (на уровне губернаторов) координационные центры. В них следует включить представителей исполнительной и законодательной власти, энергетических общественных организаций, СРО, различных политических партий.

Необходимо усилить разъяснительную работу среди населения по энергосбережению с помощью радио и телевидения.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 20 (184) октябрь 2011 года:

  • «Шнейдер Электрик» объединяет сильнейших
    «Шнейдер Электрик» объединяет сильнейших

    В Российской Федерации насчитывается более пяти тысяч организаций, основным родом деятельности которых является производство и сборка низковольтных комплектных устройств (НКУ). Часть этих компаний, кроме того, предоставляет услуги по проектированию и монтажу электрооборудования. ...

  • «Газпром» не сдается
    «Газпром» не сдается

    «Газпром» демонстрирует умение «держать лицо». Ответом на «антимонопольные» обыски Еврокомиссии у его партнеров стали заявления о приверженности к конкуренции на рынке газа. ...

  • Минфин предлагает привязать НДПИ на газ к мировым ценам
    Минфин предлагает привязать НДПИ на газ к мировым ценам

    Министерство финансов предлагает с 2013 года привязать ставку налога на добычу полезных ископаемых по газу к ценам на мировом рынке, сообщил замминистра финансов Сергей Шаталов (на фото). ...

  • Биотопливные амбиции – под вопросом
    Биотопливные амбиции – под вопросом

    США не смогут выполнить национальную программу по возобновляемому топливу, если в ближайшее время не будут внедрены новые технологии или не изменится политика в этой области. ...

  • Новый способ связывания водорода
    Новый способ связывания водорода

    Ученым удалось разработать принципиально новый метод, позволяющий связывать водород, – перспективное экологически чистое топливо, как считают многие аналитики. ...